Марина Байрос-Боголюбова - написанные рецензии

Рецензия на «Пройдусь по закату...» (Нора Нордик)

Благодарю за тонкие лучезарные стихи.
С Новым Годом! С новым Счастьем! С новыми Успехами!
С уважением...

Марина Байрос-Боголюбова   31.12.2017 21:27     Заявить о нарушении
И Вас,Марина, с Новым Годом!

Нора Нордик   01.01.2018 19:52   Заявить о нарушении
Рецензия на «Лики любви 330» (Борис Гатауллин)

Завоевать? Преобразить...

Марина Байрос-Боголюбова   30.08.2017 12:30     Заявить о нарушении
Рецензия на «Глубинный Мир» (Анатолий Святов)

Забавный "глубинный мир" - лабиринт для отверженных из Духовного Мира...

Марина Байрос-Боголюбова   29.04.2017 12:16     Заявить о нарушении
С улыбкой. Этот лабиринт не только для смелых и отверженных...

Анатолий Святов   29.04.2017 13:01   Заявить о нарушении
Рецензия на «И снова, For Whom the Bell Tolls?» (Стас Неотумагорин)

Спасибо!
Апокалипсис наступит, когда некому будет звонить в Колокол.....

Марина Байрос-Боголюбова   05.04.2017 12:35     Заявить о нарушении
Спасибо Марина, очень не хочется в это верить, очееень..., верю все-таки, что этот мир когда-нибудь образумится и большие мальчики перестанут мериться своим неподъемным либидо, и чья вера правильнее.
с уважением Станислав.

Стас Неотумагорин   05.04.2017 12:56   Заявить о нарушении
Рецензия на «Глава 69. Лев Николаевич Толстой» (Виктор Еремин)

Здравствуйте!
Виктор, не соглашусь, что "Писателя отлучили от церкви как еретика" лишь за то, что "Лев Николаевич обвинил отечественных иерархов в измене заповедям Христа...".

Ибо, на то есть иные причины:

Иоанн Кронштадский написал множество дневников за 10 лет странствий, только изданных сейчас 18 томов. В книге «Святой против Льва…» Павел Басинский приводит цитату из предсмертного дневника отца Иоанна Кронштадтского 1908 года, где он просит Бога убить Толстого: «Господи, убери с Земли этот труп зловонный». В тот самый год, когда Толстой отмечает 80-летие. И дальше: «Гордостью своей посмрадивший Землю, не дай ему дожить до праздника Рождества Пресвятой Богородицы». Иоанн Кронштадтский - первый святой Петербурга, но по сей день поток людей идет к его могиле в Иоаннов монастырь на берегу речки Карповки, ибо был среди народа он признан святым ещё при жизни, и фотографии его стояли в божницах рядом с иконами. Чехов, возвратясь с «переписи» Сахалина, говорил, что портреты отца Иоанна он видел в каждой сахалинской избе, а он обошел их там несколько тысяч. И так же было по всей России, где бы Отец Иоан не появлялся, его окружали тысячные толпы. Слава его была абсолютно безмерна. Истинная вера дала Иоанну возможность стать проводником Благодати Божьей, он исцелял безвозмездно не только немощные тела обездоленных людей и богачей всех мастей, но прежде всего – святой Иоанн исцеляет поныне душу народа русского.
Поэтому - сам тот факт, что священник молит Бога об убийстве человека – беспрецедентен, как и то, что Отец Иоанн написал огромное количество проповедей против Льва, они публиковались, это свыше 20-ти статей, брошюр, где он называл Толстого сатаной, льстивой лисой, львом рыкающим, который хочет пожрать, развратить всю российскую молодежь. Отец Иоанн пишет: «…надо надеть Льву петлю на шею - и в пучину морскую». За что же Толстой удостоился подобной хулы?
Это был не конфликт Иоанна и Льва — это был конфликт светской (масонской) культуры просвещения и Православной Церкви — это была предыстория революции и гражданской войны, которая произошла в России. Ибо исток войны начинается в головах у людей, а потом уже она оборачивается кровавыми бойнями.
Ленин тоже написал к 80-летию Льва статью «Лев Толстой, как зеркало русской революции», где отметил: «Толстовские идеи - это зеркало слабости, недостатков нашего крестьянского восстания …, и о том, что в противоречиях Толстого отражается психология конфликта «различных слоев русского общества…». Но в 1910-11 годы после смерти Толстого Ленин уже в статьях и реферате «Толстой и русское общество» характеризовал историческую значимость Толстого, как выразителя эпохи подготовки революции и эпохи революционных настроений до выступления революционного класса, отметил революционную роль его, как критика частной собственности на землю, брака современного, реакционный характер его религии и пр.».
Толстой в «Исповеди» поведал о своем духовном перевороте, который с ним случился на рубеже 70-80-х, о том, как он стал атеистом и совсем в Бога не верил. Толстой погряз в пороке – в гордыне, ибо искал свое разумение Бога, пытаясь постичь Бога разумом, а не душой. Церковь призывает людей не постигать, и не слепо верить, отрицая разум, а стяжать (накапливать) силу веры (благодать) с целью духовного преображение души. Ни один церковный богослов не скажет, что разум - это зло. Толстой не верил, ибо не мог постичь Бога банально витальным разумом. Он говорил: «Я не понимаю этого разумом, а разум дал мне Бог. Если я этого не понимаю разумом, значит, этого не существует просто, и ни для кого этого не существует, вы обманываете самих себя». Толстой стал первым русским писателем всенародно заявившем о своей духовной убогости – атеизме, как о «достоинстве» свободного разума, став предтечей гласности порока – кумиром для современных радужных существ и стяжателей хаоса, ограниченных борьбой за приоритет в светском государстве своих плотских предпочтений.
По поводу создания романа «Декабристы» Толстой переписывался с масоном-наставником Герценом, в итоге этого общения появилось новое название - «мiр» - «Война и мир».

С уважением!

Марина Байрос-Боголюбова   09.08.2016 12:44     Заявить о нарушении
Спасибо за добрый отклик.

Ересиаршество Льва Толстого изначально признано его современниками. Об этом я написал в рассказах о героях Николая Семеновича Лескова.

Благие дела Иоанна Кронштадтского никогда не забывались в православном народе, были прославлены еще в 1960-х гг. и слава о них не утихала и не утихает ни на мгновение.

Однако все это ни на гран не умаляет великую положительную и светлую роль Льва Толстого в судьбе русского народа. Притягивать за уши к его делам масонов не стоит. Никакого значения в творчестве гения масонство не имело и не имеет.

Уверен, что вполне объективно, не вдаваясь в подробности рассказал о сомнениях Толстого в праведности земных дел официальных иерархов православной церкви. Больше и резче сказать невозможно - заданные объемы текста не позволяют вдаваться в разъяснения, а более основательная критика как раз такого расширения и требует.

Уже безотносительно Льва Толстого скажу, что полагаю социалистическую революцию осень 1917 г. справедливой и спасительной, а возмездие династии Романовых и ее аристократическому окружению - закономерным и неизбежным. Более того, полагаю канонизацию семейства Николая II политической, грубейшей и глупейшей, ошибкой иерархов Русской Православной церкви. Впрочем, что случилось - то случилось, и исправить уже ничего нельзя. Пусть это черное пятно остается на совести Алексия II.

С уважением

Виктор Еремин   09.08.2016 17:39   Заявить о нарушении
Каким же по-Вашему малодушным (или ведомым) Толстому надо быть, чтобы отказаться от Веры православной из-за « …сомнений Толстого в праведности земных дел официальных иерархов православной церкви». «Хорошая» оправдательная отговорка для подростка, но не для писателя-реформатора-масона. А Масонский след очевиден:

Флоровский в «Путях русского богословия» применил это выражение к Толстому: «У него несомненно был темперамент проповедника или моралиста, но религиозного опыта у него вовсе не было. Толстой вовсе не был религиозен, он был религиозно бездарен. В учении Толстого только суррогат религии, годный разве “для группы образованных сектантов». А создал и возглавил группу так называемых - образованных сектантов – «толстовцев» Владимир Чертков.

Ореханов довольно подробно останавливается на опыте Черткова, предшествовавшем знакомству с Толстым. Это был опыт общения Черткова с масонами - последователями лорда Рэдстока и В.А. Пашкова. Тридцатилетняя «дружба» объединяла Льва Толстого со сверх деятельным, требовательным до жестокости Чертковым, превратившим проповедь Толстого в догматическую систему, которую обслуживал целый штат «помощников», один из помощников Черткова - Г.А. Пунга в 1920-х гг. занимал пост министра финансов в правительстве Латвии». «Репрессии» коснулись Владимира Черткова после его воззвания и ходатайства в защиту преследуемых духоборов, молокан, штундистов. Министр внутренних дел Горемыкин обвинил Черткова в пропаганде и незаконном вмешательстве в дела сектантов, и Комитет министров постановил сослать его в Сибирь, но императрица-мать, узнав об этом, просила Николая II смягчить решение на ссылку за границу на неопределённый срок. Проводить Черткова в Петербург прибыл Лев Толстой с женой Софьей Андреевной.

Таким образом, в 1897 году Владимир Чертков за помощь духоборам был выслан в Англию. Там им были изданы запрещённые в России произведения Льва Толстого и создано хранилище рукописей писателя. Чертков прожил в Англии около одиннадцати лет, за эти годы Толстой написал Черткову писем «больше, чем любому другому человеку, включая членов его семьи». В Лондоне Чертков продолжал вести правозащитную деятельность, и весьма многочисленная группа гонимых духоборов по его ходатайствам смогла эмигрировать из России. Чертков оборудовал типографию в окрестностях Лондона, там же сформировал издательство «Свободное слово», выпускавшее пропагандистские брошюры о положении верующих в России. В 1908 году, узнав, что Толстой совсем плох, и пришло время борьбы за завещание писателя, Чертков возвратился на родину. Лев Толстой выразил свою благодарность В. Г. Черткову посмертной волей передать все права на издание сочинений «тех, которые он посчитает нужными». В 1919 г. был поставлен вопрос о государственном издании Полного собрания сочинений Толстого в Наркомпросе при непосредственном участии А. В. Луначарского и В. Г. Черткова. Главным редактором академического собрания сочинений Л.Н. Толстого - «в шоколаде» Чертков оставался до конца жизни, причем, никто не посмел высокородного аристократа и офицера царской армии, прожившего десятки лет за границей, заподозрить, как английского шпиона - например. И более того, по предложению И.В. Сталина Политбюро ЦК ВКП(б) в ноябре 1936 (!) приняло решение о расходах по похоронам Черткова на счет государства.

Ореханов хорошо знаком не только с «литературой вопроса», но и с источниками, в том числе - с неопубликованными по сей день. Он замечает: «по каким-то загадочным причинам архив В.Г. Черткова до сих пор остается не только не изученным научно, но даже полностью не описанным». Странным выглядит исчисление архива общего тиража изданных Чертковым в Англии переводов Толстого не в экземплярах книг, а в «400 млн. страниц»… (странно, что не в кг.:))

Эти «ключевые» слова Толстого, сказанные им на охоте, взяты из статьи его душеприказчика - В. Г. Черткова «Злая забава»: «… я с каким-то настоящим сладострастием упиваюсь страданиями издыхающего животного»… Этим всё и сказано - и о Толстом, и о Черткове.
А Вы продолжаете уверять себя (?) - «ни на гран не умаляет великую положительную и светлую роль Льва Толстого в судьбе русского народа». И почему Вы не сетуете – «Пусть это черное пятно остается на совести Алексия II», после того, как Алексий II ввел народ в заблуждение, сказав, что отлучения Толстого от Церкви не было?

С уважением

Марина Байрос-Боголюбова   10.08.2016 12:32   Заявить о нарушении