Хочу к маме... 6 глава. По утренней росе

   Галина Емельяновна, молодая, красивая, с милыми конопатинками на щеках, голубовато-серыми глазами, густыми тёмно-каштановыми волосами, заплетёнными в две короткие косы, - необыкновенная воспитательница. Дети сразу заметили лучащиеся добротой и лаской глаза. Зоя Отмахова стала тут же подражать новой воспитательнице: свои длинные локоны, чтобы не мешали, собирала в тугой узел на затылке точно так, как это делала Галина Емельяновна.
Приехала она откуда-то издалека. К её лицу был белый халат. Младшие девчонки к ней тянулись, бегали за ней, как цыплята за курицей.
Недалеко от детского дома синело огромное льняное поле. К осени это поле становилось золотисто-бирюзовым. Галина Емельяновна на второй рабочий день на это поле привела своих малышей. Спокойным голосом учит девчушек:
- Галя, встань вот сюда. Римма, подойди ко мне, видишь: это твоя полоска, она короткая.У тебя ручки малюсенькие, но они умеют всё делать. Смотри, как надо. Вот так...
Зина Булатова - хрупкая, ранимая девочка. Она схватила стебелёк льна, он крепко держится в земле, вытянуть никак не может, да ещё она поранила палец.
Я не могу, не могу! Лён царапается, - плачет Зина.
- Зина, много не бери, ручки твои слабенькие. Давай я тебе помогу...
- Галина Емельяновна, - слышится голос Оли, - идите к нам. Света мне мешает, она дерётся.
- Ябеда! Ябеда! Ах, так! - кричит Света, измазав грязью платье Оли.
 - И я измазюкала платье, Римма толкнула меня в грязь. Больно же, и я тебя сейчас измазюкаю, на тебе! - ручонками взяла мокрую после вчерашнего дождя горсточку земли и бросила в Римму.
Банный день был только вчера, бельё только что сменили. Вечером Галина Емельяновна смогла у кастелянши сменить девчонкам платья.
Странно: у новой воспитательницы из кармана халата выглядывали носовые платочки, которые она вытаскивала и вытирала носики Зине, Гале, Оле, Свете...
У нас, старших, опыт уборки льна был. Теребили его, вязали, складывали в копны. Вечером председатель колхоза, бригадир угощали нас свежим ржаным хлебом, смазанным душистым мёдом, который запивали горячим чаем в зелёных кружках.
Вся территория детского дома была в цветочных клумбах, тер¬расу закрывали вьюны с оранжевыми, фиолетовыми цветами. У каждой девочки средней группы своя клумба - круги, полумесяцы, треугольники. Геометрические фигуры придумывали сами, саженцы выращивали ранней весной, высаживали георгины, анютины глазки, собачки, махровые астры, ромашки, васильки, гвоздики. Вокруг детского дома росли и благоухали сирень, черёмуха, акация. Мальчишки выращивали огурцы, помидоры, капусту, сами поливали. Огромная грядка, в длину метров шестьдесят-семьдесят - зелёная полоска. Качали, таскали волу из колодца. Иногда в нём вода кончалась.
Малыши подбегали к огуречным грядкам, любовались жёлтенькими цветочками, ловили пчёл, сажали на оборотную сторону ладони. Пчела оставляла жало - рука становилась пухлой, мягкой. Рядом с огурцами росли молоденькие яблоньки. Сажали их всем народом квадратно-гнездовым способом. Яблонь сто тринадцать. Весной они цвели, освежали весь посёлок.
За территорией детского дома - картофельное поле. Здесь работали старшие ребята. У каждого своя грядка, длинная-предлинная. Её пололи, окучивали. Убирали картошку все: старшие копа¬ют, малыши собирают в вёдра, мальчики носят в сарай для сушки. После уборки устраивали картофельный праздник. Горели небольшие костры, пекли картошку. Палочкой из золы выкатишь картофелину, подуешь на неё, перекинешь с ладони на ладонь, обжигая кожу, и бросишь на горячие угли, зароешь поглубже - малость не готова. Какое удовольствие - печёная картошка! Вкуснее её нет!
Солили огурцы, капусту. Работа кипела. Не было лентяев. Растительный мир, особенно мир цветов мы любили. Не помню, чтобы кто-то сорвал или бросил на землю цветок, сломал веточку на дереве. Всё вокруг росло, цвело, радовало глаз. Воспитателям не надо было выводить нас на труд, мы делали всё сами. Это, конечно, заслуга директора детского дома Пушкиной Марии Александровны - она по специальности биолог.
С нами всегда была наша Мария Степановна Полушина, воспитательница старших девочек, наша вторая мама. Даже самый непослушный воспитанник, проходя мимо неё, остановится, по¬здоровается с ней. У Марии Степановны, единственной, не было прозвища. Она никогда никого не наказывала, слегка поругает за уход с уроков, двойки в тетради. Знали и чувствовали, что она нас любит и всегда защитит.
Закончилось её дежурство, на смену ей пришла Маргарита Яковлевна. Прошли завтрак, линейка, а Мария Степановна домой не уходит. Было воскресенье, мы отдыхали, не работали. Она по¬дошла ко мне, сказала:
- Иди, позови Лиду Глушкову и Нину Соколову, я вас приглашаю в гости, идём в Гришино.
Мы давно забыли, что такое дом, уют, небольшая семья. Мария Степановна жила в деревне Гришино, что за оврагом, за речкой, в полутора километрах от Вятского. Идём тропой по ржаному полю, растут васильки, рвём их и плетём венки Марии Степановне и себе.
- Мария Степановна, васильки такие красивые, а лепестки какие! восхищается Нина Соколова.
- Да, васильки - нежные, милые цветы. Говорят: васильковые глаза.
- Значит, синие глаза, как у нашей Соколовой, - перебивает Лида Глушкова.
- Ой, и правда! Нина, у тебя действительно синие, василькового цвета глаза. Всё-таки васильки мешают расти ржи, они считаются сорняком. У нас они на клумбах крупные и по цвету разные: белые, розовые, синие.
- Мария моя опять своих девчушек в гости ведёт. Проходите, милые, проходите в дом, - встречая нас, говорит мать нашей воспитательницы.
- Мама, до понедельника взяла. Пусть погостят. Свари побольше картошки, а то у нас в детдоме она кончилась, с апреля месяца кормят овсяной кашей. Картошку с солёными огурцами покушаем, купила селёдки.
- Тогда на обед сварю суп-лапшу с курицей. Пусть полакомятся. Яичек отварю. Нынче кур-то много. Вон их сколько по двору гуляет. Травы для них нарвала. Ты, Мария, селёдку сама почисти, - просит Валентина Егоровна, мать Марии Степановны.
За домом - огород несколько грядок с овощами. Рядом - небольшой луг с ромашками, васильками, колокольчиками, гвоздиками. Правда кое-где траву скосили, но она уже подрастает. Приятно лежать на лужайке среди трав и цветов. Мария Степановна нам постелила одеяло. Мы загораем, читаем книги. Книг много. Пришла к ней Галина Емельяновна. Они вдвоём устроились недалеко от нас, о чём-то беседуют, читают записи в толстой тетради.
- Скоро у них зачёты, экзамены, обе учатся в Йошкар-Оле, в пединституте. Скоро будут сдавать экзамены, - подойдя к нам, присев на краешек одеяла, сказала Валентина Егоровна. Мы тут же притихли. Для нас всё было непривычно, необычно. Всё нравилось.
- Хочу домой, к маме, - чуть не плачет Нина, - но куда? Мамы нет, а папа сидит в тюрьме.
Вечером Валентина Егоровна на чисто вымытом полу посте¬лила перину, нашла белоснежные простыни, пододеяльники. Спали вчетвером - мы и Мария Степановна.
Рано утром следующего дня Мария Степановна проводила нас в детдом. Шли прямиком, по густой, как щётка, необсохшей траве. Галина Емельяновна и Мария Степановна до сих пор дружат. Они немолодые, живут в Вятском. По словам Галины Емельяновны, она самая счастливая женщина. Ещё тогда в Вятском у молодой девушки от женихов не было отбоя. Сумела среди них выбрать на всю жизнь единственного, брата моей одноклассницы Лиды Бастраковой. Была свадьба «на весь мир», на всё Вятское, туда нас не пускали. Но мы, вездесущие, пронырливые, видели нашу Галину, любовались ею, её нарядом, свадебным бело-розовым платьем, фатой и большим букетом из алых роз.
Прошло много лет, а Галина Емельяновна всё такая же привлекательная, а морщинки на щеках, как когда-то конопатинки, украшают эту милую женщину. Да и мы, дети войны, постарели, поседели. Сидим в гостях у Галины Емельяновны, с нами Мария Степановна, поём те самые песни, которые пели на террасе с тётей Дашей, вспоминаем прошлое. Так легко на душе, словно встретились с самыми родными, близкими людьми. Так оно и есть.
В 2001 году Римма, Гасим Диастинов, Лида Глушкова и я посетили Вятское, детдома нашего уже нет. Посидели на стареньких, обросших мхом брёвнах, среди крапивы и лопухов. Нет акаций, сирени, черёмухи, всех ста тринадцати яблонь. Куда они по¬девались? Чьи руки посмели уничтожить эту красоту? Но сохранился дом, где жила Мария Александровна, директор нашего детского дома. Нет школы-церкви, но живы люди, которые нас учили уму-разуму.
Мы не могли не навестить двух дорогих для нас людей, живущих в Удельном, всего в двух километрах от Вятского. Шли пешком, хотя перед нами остановился автобус. По этой дороге в Вятское на велосипедах ездили два учителя: биолог Мария Васильевна Пластинина и математик Василий Петрович Лежнин. Мария Васильевна - директор школы и прекрасный учитель. На их уроках детдомовцы никому не мешали, занимались, учились любить царицу наук математику, любить природу, животный и растительный мир. Уроки алгебры и геометрии проходили живо, интересно.
В один из воскресных дней мы, детдомовцы, Нина Соколова, Лида Глушкова и я отправились в гости в Удельное, к директору школы - биологу и математику. Тогда они были молодыми. Мы открываем калитку - супруги пилят дрова. Первая увидела нас Мария Васильевна, Василий Петрович стоял к нам спиной.
- Гости к нам, Василий Петрович, посмотри, - улыбаясь, приятным голосом сообщила мужу Мария Васильевна, пригласила нас в дом. Ноги наши грязные, запылённые. Заметив это, Мария Васильевна в таз налила тёплой воды, подала мыло, полотенце.
В доме уют, чистота, семейное счастье.
На этот раз, в 2001 году, не застали Василия Петровича, умер три года назад, мы опоздали. Мария Васильевна узнала всех нас троих.
- Гасим, и ты поседел. Сразу я тебя узнала, - говорит Мария Васильевна, - Роза, твоё вышитое полотенце, подаренное мне, храню. Вы учились хорошо.
Перед нами семидесятивосьмилетняя, в старом халате, седая-преседая Мария Васильевна. Одна воспитывает внуков-сирот школьного возраста. Живёт в том же самом доме.
- Не имею права умирать, надо их в люди вывести. Не хочу их в детдом. Насмотрелась я на вас. Кем теперь вы стали? - Мария Васильевна обратилась к нам. - Где живёте?
- Лида - врач-стоматолог, я - учитель, Гасим - техник-электрик, Римма - техник, - рассказываю я. - Все нашли себя. Спасибо Вам, Мария Васильевна. Это Вы помогли стать людьми.
- Рада за вас, прежде надо быть Человеком, а потом специалистом.
Мария Васильевна, провожая нас, долго стояла у ворот, пока мы не скрылись на повороте дороги. Грустно стало на душе. Хотелось быть рядом с этим замечательным человеком, помогать ей в тяжёлой судьбе.


Рецензии
Здравствуйте, Роза. Прочитала Ваш рассказ и как будто побывала в детстве,

мне так хорошо знакомо это время. Я ведь тоже принадлежу к поколению тех

времён. Спасибо за Ваш рассказ.Всего хорошего Вам!


Мария Ватулина   18.10.2017 19:30     Заявить о нарушении
Мария, здравствуйте! Спасибо Вам огромное за прочтение текста шестой главы повести о детях-сиротах послевоенного времени и прекрасные слова рецензии на него! Рада видеть на своей странице свою ровесницу! С большим уважением и благодарностью к Вам Роза Салах. Мария, до встречи на Вашей странице!

Роза Салах   18.10.2017 19:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.