Важная миссия

Летом работы мало. И твой английский от недостатка практики  начинает сползать  вниз. Очень хочется с кем-нибудь поговорить на языке, но возможности  нет. Носители языка в Москве на вес золота и стоят дорого. И я в исступлении слушала  английские записи на смартфоне, пытаясь как-то удержаться на уровне и ничуть не надеясь на живое общение.
В тот день, я выходила из метро на одной из бойких станций. Недалеко от выхода стоял какой-то паренек и раздавал листовки  на английском. Я взяла одну – она предлагала бесплатные занятия в группе с носителями языка.  Слово «бесплатно» мне понравилось. По лицу парня было видно, что он иностранец, и я задала ему несколько вопросов. «Это мормоны» - зловеще прошипел рядом незнакомый мужичок алкашного вида.
«Мормоны, так мормоны» - отрезала я  в ответ. Паренек  сильно выделялся из уличной толпы.  Его полудетская улыбка  резко диссонировала с угрюмыми физиономиями прохожих. Выглядел он  вполне безобидно и был очень смущен обращенным на него  вниманием.

-Как тебя зовут?- спросила я его.
-Хейзл.
-Ты давно в Москве?
-Нет, около месяца.
-Хочешь, я покажу тебе лучшие музеи и места в городе? Тоже бесплатно. Просто ради разговорной практики на твоем языке.

Парень  посмотрел на меня недоверчиво, но, видимо, я тоже выглядела  вполне безобидно и  он согласился. Мы обменялись телефонами и, довольная, я поехала домой.
Мы созвонились через несколько дней. Я решила показать ему Пушкинский музей и храм Спаса Христа. Парнишка не возражал. Что это такое он, видимо, еще не знал. Он спросил меня, можно ли ему взять с собой за компанию друга. Конечно, согласилась я, потирая руки от удовольствия –  два часа практики на языке с двумя носителями – просто невероятная удача! Мы договорились  встретиться  в ближайшую субботу.
В те дни в Москве стояла теплая солнечная погода. Я проверила по интернету – выставок  в музее не было, значит - очереди быть не должно. Все складывалось хорошо, и  я с радостью настроилась на веселую болтовню и  приятное времяпровождение.

Утром  я в хорошем настроении вышла из дома и поехала на встречу со своими юными американскими друзьями.  В одиннадцать часов они должны были ждать меня в центре зала на Кропоткинской. «Мы будем в белых рубашках» -  смснул мне Хейзл. Когда поезд стал медленно тормозить, я увидела их через стеклянные двери вагона. На малолюдной станции,  на фоне светлых гранитных колонн они стояли словно два белоснежных флага. Хейзл, со смущенной улыбкой и его высокий красавец друг. Друга звали Роджер.  Мы перекинулись парой веселых фраз и зашагали к выходу.

Начали с Храма Христа.  Когда мы вошли внутрь,  по лицам мальчишек я поняла, что ничего подобного в своей жизни они не видели. Их глаза расширились от удивления и они медленно шли  за мной по мраморной галерее, слушая рассказ про войну русских с Наполеоном в 1812 году. Потом мы долго бродили по центральной части,  любуясь на   невиданные росписи стен. В полумраке мерцающих у икон свечей  легким фоном звучала церковная хоровая музыка. Оба парня долго стояли, задрав головы, с восхищением глядя на  огромный купол.
Мы вышли, и я чувствовала, что они оба были под сильным впечатлением. Какое-то время они молча шли рядом, видимо, еще эмоционально сопереживая увиденное.

Стояла полуденная жара и мне захотелось показать им вид на город, простиравшийся за церковью. Там, на грациозно перекинувшемся через Москва-реку мосту, прогуливалось много  молодежи, и царила совсем не церковная атмосфера.  Было много туристов и приезжих. Чуть поодаль под крики «Горько!» распивала шампанское    какая-то  веселая свадебная компания. У балюстрады, громко смеясь, фотографировались две девушки. Заметив нас, они подошли ближе и,  смеясь еще громче, стали манерно позировать друг другу, стараясь привлечь внимание ребят иностранцев. Их  высокомерные взгляды и  презрительный смех красноречиво говорили  в мой адрес: «Пошла вон, старая карга!»  И я послушно отошла в сторону, чтобы не мешать.

Девушки  тут же окружили ребят и стали фотографироваться. К моему удивлению, парни  держали себя корректно  и уверенно, словно настоящие звезды.  С голливудскими улыбками на лице  они встали в красивые позы и с чувством собственного достоинства позволили девушками сфотографироваться на их фоне. Говорить толком по-английски девицы не умели и разговор у них не получился.  Вопреки моим ожиданиям,  проявлять инициативу ребята не стали и, по-джентльменски распрощавшись с веселыми девочками, вновь подошли ко мне. Я предложила прервать прогулку и разойтись, но они отказались.

Мы медленно поднимались по каменным ступеням Пушкинского музея. Я пожалела,  что в такую солнечную погоду  уводила парней от резвящихся на мосту девушек в скучный музей.  Грузить их нудной лекцией не хотелось. Мы немного погуляли  по греческим залам, полюбовались на макет акрополя, постояли у Венеры Милосской. Я вкратце описала им основные вехи греческого искусства.  Парни ходили как завороженные,  слушая мой рассказ и наивно таращась на полуобнаженные  статуи  древних богов и богинь. Я не хотела их переутомлять и вскоре повела к выходу.  Старая  московская улочка переливалась всеми цветами радуги от солнечного света  и во дворе музея благоухали роскошные красные  розы. Экскурсия  пришлась мальчишкам  по вкусу, и  мы напоследок решили неспеша прогуляться  по Волхонке до Библиотеки им. Ленина.

Они рассказали мне, что учились в Университете. Роджер изучал медицину и собирался стать хирургом. Хейзл штудировал биологию. Они оба взяли год отпуска от своих занятий, чтобы приехать в Россию с религиозной миссией. Москва им очень нравилась, и возвращаться домой не хотелось. «Еще бы» - весело подумала я,  вспомнив гиперактивных девиц на мосту.
Мы договорились через некоторое время  созвониться и продолжить наши прогулки по Московским музеям.

-А ты была в Архангельском?-спросили они.
К моему стыду нет. Московские усадьбы я почти не знала.
-А в Царицыно?
-Нет.
-А в Кусково?
Нет, ребята, сорри.

Оказывается, они уже  успели там везде побывать. И то, что я, их важный гид, не знала эти места, вызвало у них приступ  бурного веселья. Роджер даже опустился на корточки, трясясь от смеха. Я поняла, что выглядела очень бледно и старалась изо всех сил не показывать свою растерянность. "Вот дурная! Надо было сказать, что была!!" - мысленно ругала я себя.
-Мы…. Мы… Ха-ха… сводим тебя туда - давясь от смеха, еле выговорил Роджер. Рядом все с той же смущенной улыбкой  тихо хихикал Хейзл.
На том и договорились. У Дома Пашкова  мы  весело помахали друг другу  рукой  и расстались. Спустя три  недели мне позвонил Хейзл, но я в те дни была сильно  загружена работой и  встретиться нам так и не удалось. Я набрала его номер через месяц – какой –то парень ответил мне на  гнусавом английском, что Хейзл и Роджер уехали на несколько недель в Америку.  Больше мы не созванивались.

Спустя полгода, в феврале, я спускалась по эскалатору на Новокузнецкой. В те дни в  Москве  стояли очень сильные морозы, и я была одета, как снеговик. Голова до плеч была замотана  огромным толстым платком так, что видны были  только нос и очки. Спустившись ниже,  я заметила на платформе стайку молодежи. Я уже собиралась пройти мимо, как неожиданно узнала на лице одного из парней знакомую смущенную улыбку.  Это был Хейзл. Но что это?!! Я прыснула со смеху! На нем была надета  грубая старомодная   телогрейка, а на голове – колоритная  деревенская шапка ушанка с торчащими в разные стороны  ушами с веревочками. Рядом, в такой же экипировке,  возвышался Роджер.  Было видно, что покупалось это снаряжение где-то на блошином рынке или в сувенирных лавках на Арбате.  Вокруг ребят, громко вереща  от восторга, прыгали  счастливые девушки. Лица  парней светились блаженной улыбкой. « Эх, удалась миссия!» - весело подумала я и незаметно прошла мимо.

Спустя несколько месяцев с их  номера телефона мне несколько раз звонила какая-то молодая женщина с сильным американским акцентом и приглашала на бесплатные занятия по английскому языку. Ее голос был фамильярен и самоуверен. Я пообещала, но почему-то  не пришла. Мальчишек я  так больше  и не видела. Видимо, закончился их академический  отпуск, и они вернулись в Америку к своим занятиям.  И, сидя в гулкой университетской библиотеке, вспоминают, наверное, с ностальгической улыбкой, свою веселую миссионерскую  жизнь в этой  большой, такой красивой и совершенно сумасшедшей  Москве.


Рецензии
Благодарю Вас за рассказ, люблю Москву, мы с семьёй много путешествовали по монастырям и усадьбам.
" Москва!
Как много в этом звуке для сердца русского слилось!
Как много в нём отозвалась!"

Софья Алдухова   20.07.2018 14:39     Заявить о нарушении
Спасибо, Софья. Очень тронута:)

Вера Красавина   20.07.2018 15:00   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 52 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.