СОН

     Основатель и генеральный директор  известной IT-компании Василий Круглов спал в мягком кресле собственного бизнес-джета, направлявшегося из Москвы в Куршевель. Эта неделя выдалась для него особенно тяжелой, и возможность покататься на лыжах хоть денек вдали от забот и проблем была отличным способом отдохнуть.
     Василию исполнилось двадцать девять. Красавец и успешный бизнесмен,  он  олицетворял понятие яппи. Прекрасный наездник, кик-боксер, пловец, музыкант. Про таких говорят: талантливый человек — талантлив во всем.
     В самолете Василий был единственным пассажиром. Решение полететь он принял поздним вечером в субботу, сразу  после утомительных переговоров с представителем заказчика. Никто из друзей,  и даже жена Марина,  не смогли присоединиться к нему.
     Василий спал, ему снился замечательный сон. Он с мальчишками бежит наперегонки  к реке по полю с высокой некошеной травой, солнце,  стоящее в зените, приятно греет стриженную макушку и голую спину. Запах полыни наполняет легкие, трава щекочет живот. Беззаботная улыбка играет на его губах. 
     Внезапно поле обрывается. Василий хочет остановиться, но не успевает и летит вниз.  В животе у него все поднялось,  и ужас сковал тело. Он падал, зажмурив глаза, в ожидании удара. 
     Но удара не было. Вместо удара случился взрыв. 
     Время остановилось. Василий почувствовал удивительную легкость и полетел. Он летел над заснеженными Альпами, над спящими  деревушками и огромными городами, светящимися ожерельями огней. Потом он пересек границу дня и ночи и увидел далеко под собой бескрайние просторы океана, сверкающего в лучах солнца...
     Что было потом,  Василий не помнил. Легкость и свобода сменились тяжестью  и скованностью. Темнота и влага окружали его. Это было как после кошмарного сна, когда,  проснувшись,  ощущаешь ужас, укутавший тебя своим саваном,  и нужно некоторое время, чтобы прийти в себя и стряхнуть ночной кошмар, но на этот раз кошмар не уходил.
     Время опять появилось. Об этом можно было судить по едва уловимым звукам, по толчкам, по внешнему давлению на тело. Василий не мог оценить,  сколько минут или месяцев прошло. Он недоумевал: почему не может проснуться, почему,  открывая глаза,  ничего не видит вокруг.
     - Странно все это...  —  мелькала мысль в голове, - мы должны были давно приземлиться. Жалко, что Марина не полетела, она бы точно меня разбудила.               
     Наконец Василий понял, что пора действовать. 
     - Надо выбираться  из этого кошмара!  Он устремился наружу, прочь из ограниченного темного мирка...   
     Путь на свободу оказался намного сложнее, чем можно было предположить. В последний момент ему показалось, что это не удастся, что все напрасно,  и он навсегда останется здесь.   И тут что-то, подобно волнам, подхватило его и вытолкнуло наружу.
     Невыносимо яркий свет  ослепил Василия, холод окутал все тело, но самым ужасным  было то, что не получалось дышать. Он открывал рот, но не мог сделать вдох. Голова начала кружиться, сознание постепенно уходило. В этот момент Василий почувствовал обжигающий шлепок. Это настолько его возмутило, что он набрал полные легкие и закричал в знак протеста...       

<...>
     Василий проснулся. Наконец  бесконечно длинный сон закончился,  и он осознавал это совершено отчетливо. Он лежал на спине в огромной комнате, кровать напоминала камеру с решетками, уходящими под потолок. Все  тело болело, как будто он провел спарринг сразу с тремя партнерами и ему хорошенько наваляли.
     Может  я все еще сплю? - подумал Василий. Но что-то подсказывало, что это не сон. Он попробовал пошевелиться, но обнаружил, что связан по рукам и ногам.
Что это за дурацкий розыгрыш? Мало того,  что его,  как Алису из страны чудес, уложили в бутафорскую кровать, так еще спеленали,  как младенца...
     - Эй, - собрался позвать Василий, - хватит шуток! Развяжите меня!
     И в этот момент  пришло осознание, что вместо слов изо рта вырываются бессвязные звуки, язык и губы не слушаются. К тому же, его мучили голод и жажда. И тогда Василий набрал полные легкие и закричал. Этот крик перешел в плач, жалобный плач беспомощности и отчаяния ...      
     Через некоторое время над кроватью склонились два великана. Они ласково улыбались ему и что-то говорили. Язык,  на котором говорили женщины-великаны, был непонятен.  Та, что помоложе, протянула  руки, легко подняла его и, распахнув полы халата, поднесла к огромной груди. От такого зрелища у Василия захватило дух.
     - Все-таки этот шизофренический сон продолжается... - подумал Василий,  - но мне он начинает нравиться! 
     Василий впился беззубым ртом в грудь и начал жадно сосать, ощущая разливающееся по телу блаженство. Жизнь налаживалась.
     - Посмотри, мама, какая она у нас красавица! - Как мы  всё-таки  её назовем?
     - Я уже говорила тебе,  Агнет, что её надо назвать, как  твою бабушку —
       Катрин!


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.