Защищайся!

- Какой он физически сильный… Вот это, я понимаю, мужчина! – Аня отвела глаза от телевизионного экрана, вздохнула и посмотрела на мужа. – Не то, что ты брат, Иннокентий.
- Я-то что, - улыбнулся названный брат Иннокентий.
- Что значит «что»? – огромная копна волос на голове Ани вздрогнула, качнулась в сторону и замерла, подрагивая тоненькими изящными завитками-спиральками, ниспадавшими к плечам от общей всклокоченной массы – У меня такое ощущение, что ты меня в чём-то укоряешь!
- Что ты, дорогая, что ты! – Иннокентий театрально вскинул руки. – Я просто ответил тебе же на твои слова.
- Вообще-то ты прав, Кеша, это касается нас обоих, - подытожила Аня и присела напротив мужа, – ты посмотри, какие они все ладные, бодрые, а мы… Высиживаем с бутербродами часами перед этим ящиком, заглатываем, не считая, а они прыгают, импровизируют, шутят, заодно и деньги приличные зарабатывают. Мы же отсидим смену за телевизором, натрескаемся колбасы с хлебом, выпьем стаканов пять сладкого чая и спать. И так каждый вечер… А как плюнешь на это личное безобразие, соберёшься на фитнес, так нет же, то Гузеева, то Малахов, то этот, как его, ну длинный такой, всё смеётся над всеми…
- Ургант?
- Ну да, он самый. Как тут уйдёшь! Всё - кроссовки в сторону, плюх на диван, бутерброд в зубы и хохочешь вместе с ними. Только они  миллиончики нахахатывают, а ты свои килограммы наращиваешь. Не иначе - зомби. Так и помереть вся нЕдолга!..
- Что ты, Анечка, что ты! Они – люди грамотные, много полезного говорят…
- Кеша, не смеши! Зачем тебе такая польза? Что может быть полезней и дороже самой жизни?!
- Ну хорошо, зачем тогда мы в школу ходим, читаем? Ведь жизнь проходит и в юности.
- Не путай, Кеша, материнские руки и клейкие лапки «теленаставников». Им ведь что, чем дольше ты сидишь на привязи, тем дороже они себя продают. Мы – расходный материал, биомасса, а они – белая кость, людэны, как сказали бы братки Стругацкие!
- Ну вот, уже и на Стругацких наехала? Ну писали себе ребята и ладно.
- Ладно?! – взвизгнула Аня. – Я не хочу быть расходным материалом! Я страну хочу обслуживать, но не гвардию яйцеголовых людэнов!
- Ах ты, моя курочка строптивая. Да будь они, хоть марсианские паранормалы, тебе что за беда?
Аня нахмурилась и с неприязнью посмотрела на Иннокентия.
- Меня создал Бог для любви. Я не людэновская служка за пару картофелин и оплеуху в назидание. Нельзя равнодушием оправдывать их существование. Стругацкие обманывали нас, изображая видимость нашего с людэнами равновесия. Нету его! И существующее неравенство, поверь, брат Кеша, не в нашу пользу.
- И что ты предлагаешь?
- А ты не догадываешься? Для начала я предлагаю выключить телевизор.
Иннокентий послушно нажал кнопку на пульте, экран погас и в гостиной материализовалась гулкая прозрачная тишина. Супруги молчали, поглядывая то друг на друга, то на тёмный экран телевизора. То, как бы замирая, заглядывали в самих себя.
- Аня, ты права, -  прошептал Иннокентий, - как хорошо!..


Рецензии