Доченька. Глава 5. Школьная пора и новые испытания

 


    Незаметно летели дни и годы твоего детства. Оно совпало с  глобальными   изменениями в жизни страны. Началась перестройка, сплошной дефицит  всего, огромные очереди.    А ты с подружками играла в школу  у нас во дворе   и  непременно хотела стать учительницей. Ты сама выстрогала  указку  из  прутика, усаживала девочек на лавочку под большой черемухой   и проводила уроки.  В руках у тебя был классный журнал и твой любимый букварь. Была и самодельная классная доска  из  листа фанеры, прибитая к столбу,  на  которой  вы учились писать цифры и буквы.
 
   В ту  осень ты пошла в первый класс. Как радовалась ты, когда я купила  ранец, школьную форму, тетради, ручки,  и новые туфельки!
      Солнечным ясным утром  ты стояла на линейке  с  большим букетом пышных осенних астр,  с огромными  белыми бантами,    и  у  тебя было  такое  счастливое лицо!  Ты очень хотела  в  школу. Там оказались три твои лучшие подруги  -   Галя,  Дина   и  Марина.  А еще ты стала учиться в музыкальной школе в классе хореографии. Первое время  я   провожала тебя  и встречала, но ты была такой  общительной   и ничего не боялась!   И вскоре стала ходить   вместе  с другими девочками самостоятельно.

     Так началась твоя  школьная пора. А училась  ты очень прилежно, выводила  аккуратные  палочки, крючочки, потом буквы  и очень скоро научилась читать и писать. Я не могла нарадоваться, глядя твои тетрадки.  И уроки ты делала самостоятельно,   а  мне   приходилось  очень   много  работать,  чтобы   у тебя  было   всё необходимое.   Ради  тебя   я  была  готова свернуть горы!   А твой отец никогда не вспоминал о тебе даже коротеньким письмом. Не пытался приехать, отыскать нас,   это было не так уж сложно  - он знал адрес  моей матери и мог у нее спросить наш новый адрес…

    Трудности не пугали   -   я справлялась  с ними  сама, а  помогала  наша чудесная алтайская природа.   Где мы только не отдыхали с тобой  тогда!   Озеро Ая,  Манжерок, теплая речка Иша  и  чистая,  бурливая Катунь.  Нам было  надо  немного  -   горячий песок, жаркое солнце,  вода  и простая еда.  В восемь лет ты самостоятельно научилась плавать.

   Лесные тропинки уводили  нас  за сладкой земляникой и грибами.  А зимой ты с восторгом  каталась на ледянках  с горы,  лихо   летала   на коньках  и  лыжах и росла стройной и красивой девочкой.

   Одно было нехорошо – ты росла без отца.  А тебе так хотелось иметь папу! Да и я устала жить без крепкого мужского плеча.  Хотелось простого человеческого счастья, любви…
И я,  спустя почти семь лет после разрыва отношений с твоим отцом,    снова   влюбилась…

       Это был простой,  крепкий,  работящий парень  -  русский немец, которого ты стала звать «папочка».   Он    полюбил тебя, как родную,    и  носил  на  руках.   По вечерам   в хорошую погоду мы гуляли по улицам, взявшись за руки,   а   летом   занимались бегом.

    Мы были счастливы несколько лет, несмотря на материальные  трудности перестройки.  Но  однажды  случилось несчастье -  любимый заболел клещевым энцефалитом. После  очередного похода в лес  он сказал мне:
- Милая, посмотри, что это у меня на  шее?

   Я осмотрела внимательно и увидела  впившегося клеща. Он так присосался, что я не смогла его никак вытащить.  Пришлось обратиться за помощью в  местную  больницу. Клеща вытащили, но  у Жени поднялась высокая температура,  и появились сильные головные боли.  Болезнь оказалась очень серьезной.  Мужа  положили  надолго в  областную  больницу.   Я поехала с тобой к нему. Мы остановились на время у родственников.

      Жили мы тогда в одном из красивых алтайских сёл,   которое окружали   высокие горы  и  тайга.  Там в быстрых реках  водилась рыба,  а в  тайге  охотники  добывали  соболей, глухарей,  белок и кедровый орех. А еще прямо за школой росли  грибы  - лисички и опята.
 
    Я работала,  а  ты прилежно училась  на одни пятерки. Отношения с   одноклассниками  были разными. С несколькими девочками   ты сразу подружилась, с  другими  не получилось.

   Один мальчик  постоянно  ставил тебе подножки, а  ты падала и ушибалась. Один раз  на перемене, когда ты  бежала по длинному   школьному коридору в столовую,   он  в  очередной раз поставил тебе подножку прямо на бегу…

   И ты упала с разбега и так  ушиблась , что от сильного удара порвались колготки,  а   из ссадин  на коленках потекла кровь.  Девочки прибежали за мной в учительскую и рассказали о случившемся. Я поспешила в твой класс. Ты сидела в кабинете математики с бледным лицом и    окровавленными ногами и дрожала.   Медика в школе не было.  Пока нашли аптечку, йод и бинты, ты сидела и плакала, а я вытирала струйки крови носовым платком.

    -  Как это случилось?  - спросила  я  тебя, а    подружка  маленькая   бойкая  Оля выпалила:
  - Это  Ванька  ей  подножку подставил и еще толкнул!
Мне хотелось  отомстить за дочь  и так же больно ударить этого  злого  мальчишку, но  я сдержалась,  перевязала тебе коленки  и отправила домой,   а   сама ушла  в другой класс  - у меня были уроки.

    Но   на родительском собрании  я  не сдержалась  и  заступилась за тебя,   но у этого   хулигана – мальчишки   были влиятельные родители,  и  всё  замяли.  Этим дело не  закончилось. Скоро к нам в   почтовый ящик посыпались странные письма   от  недоброжелателей  с  угрозами. Письма были набраны  на компьютере. Тогда редко   у  кого  они были.  Я сначала  не обращала внимания  на эти письма, а потом решила выяснить, кто же этот таинственный аноним  - автор посланий?

     Врагом оказалась  девочка,  мама которой была одним из руководителей леспромхоза – главного предприятия  в  этом селе. Эта девочка сговорилась с   Ванькой и стала запугивать тебя. Тебе это стоило немало слез и уже,  будучи взрослой, ты  даже  не хотела  вспоминать о жизни  в этом селе   и  не раз  упрекала  меня:
- Мама, скажи, зачем мы  поехали тогда в  деревню?   Надо мной издевались в этой школе…
-  Я должна была работать, доченька.   И нам нужна была квартира.
 
   Работы там было много, а платили мало и с большими задержками. Продукты приходилось брать в долг под зарплату.  Долги росли,   как снежный ком.
А тут еще это несчастье с Женей…
Отработав   два года   в  селе, я  решила уволиться  и вернуться  в  город. Получив отпускные и зарплату, я   упаковала  вещи   и,   мы вышли из дома налегке.
    Навстречу  соседка тетя Аня выгоняла корову на выпаса. Она пристально поглядела на нас, поздоровалась и спросила:
- А  куда же налегке с   утра пораньше собрались?
- В город к мужу в больницу.
  - И надолго?
-  На месяц,   а то и больше – я совсем уехать хочу, уволилась  я.
- А вещи,   что не забрали? Разворуют тут без вас всё.
  -   Да не можем мы их сейчас   увезти.
- Ну и  зря. Воров тут полно, нечистых на руку, -  не отставала от нас тетя Аня.
-  Может,  вы присмотрите  за  домом,  пока  мы не вернемся?  - попросила  я  добрую женщину.
-  Днем-то присмотрю, а уж ночью не взыщите, - ответила соседка и взмахнула хворостиной, погнав дальше свою  корову.
 
      А мы отправились   на рейсовом автобусе  в летнюю жару в легких платьях  и  босоножках,   без теплых вещей.   И первым  делом  по  приезде  отправились   в   больницу   к   Жене.  В палату нас  не пустили  – он  лежал в реанимации.   Я поговорила   с  лечащим  врачом  о его состоянии и остановилась  на квартире  у родственников.

   Спать пришлось   в  летней кухне  на железной кровати, питались  экономно – берегли  деньги. Главным было выздоровление Жени. Он выздоравливал медленно,   и   после выписки получил группу инвалидности.   А   деньги были  уже   на исходе. Работать   Женя  теперь  не мог, а между тем наступил  август, пошли дожди.  Мы стали   мерзнуть  в  своих летних платьицах,   и я попросила   мужа:
- Милый, съезди, пожалуйста, в деревню, привези нам туфли,  теплые кофточки и ветровки.
 Женя не появлялся  несколько дней, а позвонить было некуда – сотовых тогда еще не было.
    

    Через неделю я решила оставить тебя у родственников и съездить в деревню.
Мужа я нашла смертельно пьяным в квартире, никаких вещей в доме не было кроме книг.
Евгения я добудиться не могла, на руке его не было и часов, которые я ему дарила на день рождения, денег в карманах тоже не оказалось.
Окно на веранде было выставлено – видимо,  через него   воры вытаскивали добро  по ночам.

   Обескураженная и расстроенная, я пошла к соседке тете Ане  узнать,    в чем дело.
Она сказала прямо, без утайки:
- Гулял твой Женя с молодыми  девками.  Пили они с  Любкой  Вороновой. Она его специально подпоила  с подружкой,  а потом вещи   вместе  вынесли.    Иди  к участковому,  напиши заявление, да остальное срочно вывези. Говорила я тебе, чтобы вещи не оставляла здесь. Не послушала ты меня.
- Спасибо,  тетя Аня, что правду сказали.  Пойду к участковому заявление писать.
 
  А дальше события развивались стремительно,  меняясь,  словно картинки   в калейдоскопе.

    Мы побежали в опорный пункт милиции села, подали заявление о краже,   сходили с участковым к   предполагаемой  воровке     - некрасивой молоденькой  девке, которая   лихо  отперлась от кражи вещей.     Потом   стали   искать попутную машину до города. Нам чудом повезло – нашелся  водитель  «Камаза», который  за  умеренную плату согласился  увезти наши вещи.
 Мне удалось разбудить  кое-как   мужа и   влепить   ему  звонкую пощечину  за предательство и разгул.  Он  соскочил  с кровати   и  побежал  было за мной, но не удержался на ногах и упал во дворе,   к которому уже подъехал « Камаз».
 
    Шофер с соседом  дядей Гришей  быстро погрузили  телевизор, холодильник, кровать, стол, стулья и шкаф. Мы с тобой  носили книги  - самое ценное, что было для меня.

   Тут же стояла тетя Аня и  уголком платка вытирала слезы, а  потом спросила:
- А мужа ты  тут   что ли оставишь? Прости его. Сам не знал, что делал.  Теперь без денег он ей не нужен.
 
   Протрезвившийся  муж был уже рядом…
- Ладно, садись в кабину, - сказала я ему, и мы поехали из села, где столько пришлось пережить .

   Вскоре ты уснула у меня на плече и спала почти всю дорогу до города. Спал и похрапывая во сне Женя.   Мы ехали в темноте, проезжали хвойный  лес, фары высвечивали мощные стволы сосен и кедров, дорогу  с многочисленными выбоинами и ямами.  Мне не спалось. В голове неотступно билась мысль  - как мы будем жить дальше? Шел август 1995 года – самый разгар лихих девяностых…

Продолжение следует.


Рецензии
Здравствуйте, Татьяна!
Читаю с большим интересом и одновременно с каким-то беспокойством. Не покидает чувство тревоги, не за главную героиню, как могло бы показаться на первый взгляд, а в общем. Наверное, стиль повествования таков...
Героиня с трудной судьбой вызывает сочувствие и одновременно уважение, симпатию, очень хочется читать и узнавать хорошие, добрые вести о ней.
Большое спасибо Вам,
С уважением, М.

Мирослава Кузнецова-Тен   18.06.2018 19:09     Заявить о нарушении
Спасибо большое, Мирослава.
Всего самого доброго Вам.
С уважением,
Татьяна.

Татьяна Шмидт   19.06.2018 15:52   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.