Жить хорошо, стоит дороже, чем жить плохо

…Аня, утончённая натура, поклонница изысканного гротеска от Бориса Виана, вдруг произнесла такие слова, которые я не могу забыть до сих пор. Хотя прошло вот уже лет пятьдесят, если не больше.

Какой же тогда был год?

То ли две тысячи двадцатый, то ли две тысячи семнадцатый. Помню, что Ельцин уже умер, а Шойгу ещё нет. Хотя у руля в то время был не Шойгу. Был такой, худощавый мужчина с умными и холодными глазами. Его имя вылетело у меня из головы. Впрочем, не суть. Я ведь, собственно, о другом.

Вот что сказала Аня:

 
-   Ребята, а вы знаете, что в нашем доме, в четвёртом подъезде, поселился инкассатор с семьёй.

Сначала я даже не понял. К чему она это упомянула? Ну, поселился и поселился. В нашем панельном доме из девяти этажей и семи подъездов, кто только не жил.

Повара, врачи, учителя, журналисты, таксисты, безработные. А также те, кто упорно ищет смысл жизни. Обычно эти поиски заканчиваются плачевно. Алкоголь или наркотики. Но что ещё хуже – загаженные этими искателями подъезды.

Рядом с нашим домом стояли очень похожие дома. Их называли – многоэтажки. Количество этажей разнилось не сильно. Поэтому, когда я обозревал со своего балкона на девятом этаже другие дома, то, они лично мне напоминали толпу бестолковых школьников в белых нестиранных рубашках.

Уж лучше бы зодчие использовали чёрный цвет. Или серый. Грязь не так заметна.
Наш район назывался Бирюлёво. Острословы сочинили короткий стишок.

                                    Если хочешь жить хреново
                                    Заселяйся в Бирюлёво.

Аню очень тяготил тот факт, что она является уроженкой сей унылой окраины. И она не уставала строить планы по переселению в более престижный район. А ещё лучше в более престижную страну.      

Я, меня зовут Стас, и Алёша, мой соперник в любви, самые преданные Аничкины клевреты. Мы изо всех сил старались Ане помочь.

Но какая помощь от двух оболтусов, студентов-первокурсников? Аня тоже студентка.

Будущий культуролог. Мы так и не смогли уловить разницу между культурологами и искусствоведами, несмотря на Анины усилия.

На самом деле Аня, в душе, бизнесвумен. Зачем она пошла учиться искусству? Непонятно.

-  В нашей стране логики нет – гордо отвечала она нам.

Я и Лёша наперегонки предлагали Ане различные идеи, как сколотить первый миллион. Аня снисходительно над нами посмеивалась, но идеи выслушивала.

В тот вечер, спеша на встречу, в наш уголок за гаражами, я весь сгорал от нетерпения. Дело в том, накануне в моей голове поселился грандиозный замысел.

А что если устроить, так называемый, летучий конкурс красоты. Непонятно? Сейчас поясню. Берём какой-нибудь торгово-развлекательный центр. Сокращённо ТРЦ. Делаем там отдельное помещение с подиумом. Вход разрешён только особам прекрасного пола и только в одиночестве.

Любая девушка, женщина, дама, может при желании пройтись по подиуму. Её снимет оператор. А потом, результаты съёмки могут увидеть все посетители ТРЦ на большом экране. Такие экраны есть во всей Москве, там показывают исключительно рекламу. Ну, пусть хотя бы немного разбавят. Голосовать будут все желающие. При помощи СМС. СМС, разумеется, платное.

Должны же организаторы на чём-то зарабатывать. А победительнице можно давать призы. Одежда, парфюм, шоколадка, в конце-концов.

А ещё мы деньги будем иметь от папиков. Они же станут проталкивать своих молоденьких любовниц. А уж итоги голосования, мы им обеспечим. За не очень скромное вознаграждение…

…Итак, я спешил на встречу…

…Я пришёл на встречу…

…Долго ждал, когда уйдут посторонние. Молодёжь не из нашей троицы. Наконец они ушли. В предвкушении, того, как Анины глаза наполнятся восхищением, я уже было набрал воздуха в лёгкие, как вдруг:

-   Ребята, а вы знаете, что в нашем доме, в четвёртом подъезде, поселился инкассатор с семьёй.

-  Какой инкассатор? – хотел вскрикнуть я – При чём здесь инкассатор?
Но задумавшись, я решил промолчать.

Инкассатор? В отношении этих людей планы редко бывают не кровожадными. Неужели Аня???
***

…Ужели. Ещё как ужели. Хорошо, что хоть грабить и убивать она его не желала. Да и с кем убивать? Со мной и Лёшой?

Однажды мы с Лёшей подрались. Естественно, из-за Анны. Он мне губу разбил, а я ему нос. Хотя мой нос слабее, чуть тронешь, кровь идёт. Но налётчики из нас никакие. Поэтому, Аня, решила втереться к инкассатору в доверие, подружиться, а потом инсценировать ограбление. Но так, что бы сразу несколько миллионов. Не рублей. Евро. В крайнем случае доллары…

…В тот вечер, я полагал, что всё окончится болтовнёй. Никакой инсценировки не будет. Поэтому, минут десять спустя, рассказал о своём замысле.
Анина рецензия была короткой:

-  Ой, да фигня всё это – бросила она мне, выслушав…
***

…На следующий вечер инкассатор уже находился среди нас. Мы пили пиво. В моей квартире. Так как мои родители уехали в отпуск в Турцию.
Его звали Кирилл. Тридцать пять лет. Жена Марина и двое детей. Мальчик Илья и девочка Дарья. Илье девять лет. Дарье семь.
Такой быстроты развития событий я не ожидал. Но и не удивился. То, что Аня способна разжечь интерес к себе у любого представителя мужского племени для меня новостью не являлось. 

Улучшив момент, она мне шепнула на ухо:
-   Стас, Кирилл заморочен на спорах. Мёдом его не корми, дай поспорить, особенно про политику и историю. Ты уж, не подведи меня. Я знаю, косноязычием, ты никогда не страдал. Так что давай вовлеки его в полемику. На тему плевать. Тема может быть любой. Мне надо, чтобы Кирилл запал на нашу компанию. Чтоб ему нравилось с нами тусоваться. Понял?

-  Понял – кивнул я – чего уж не понять.
Я охотно исполнил Анину просьбу. Пусть Кирилл с нами тусуется. Мне не жалко. Ревности тоже не было. Вряд ли у новичка нашей компании шансов станет больше, чем у меня и Лёши. Аня кремень. Самое большее, что она может позволить, поцелуй в щёчку. 

Ну, а то, что дело может дойти до инсценировки ограбления я в тот момент ни капельки не верил и даже не думал об этом…
***

…Выполняя Анину просьбу, вовлечь Кирилла в трения, я очень быстро нашёл повод для затравки разговора.
На новичке была чёрная майка с лихой надписью на груди

                                         КРЫМ НАШ

-  Одобряете присоединения Крыма? – спросил я, глядя на надпись.

-  Давай на «ты» - предложил Кирилл, прежде чем ответить.

Я кивнул и произнёс:

-  Давай.

-  Вот и отлично – улыбнулся инкассатор – ну, а почему бы не одобрить. Мы же не войной Крым взяли. Там голосование было. Или ты, Стас, полагаешь мнение людей похерить можно?

-  Мнение людей, безусловно, важно – пожал я плечами -  вот только представь себе такую ситуацию, Кирилл. Сейчас президент США, мистер Трамп. Человек на кураже, в душе авантюрист. В переводе на понятный тебе и мне язык, бесбашенный чувак.

-  Ну, - бросил Кирилл, сделав глоток пива.

-  И вот Трамп, из-за своего куража обращается к жителям нашей Чукотки. А заодно и к жителям Якутии, короче всей Восточной Сибири от Ледовитого Океана до китайской границы. Мол, проведите голосование по присоединению вашей территории к США.

-  Бред – перебил меня Кирилл

-  Ну и присоединение Крыма, тоже когда-то казалось бредом. Бредом также казалось, что СССР перестанет существовать.

-  Нет, ну тут другое – уже менее уверенно произнёс гость.
Лёша и Аня слушали нас молча. Поощряемый одобрительным взглядом дамы моего сердца, я продолжил:

-  А что именно другое, Кирилл? – вложив как можно более дружелюбия в голос, поинтересовался я – есть социальные сети. Американцы могут ими воспользоваться. Крутить там рекламные ролики, типа, как хорошо будет чукчам, а также сибирякам при американцах. И ведь действительно, им будет лучше, чем сейчас. Я не удивлюсь, если в восточной Сибири появятся инициативные группы по проведению референдума. Точно такие, какие появлялись в Крыму в две тысячи четырнадцатом…

-  Да этих инициаторов сразу схватят за гланды, да на кичу – прервал меня Кирилл и добавил - и потом не соглясятся наши люди присоединятся к Америке. Точно не согласятся.Они ж не дурачьё...
-  Не исключаю – мягко улыбнувшись, заметил я – Инициаторов могут посадить в тюрьму. Да только ведь получается, что в этом случае российское правительство разрешает себе, то что не разрешает другим.

-  Что? – не понял Кирилл.
-   Ну, притеснять инициаторов референдумов по выходу из состава страны. Почему Крым может выйти из состава Украины, а восточная Сибирь не может выйти из состава России?

-  А потому что – безапелляционно заявил охранник денег – потому что мы сила. 

-   Если кто-то демонстративно показывает остальному миру, что разрешает себе что-то, что не разрешает другим, такие режимы плохо заканчивают. Вспомните Гитлера. Гитлер тоже был когда-то сила. Ого-го какая сила.

-  А мы эту силу по рогам – примирительно улыбнувшись, пробасил Кирилл – мой прадед воевал. Тоже Кирилл, как и я. Второй белорусский. До самой Эльбы дошёл. Про встречу на Эльбе, слышали? – обратился он ко всем.
-  Слышали-слышали – закивали Аня и Лёша.
Я кивнул молча.

-  Так вот – продолжал Кирилл – мой прадед ещё тогда америкосов раскусил. Вшивые они на ощупь.

-  Почему? – поднял я брови.

-  Да открыли свой второй фронт, когда и так всё было ясно. Больше мешали, чем помогали.
Выдержав небольшую паузу, я задал вопрос собеседнику:

-  А как ты думаешь, Кирилл, если бы вскоре после открытия второго фронта, ну предположим осенью сорок четвёртого года, Советский Союз вышел бы из войны, американцы и англичане справились бы с Гитлером без нас?

-  Опять, тебя понесло, Стас – улыбнулся Кирилл – то есть, как это Советский Союз вышел бы из войны?

-  Ну, как-как? – пожал я плечами – как, за восемнадцать лет до этого, Россия вышла из первой мировой войны, осенью семнадцатого. За год до победы над Кайзером.

-  Ты про революцию, что-ли? – мотнул он головой – ну, там Ленин и все дела.

-  Да – подтвердил я и продолжил – Если бы в сорок четвёртом в нашей стране появилась такая же харизматическая личность, как Ленин, и этой личности не нравился бы Сталин, кто знает, как развивались бы события. Вполне возможно у нас бы началась гражданская война…

-  Да ну – вскипел Кирилл – тогда в семнадцатом другая ситуация. Тогда война была империалистическая. В стране голод был…

-  А в сорок четвёртом в стране было изобилие? – прервал я Кирилла – в семнадцатом, накануне революции Россия жила сытнее, чем в сорок четвёртом. Просто власть не позволяла себе гнобить народ. И народ сверг власть. А при Сталине не забалуешь. Поэтому воевали наши люди во второй мировой войне исправно. При царе заградотрядов не было.

-  Ребята, а давайте ещё пива возьмём – вмешалась в разговор Аня – а то магазин скоро закроется

-  Давай – согласился Кирилл и добавил – а не скучно у вас здесь…
***

…С тех пор, Кирилл влился в нашу компанию. Вопреки моим предположениям он и Аня стали любовниками. Скрыть это обстоятельство они и не пытались. Я и Лёша сжали губы. Но на встречи приходили регулярно. Трепались за жизнь. Я пытался блистать эрудицией и парадоксальным мышлением. Кирилл посмеивался над моими попытками. 
Прошло полгода. Анин любовник пригласил нас троих в свой личный автомобиль «Рено-Логан».

-  Короче, слушай сюда, морковки – начал он, сведя брови к переносице – каждый месяц я вожу тридцать миллионов долларов. Это деньги не из банка. Я вообще не знаю, чьи они. Да это и не важно. Я их получаю, в частной квартире в Щёлково. И привожу в такую же частную квартиру в Одинцово. В Щёлково, я ставлю машину, бронированная «Нива», рядом с магазином. Над магазином камера. Я проверял, она работает. Короче, кто-то из вас перед камерой бьёт меня рукояткой пистолет по лбу. Вот здесь у меня жила.

Кирилл провёл указательным пальцем над своей головой. В том месте отчётливо виднелась под кожей толстая синяя извилистая линия. Бить нужно так, чтобы кровь залила глаза. И хватать сумку с деньгами. Пусть те, кому это нужно потом всё посмотрели бы по камере. Алиби должно быть железным. Пистолет можно купить в магазине сувениров. Они там выглядят как настоящие. Предлагаю взять «Макаров»…

***

…Ещё целый год мы репетировали. Кирилл был неимоверно дотошен. Много раз он был близок к тому, что бы всё отменить.

-  Вас же расколют – кричал он мне и Лёше – представляете, что на кону?
Тут на помощь приходила Аня. Она гладила нашего «тренера» по голове и он продолжал занятия.

Били мы с Лёшей по лбу друг друга попеременно. Ни у меня, ни у него, такой жилы, как у Кирилла не наблюдалась. Но трогать его нельзя. Закрадутся подозрения. Наконец настал тот день, когда Кирилл остался доволен. Ему понравился Лёшин удар. Чёткий, резкий, достоверный. Поэтому ему и было поручено самое важное действо…

***
 …И вот этот день настал. Кирилл идёт с сумкой. Походит рядом с намеченным заранее местом. Сзади подбегает Лёша, лицо закрыто капюшоном. И тут случается неожиданность. У Лёши мягкие кеды. Кирилл его не слышит. Лёша, тем не менее, бьёт рукояткой по голове Кирилла. Тот, согласно сценарию, должен обернуться. Но не делает этого, потому что ничего не слышит. В итоге Лёшин удар приходится в затылок. Удар получился сильным и Кирилл на самом деле падает на землю без сознания. Лёша хватает сумку и был таков…   
***

…Вначале всем нам казалось, что всё прошло очень удачно. Кирилл выжил. Несмотря на сотрясение мозга. Наоборот это сотрясение помогло ещё более укрепить алиби. Теперь всё выглядело намного реалистичнее.

Мы уже планировали, как будем распоряжаться деньгами…

…Но…

…Не тут-то было…

…Через несколько дней, когда Кирилл окончательно пошёл на поправку и уже прогуливался по скверику возле больницы к нему пришли сыщики из МУРа, нанятые владельцами исчезнувших денег…

…И он, вот же идиот, во всём сознался…

…Сначала я ничего не понимал. Ну, как же так. Ведь у него железобетонное алиби. Просто повторяй перед следователями, как мантру:
-  Шёл с сумкой. Почувствовал удар. Потерял сознание. Очнулся в больнице.

И ведь врачи подтвердят, что сотрясение было нешуточным. И сознание потеряно честно. Без инсценировки.   

Я находился в таком недоумении, пока сам не повстречался с этими дознавателями. Один из них, посмотрев на меня мрачным и тяжёлым взглядом, сказал:

-  Ну, здорово, Сруль Мордыхаевич Шниперсон, славный витязь земли русской…
Это потому что я брюнет. И нос у меня большой. На самом деле я Стас Романович Приходько.

А другой просто улыбался. Я думал, что вот она старая как мир уловка. Добрый дознаватель и злой.

Как же я ошибался.

Тот, что улыбался, коротко ударил меня в солнечное сплетение…

…Через десять минут я подписал протокол допроса, не читая…

…А ведь, казалось бы, я ни при чём…

…В ограблении участия не принимал. Почему же они ко мне пришли?
А потому что на Лёшином айфоне появилась фото. Я пьяный прикуриваю сигарету от трёх горящих стодолларовых купюр…

…Лёшу-то само собой загребли…

…А в подписанном мною протоколе было написано, что операцию спланировал я…

***

…С тех пор прошло больше пятидесяти лет. В двадцатые годы я нелегально перешёл финскую границу, потому что в России отменили свободный выезд из страны.
Живу в Стокгольме. Не бедствую. Моя идея с летучим конкурсом красоты, сейчас популярна во всём мире.

А ведь  отсидев три года в тюрьме и выйдя на свободу я носился с ней по  всей Москве и окрестных областях. Надо мной посмеивались. А вот за границей нашли в ней рациональное зерно.

А что же Аня?

Кирилл, благородная, но трусливая душа её не выдал. Как я читал в интернете, который в России запретили в две тысячи тридцатом году, Аня стала лидером нового комсомола. Лично расстреливала приспешников прогнившего режима. А вот сейчас не знаю где она. Но не волнуюсь. Если жива, она ко всему приспособится…


Рецензии
Да... не всё нюансы прокачали. Интересно написано! С теплом. Алена.

Алена Данченко   17.08.2018 23:46     Заявить о нарушении
Огромное спасибо за отзыв.

Василий Владимиров   23.08.2018 07:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.