С Новым Старым..!

                         13 января Славка Першов решил на работу не ходить. 31 декабря прошло , как-то, спокойнее. Но , когда тройка и единица поменялись местами, опять пошла чертовщина ...

                       - Как всегда, совесть меня замучила, - подумалось Славке...

                       - Все! Никуда не выйду сегодня, полежу у телевизора ! Вам больше достанется!, - бодро сообщил он  твёрдое решение в телефонную трубку своему другу и, одновременно, начальнику, Володьке.  Першов , конечно, имел в виду  традиционную  пьянку у них, проектной конторе, навечно приуроченную к встрече Старого Нового Года. Даже, когда 13 января попадало на выходные, Володька придумывал любые предлоги, чтобы объявить этот день рабочим, и закатить, закатить и накатить по полной...
                       - Кстати, Володька, как правильнее? Сегодня наступает Старый Новый Год, либо явится Новый Старый..?

                       - Что, что я скажу Людке?,- , не поддаваясь на отвлекающий манёвр, заныл старый приятель.- Все знают, что сегодня она ждёт только тебя...

                         У Людки, первой красавицы двора, за которой все приятели вздыхали с самого малолетства, был прекрасный муж, но ежегодно, 31 декабря и 13 января она должна была то ли по странному разумению, то ли по старинной привычке, то ли по ещё  юношескому бзику, обязательно, обязательно поиметь, то есть, переспать именно со Славкой...

                        - Иначе, год не заладится!,- мгновенно убедила она Першова сто лет назад, в их первый раз, когда он пытался, было, отмазаться. Увильнуть, оказалось, просто невозможным . Да! Да! Всю юность Першов буквально бредил гипнотическим сочетанием её  иронических, целомудренных и,одновременно, развратных глаз, губ, языка и всего остального... По правде говоря, он всегда, в том числе и в этот раз, с нетерпением ждал, ждал, ждал этих прекрасных и, одновременно, ужасных, ежегодных наград...

                        - Знаешь, некоторые, 31 декабря любят ходить в баню,- давным-давно, успокаивал  Першова, а , наверное, больше себя, Юрчик - несчастный Людкин муж. - У меня к тебе никаких претензий,- кротко сообщал он пунцовому от стыда товарищу, наливая очередную рюмку. - Главное, чтобы ей было хорошо...

                          Каждый раз, 31 декабря, Першов, измученный почти годовой разлукой, страстно припадал к Людочке и ,долго-долго, не мог даже шевельнуться от ощущения бесконечного блаженства, накатившего после горячечных объятий, порывистых поцелуев и ожесточенных соитий...

                        - Вот видишь! А женился бы  на мне  лет пятнадцать назад? Разве, разве испытывал бы такие ощущения ?,-горячечно шептала она,  обжигая ухо лихорадочным полустоном и резким выдохом...

                          После 31-го, Першов, обычно, сильно переживал и с тоской ожидал 13-го. Стыд перед Юркой, неземное удовольствие и, снова-снова, последующая мучительная бесконечно-бесконечная разлука - три в одном...

                        - С Новым Старым и Старым Новым!,- Людочка, искрясь от счастья, сама приподнесла ему первый фужер шампанского. Юрчик, как всегда, отвернулся... Першов выпил бокал медленными глотками, закрыв глаза. Володька, слабо улыбнувшись, тут же, вложив между  зубов Славки кусочек горького шоколада, нажал на его подбородок снизу-вверх и прикрыл рот.  Затем, приблизившись вплотную к уху Першова, неожиданно для своего вечного начальнического оптимизма, устало и бесцветно произнёс:

                        - А я-то, я-то, дурень, всегда-всегда, целый год надеюсь,
                          что ты, как-нибудь, возьмёшь, да и не придешь...


Рецензии