Семь жизней

     ВЗРЫВ

     Бурый лис вышел из чащи на край поляны в тот момент, когда светлая точка в ночном небе начала расти, быстро превращаясь в огромный светящийся шар. Казалось, сотни молний сверкнули одновременно, осветив белым светом каждую травинку на поляне, и вот-вот раздастся оглушительный гром, который сметет лес и всех его обитателей  с поверхности Земли. Лис застыл, прижав уши и зажмурив глаза, но грохота не последовало. Постояв некоторое время, принюхиваясь и прислушиваясь и, не обнаружив ничего подозрительного, он пошел  дальше вдоль леса. 
     Вспышка света,  напугавшая его несколько минут назад, сделала его движения более плавными и осторожными.  Пройдя несколько шагов, лис увидел  неяркое желтоватое свечение на противоположном конце поляны. Это свечение имело форму небольшого шара, неподвижно висевшего над травой. Понаблюдав некоторое время за светящимся шариком, лис решил, что тот не опасен и принялся охотиться на мышей. 
     Лучи восходящего солнца окрашивали редкие облака в красный, ночные птицы постепенно умолкли и ветер затих. Ночная мгла и туман рассеивались, уступая место свету и теплу. Начинался новый день.
<...>
     Кэнти ничего этого не видел, не слышал и не чувствовал. Он осознавал, что находится в лесу на поляне, но как  тут оказался и что  здесь делает, вспомнить не мог. Попытка сосредоточиться и восстановить последовательность событий, приведших его на эту лесную поляну,    полностью поглотила его внимание. Он не заметил, как утренняя прохлада сменилась полуденным зноем,  как день перешёл в вечер, вечер сменила ночь, и снова наступило утро.
     Постепенно память, шаг за шагом, фрагмент за фрагментом, вернулась к нему, принеся с собой обжигающую горечь оглушительного поражения и опустошающее отчаяние всеобъемлющей потери...


     ВИРУС

     В Центре было как обычно: суетно, шумно и многолюдно. Столица была переполнена людьми, транспортом и зданиями. Казалось, что в гигантском чане варится зелье из тел, приправой которого были алчность, тщеславие и страх.
     Кэнти спешил — он опаздывал на встречу  со своим другом. Они договорились встретиться в ресторане недалеко от фармацевтической компании, в которой работал Генс.  Обеденный перерыв Генса был коротким и Кэнти торопился  успеть переговорить с другом до того, как тому надо будет возвращаться в свою лабораторию.
     Они дружили со школы, потом учились в одном университете. Генс выбрал биологию, Кэнти же увлекся инженерным делом. Трудно сказать, что их связывало, таких разных, но чувство взаимной симпатии возникло в первый же день, когда они познакомились. Генс был невысоким  полным брюнетом с кудрями до плеч. Кэнти же, напротив, был атлетически сложенным блондином с модной короткой стрижкой.
     Войдя в ресторан, Кэнти сразу увидел среди небольшого числа посетителей кудрявую голову Генса, и направился к нему.  На друге был серый вязаный свитер с высоким воротником, спортивного кроя брюки и мягкие сандалии. Удобная одежда Генса резко контрастировала с шитым по заказу  темно-синим костюмом и строгими черными туфлями Кэнти.  Друзья крепко обнялись.
    - Давно не виделись, - сказал Генс, широко улыбаясь.
    - Да, давно, - ответил Кэнти.
     Наступило неловкое молчание. Оба знали, что не виделись уже почти три года - с момента суда.  На этом суде пятеро их товарищей  были приговорены к длительным срокам каторжных работ. Их обвинили в создании революционной ячейки в Императорском университете. Они с Генсом и сами оказались бы в числе арестованных и осужденных,  но в тот вечер их не было на конспиративной квартире.
     Сев за стол и убедившись, что никто не заинтересовался их встречей, они негромко продолжили  разговор:
    - Хвост не привел? - спросил Генс.
    - Хвоста я не вижу уже больше года, - ответил Кэнти.
    - От меня тоже где-то год назад отстали, - грустно улыбнулся Генс.
     Подошел официант. Приняв заказ Кэнти, он тихо удалился.
    - Почему ты настоял на личной встрече? - спросил Кэнти. - Что-то случилось? 
     Они решили, что будут избегать личных встреч, чтобы не привлекать внимания Секретной Императорской Службы.
    - Да! Случилось! - едва сдерживаясь ответил Генс, его круглое, розовощекое лицо озарилось детской улыбкой, - я создал новый вирус!
     Его голубые глаза светились радостью и счастьем, он напоминал ребенка, получившего долгожданный подарок.
    - И самое главное: я нашел к нему противоядие! Понимаешь, - возбужденно  шептал Генс, - мой вирус смертельно опасен и передается воздушно-капельным путем! Всего через несколько часов поднимается температура, появляется слабость, а полный паралич наступает через 15-20 часов, потом - смерть, если не ввести антидот! Кэнти, ты слышишь меня? Все, как мы и хотели!
     Лицо Кэнти, казалось, окаменело, взгляд стал задумчивым и отрешенным. «Наконец! - пронеслось у него в голове, - неужели  у них появился шанс?» - спрашивал он себя. 
     О том, как спасти своих друзей или хотя бы отомстить за них, Кэнти думал постоянно. За прошедшие три года он  перебрал множество вариантов, как  начать реальную борьбу против власти Императора.
     «О, Создатель! Как они были наивны!» - мысленно воскликнул Кэнти. В соответствии с их планом смертельный вирус необходимо было распылить в системе вентиляции Императорского дворца. После того, как Император и всё его окружение осознали бы, что смерть неизбежна, заговорщики планировали обменять противоядие на отречение Императора от власти. Они были уверены, что это было самым быстрым и самым гуманным способом покончить с тиранией.
    - Эй, ты меня слышишь? - раздался тревожный голос Генса, детский восторг на его лице сменился досадой. - Мне уже пора бежать.
    - Да-да, конечно, - рассеяно ответил Кэнти. - Беги, свяжемся позже.... 

     ПЛАН

     Официант принес заказанное Кэнти блюдо. Оно было искусно украшено зеленью и источало аппетитный аромат, но Кэнти даже не взглянул на него. Он сидел и сосредоточенно обдумывал услышанное  от Генса.
     Реализовать первоначальный план сегодня было невозможно. Момент упущен. Секретная Императорская Служба хоть и не арестовала их с Генсом, но однозначно подозревала. До сих пор ему было непонятно, что спасло их тогда: то ли случайность, то ли высокопоставленные родители того и другого. Ошибка со временем встречи порой ему казалась не случайной.
     На допросах товарищи сохранили план в тайне, как и роль  Генса и Кэнти в нем.  Именно поэтому их жизни  практически не изменились: Генс продолжал работать в государственной фармацевтической компании, а Кэнти так и остался светским повесой. Почти три года они не встречались с Генсом лично. Наблюдение, установленное за ними, было снято около года назад, но, возможно, им так просто казалось.
     Теперь его план должен был решить две задачи: освобождение пятерых друзей и свержение Императора, и если не свержение, то хотя бы оказание какой-либо помощи в приближении этого часа. Идея заставить императора отречься от власти  путем угрозы его жизни была наивной и утопичной.
     Вначале просто модное несогласие с властью постепенно перешло у них в устойчивое желание как-то повлиять на эту ситуацию. Бесконечные споры и разговоры о несправедливости существующей общественной системы  постепенно перешли в решимость действовать. Их университетская компания приятелей превратилась в тайное революционное общество, целью которого стало не свержение Императора как личности, а изменение формы управления всей огромной межгалактической  Империей, которая поглощала все новые и новые пространства, делая их  обитателей  рабами. 
     Сейчас он понимал, насколько утопичной была эта цель. За властью Императора стояли могущественные военные и промышленные кланы, которые не допустили бы этого. Борьба с Императором и его кланами должна была начаться с окраин Империи, постепенно подрывая  экономическую и военную мощь тирании.
     Информация, что периферия охвачена революционным огнем, была засекречена, но Кэнти  знал об  этом от отца - члена Императорского сената. Кстати, вполне возможно, что разговоры отца с матерью о внутренней кухне сената и Императорской власти, которые Кэнти слышал с детства, и сформировали его революционные убеждения. Общаясь с отцом о тех проблемах, которые сейчас стоят перед сенатом и Императором, он понимал, что повстанцам не хватало оружия, выучки и денег, но у них в избытке была решимость не прекращать свою борьбу за свободу.    
     Суть нового плана Кэнти сводилась к тому, чтобы добыть денег для повстанцев. Слово «добыть» было ключевым, так как речь шла о добыче золота. Получив достаточно золота, он смог бы существенно помочь борьбе против тирана. Золото превратилось бы в оружие, которым и была бы уничтожена Императорская власть.
     От знакомых контрабандистов Кэнти знал, что на окраинах Империи есть планеты, где можно было нелегально добыть золото. Оставалось только найти корабль соответствующего размера. Нанять команду, посадить на него две тысячи рабочих, доставить, загрузить тонны оборудования и продовольствия - и все это на глазах СИС.  А потом получить разрешение на вылет в запрещенный сектор галактики.   
     Горькая усмешка скривила губы Кэнти: «Так и написать в запросе на вылет: Цель полета - добыча контрабандного золота для нужд повстанцев!» Эта шутка вернула его к реальности. Он взял нож и вилку и с аппетитом принялся за давно остывшее блюдо.

     ПОБЕГ

     Палуба привычно дрожала под ногами. Кэнти стоял у огромного иллюминатора в кают-компании роскошной прогулочной яхты, принадлежащей его отцу. Сегодня тут было непривычно тихо и пусто. Ни веселых женщин в вечерних платьях, ни музыкантов, ни важных гостей, ни экипажа. На борту были только Кэнти и Генс. Генс давно спал в своей каюте, а Кэнти не мог оторвать взгляд от окружавшей их черной пустоты космоса, усыпанной белыми точками звезд.
     Их путь лежал к одной из многочисленных планет-рудников, куда власти ссылали каторжан. Там, где-то в недрах этой планеты, их товарищи день за днем добывали руду уже три долгих года. Мысль, что он, возможно, летит к ним на помощь слишком поздно, не давала ему покоя и он продолжал всматриваться в черноту за иллюминатором.
     Они все учились на старших курсах университета, когда решили создать тайное общество и стали регулярно встречаться и строить свои утопические планы. Дети богатых и знатных родителей - всех их объединяло убеждение, что Императорская власть несет огромные страдания простым людям, и что с ней нужно покончить. Андрес и Рой были талантливыми математиками и, если бы не арест, сделали бы научные карьеры в области теоретической навигации. Манк изучал геологию, а Брэй был, так же как и Генс, биологом. Последним членом их тайного общества стала Парт – студентка факультета журналистики. Она была высока, хороша собой, и обладала острым умом. С момента, когда Брэй привел и познакомил её с друзьями, и до момента их ареста прошло всего полгода. Кэнти, как и все члены их тайного общества, был влюблен в Парт. Но он был единственным, кто скрывал это, хотя для Парт это не было тайной. Её не интересовали знаки внимания, восторженные взгляды и комплименты. Казалось, что её жизнь течет по другим законам и полностью подчинена цели, известной только ей одной.
     Потерю Парт Кэнти ощущал острее, чем потерю всех остальных товарищей. Только после их ареста он понял, насколько он сильно любит её. Именно от Парт пришло сообщение с неправильным временем встречи, что и спасло их с Генсом. Окажись они тогда на конспиративной квартире вместе с остальными товарищами, их скорее всего ждала бы та же участь - быстрый суд и длительная каторга. Конечно, отец Кэнти постарался бы использовать свои связи и влияние, чтобы спасти от каторги своего единственного сына, только вряд ли бы это удалось, но точно стило бы ему политической карьеры.   Его отец был одним из немногих в окружении Императора, кто открыто решался возражать и спорить с ним. Взгляды отца были откровенно либеральными, и всем было непонятно, почему Император продолжает держать лорда Го в своем ближайшем окружении.
     Получить разрешение от отца воспользоваться «Принцессой» не составило труда.  Отец привык, что Кэнти время от времени устраивает катания с многочисленными приятелями и подругами по округе. Сейчас их наверняка хватились. Но поиски не увенчаются успехом и все таблоиды растиражируют срочную новость: «Единственный сын члена Императорского сената пропал вместе со своим университетским товарищем».
<...>
     Космическая яхта «Принцесса Греда» приближалась  к цели своего полета. Взлетев из частного столичного порта и пройдя по привычному прогулочному маршруту, яхта  изменила свой курс в самой удаленной его точке. С того момента прошло больше недели и до  цели осталось лететь меньше десяти часов.
     «Завтра мы приблизимся к руднику, где нас обнаружит сторожевой корабль. Наступит момент, когда отступать будет поздно. Завтра. А сейчас надо немного поспать», - решил Кэнти. Он отвернулся от иллюминатора  и решительно направился в свою каюту.

     СТОРОЖЕВИК

     Сторожевой корабль обнаружил их, как и планировалось, на подходе к руднику. Кэнти и Генс находились в рулевой рубке, когда раздался взволнованный голос, принадлежавший молодому человеку:
    - Говорит капитан сторожевого корабля! Ваш корабль находится в запрещенном районе. Прекратить сближение! Сообщить номер или название вашего судна и причину нахождения в районе!
    - Я  капитан корабля «Принцесса Греда» Кенти Го! Причина нахождения в районе: неисправность навигационного оборудования. Прошу разрешения на стыковку! - ответил Кэнти тоном,  не терпящим возражений.
     В рубке слышалось легкое потрескивание, но ответа не было. Воцарившееся молчание было понятно  - название корабля и громкое имя прозвучали для молодого капитана как гром среди ясного неба. Согласно инструкции, запрещалось осуществлять стыковку полицейского корабля с каким-либо другим судном, но отказать в помощи одному из приближенных Императора было бы еще большим преступлением.
    - Прошу прощения, сэр... Разрешение на стыковку подтверждаю! - прозвучало в рулевой рубке.
    - До встречи, капитан! - ответил Кэнти. - Приступаю к сближению!
Когда «Принцесса Греда» приблизилась на нужное расстояние к сторожевику, Кэнти подошел к пульту управления артиллерийским орудием. Убедившись, что цель захвачена системой наведения, он произвел залп. Через мгновение сторожевик превратился в огненный шар, и его обломки беззвучно разлетелись в  стороны.
Кэнти и Генс посмотрели друг на друга: теперь дороги назад не было. Они стали врагами Империи.

     УЛЬТИМАТУМ

     В момент взрыва Парт сидела за небольшим, потрепанным годами канцелярским столом, и готовила бухгалтерский отчет.  Ей, как и её товарищам, повезло в том, что рудник нуждался в квалифицированных специалистах.  После прибытия всех их распределили по различным подразделениям Управления, и им ни дня не пришлось работать в самих шахтах, но виделись они очень редко.
     Кроме нее, в комнате находились другие женщины, тоже каторжанки, - работницы бухгалтерии. Все они были одеты в одинаковые желтые комбинезоны из грубой толстой ткани. У всех на шеях были металлические ошейники красного цвета. Эти ошейники почти не мешали заключенным двигаться и жить. Любой охранник мог вызвать в этих ошейниках электрический разряд, способный сбить с ног провинившегося, а попытка неподчинения приводила к взрыву.
     На руднике имелось всё необходимое для обеспечения жизни людей. Шахты и здания Управления были единым замкнутым пространством, в котором поддерживались оптимальная температура, влажность, давление и концентрация дыхательной смеси. Побег был возможен только на корабле, так как сама планета не была пригодна для жизни.
     Никто из находившихся внутри не мог видеть взрыв, но весть о том, что что-то случилось, облетела рудник за несколько минут - все обитатели рудника понимали, что если на совещание собрали всех начальников дневных и ночных смен, то произошло что-то чрезвычайное.
     Когда все собрались, глава охраны, полный немолодой мужчина, с  помятым от сна лицом, взволновано заговорил:
    - Господа офицеры! Наш сторожевик уничтожен неизвестным кораблем... - шум голосов заглушил его. Столь бурная реакция свидетельствовала о том, насколько ошеломляющей была для присутствующих эта новость. Сторожевой корабль защищал рудник от каких-либо угроз из космоса и возможных попыток побега с рудника. Охранникам было трудно представить, какой разрушительной мощью должен был обладать корабль, уничтоживший вооруженный до зубов сторожевик.
    - Господа, тише! - продолжил он свое сообщение. - Нам выдвинули ультиматум: в течение пяти часов мы должны освободить заключенных согласно списку и предоставить им геолого-разведывательный корабль в качестве транспортного средства. В противном случае они грозятся уничтожить центр управления рудником.
     На этот раз призывать присутствующих к тишине не пришлось. Все молчали, понимая, что разрушение центра управления означало мучительную смерть для всех обитателей рудника.
    - Кто в списке? - нарушил молчание  Первый заместитель главы охраны.
    - Пять участников студенческого революционного кружка, поступившие к нам около трех лет назад, - ответил глава охраны.
    - За содействие побегу политическим мы сами можем стать заключенными, - озадаченно произнес Первый заместитель.
    - Без центра управления на руднике наступит полный хаос, - ответил глава охраны, - система разгерметизируется, прекратится производство дыхательной смеси, перестанет поддерживаться необходимая температура... 
     Все сидели, потупив глаза.
    - Немедленно приступить к освобождению указанных заключенных! - рявкнул начальник охраны. Услышав приказ, офицеры вскочили на ноги и спешно покинули кабинет.

     ВСТРЕЧА

     Кэнти нервно ходил по рулевой рубке. Ультиматум был передан уже как три часа. Если через два часа с поверхности планеты не взлетит корабль,  то план провалится: он не спасет друзей и не сможет добыть золото для повстанцев. Генс сидел тут же, в рубке, и как мог успокаивал друга:
     - Не нервничай, Кэнти! Они же подтвердили, что принимают наш ультиматум...
     Кэнти продолжал молча ходить туда-сюда. Внутреннее напряжение достигло максимума. Он не мог ошибиться, он все правильно рассчитал: на руднике не было оружия, способного сбить корабль, находящийся на орбите. Ведь тогда взбунтовавшиеся заключенные могли бы уничтожить сторожевой корабль, улетев на грузовом или геолого-разведывательном кораблях. Никто не мог приблизиться к планете-руднику или взлететь с её поверхности без ведома  сторожевика.
    - Ты прекрасно знаешь, что им нужно время, чтобы снять ошейники с  ребят, подготовить корабль к вылету, - продолжал Генс свои уговоры, - они же не знают, что наше орудие подходит только для ближнего боя и неспособно разрушить здания на поверхности планеты...
     Два часа прошли в сильном эмоциональном напряжении, прежде чем они услышали доклад начальника охраны:
    - Корабль к вылету готов! Все заключенные из списка на борту. Старт через пятнадцать минут.
<...>
     Когда дверь стыковочного шлюза открылась, первое, что увидел Кэнти, были широко открытые глаза Парт, наполненные слезами.  Ничего не говоря, она бросилась ему на шею, прижалась всем телом и стояла так около минуты, лишь всхлипывая время от времени.
     Мужчины  хлопали друг друга по спинам, громко переговариваясь. Восторг охватил друзей, переполняя их сердца счастьем: они были на свободе и они были вместе!
     Через час все собрались в кают-компании «Принцессы Греды». Беглецы сменили тюремные робы на  одежду, заранее приготовленную для них. Это были синие комбинезоны с логотипом известной горнодобывающей компании. Все расположились в удобных креслах и внимательно смотрели на Кэнти, стоявшего в центре каюты.
   - Друзья! - начал он голосом, срывавшимся от волнения, - нам столько нужно рассказать друг другу, мы все столько пережили за эти годы, но,  прежде всего, я хотел бы рассказать вам наш с Генсом план.

     Изложение плана не заняло много времени.  Закончив, Кэнти обвел товарищей взглядом. Все погрузились в свои мысли: они понимали, что его реализация сопряжена со смертельным риском.
   - Каждый из вас может отказаться. Как только мы расстыкуемся, «Принцесса» отправится в автоматическом режиме в район, контролируемый повстанцами. Нужно будет просто остаться на борту «Принцессы», и вы свободны.
    - Я с тобой, - сказал Рой.
    - Я тоже, - поднял руку Брэй. 
    - Мы в игре! - Андерс и Манк широко улыбались.
Все посмотрели на Парт. Она встала и подошла к Кэнти.
    - Я теперь всегда буду с тобой, - сказала она и, обняв его, нежно поцеловала в губы.
     Кают-компанию заполнили радостные крики и аплодисменты.

     КРЕЙСЕР

     Перегрузка необходимых вещей не заняла много времени. Вся команда  перешла на борт геолого-разведывательного корабля и разместилась по каютам. Тут не было так комфортно и просторно, как на «Принцессе», но корабль был практически новым и имел все необходимое для межгалактических перелетов.
     Корабли такого типа могли вести разведку и добычу  почти везде, за исключением планет с очень малой или очень большой гравитацией. Для их плана корабль подходил идеально.
     После расстыковки они направились в район, где регулярно проходили столкновения с повстанцами.  Их интересовали транспортные пути, по которым полицейские корабли курсировали между этим районом и метрополией. По ним доставлялся десант и оружие на взбунтовавшиеся планеты, и вывозились  пленные  на многочисленные каторги.
Как и планировал Кэнти,  Андерс и Рой смогли рассчитать траекторию полета так, чтобы оказаться там, где полицейские корабли начинали разгон и заканчивали торможение: следовательно,  могли обнаружить их корабль. Прибыв на место, они заглушили маршевые двигатели и подали сигнал SOS. 
     Время ожидания тянулось мучительно долго. Только через пятеро суток радар их корабля показал приближение тяжелого полицейского крейсера. Судя по траектории, он двигался в направлении от метрополии к ним. Все заговорщики быстро собрались в кают-компании. На всех были  синие форменные комбинезоны. Наступал тот самый момент, о котором они столько раз говорили и спорили.
    - Друзья, похоже удача на нашей стороне! - начал Кэнти. - Судя по информации с радара, к нам приближается тяжелый крейсер. Скорее всего, на нем находится около полутора тысяч полицейских-десантников и  человек сто команды. Они, очевидно, приняли наш сигнал бедствия и будут здесь через пять-шесть часов.
    - Наконец-то, - сказал Генс, потирая руки. - Начинается самое интересное.
     Все посмотрели на него: теперь всё зависело только от того, были ли его исследования и расчеты достаточно точны. По плану они должны были  распылить вирус Генса внутри своего корабля и через четыре-пять часов принять антидот. Время приема антидота зависело от индивидуальных особенностей организма каждого. В случае слишком раннего приема вирус мог не успеть набрать силу, и тогда человек не стал бы его носителем и не мог распространять его, а в случае позднего приема - антидот мог и не помочь.
     Правда, как утверждал Генс, крайний срок приема антидота мог выходить и за границу двадцати четырех часов. По расчетам Генса , оптимальный срок составлял четыре-пять часов после заражения. В этом случае симптомы болезни не проявлялись бы явно, и при этом каждый из них был бы носителем и распространителем вируса. Чтобы не ошибиться, было решено принимать антидот по очереди, с интервалом в 20 минут. Первой должна была быть Парт, а последними - Генс и Кэнти.
     Генс обошел всех присутствующих и раздал каждому по небольшому пузырьку с бесцветной жидкостью. Затем он достал из сумки газовый баллон и посмотрел на Кэнти.  Кэнти взглянул на товарищей: они были сосредоточены и полны решимости. Он кивнул Генсу, и тот открыл вентиль. Послышалось негромкое шипение, звук которого заполнил все пространство кают-компании.

     АРЕСТ

     Крейсер подошел к ним через шесть часов. Узнав, что у них отказал маршевый двигатель, капитан принял решение взять их корабль на борт. Сам факт присутствия геолого-разведывательного корабля в этом районе не вызвал подозрений. Геологи повсюду занимались разведкой полезных ископаемых на благо Империи. 
     Когда корабль оказался в трюме крейсера, друзья смогли оценить размер этого грандиозного судна. В отсеке, в который загрузили их корабль, мог легко поместиться еще такой же, а трюм, как знал Кэнти, состоял из шести отсеков.
     Сейчас состояние команды было удовлетворительным: они выглядели уставшими и потрепанными, но не больными. Хотя еще недавно безудержные тошнота и рвота сменялись сильнейшим ознобом с головокружениями.  Жар и слабость, граничившая с бессилием, ушли - антидот делал свою работу. Оставалось надеяться на то, что опасность вируса для окружающих сохранится в течение долгого времени.
     Когда давление в отсеке трюма крейсера поднялось до нормального, к ним на борт поднялась группа из шести вооруженных дубинками полицейских во главе с рыжеволосым лейтенантом. По их хмурым лицам было видно, что они не рады незваным гостям. После проверки документов и бортового журнала, был проведен досмотр корабля. Затем лейтенант попросил их следовать за ним.
     Кэнти, представившийся старшим, шел впереди своих товарищей. Проверка и досмотр корабля не вызвали никаких вопросов: документы на вымышленные имена  были приобретены у контрабандистов незадолго до отлета. Теперь, когда на всех были надеты форменные синие комбинезоны горнодобывающей компании, их группа вполне могла сойти за геологическую партию. Но даже если их раскроют, это уже неважно. Они вступили в контакт с членами экипажа, а зараженная вирусом атмосфера их корабля соединилась с атмосферой крейсера, и армада невидимых бойцов начала свое наступление.
     Их привели к капитану. Он стоял в центре просторного кабинета, в котором, кроме нескольких кресел, шкафа и дивана, стоял большой стол, на котором лежала навигационная карта. Её свечение отбрасывало на потолок причудливые блики. Седой, небольшого роста капитан, походил на немолодого актера захолустного театра, надевшего полицейскую форму. Это сходство усиливалось подвижным морщинистым лицом и выразительными жестами рук.
    - Господа! Меня зовут капитан Сванк, - начал он, как только рыжий лейтенант вышел из кабинета. - Я крайне расстроен, что из-за вас мне пришлось изменить курс и график моего полета!  У меня на борту полторы тысячи десантников, которые так нужны на передовой, а я теряю с вами время!
    -  Сэр! - отвечал Кэнти. - Мы очень признательны Вам за наше спасение!
Вся команда заговорщиков, стоявшая рядом, благодарно закивала.
    - Надеюсь, мы не сильно помешали Вашим планам, - закончил фразу Кэнти и притворная, светская улыбка скривила его губы.
    - Спасти корабль, терпящий бедствие - долг любого офицера  Императорского флота! -  пафосно ответил Сванк, не сводя глаз с Кэнти. - А еще большим долгом офицера, - продолжил он фразу, - является борьба с врагами Императора! - он испытующе посмотрел на Кэнти и Генса, подошел к столу и нажал на кнопку. Тотчас появился рыжий лейтенант.
    - Арестовать их! - воскликнул капитан, сопровождая свой приказ театральным жестом.

     ЗАХВАТ
   
     Оказавшись в камере, Кэнти лег на ближайшую койку. Напряжение последнего времени и борьба с вирусом практически лишили его сил. Причина их ареста не была ясна. Ведь из-за колоссальных космических пространств, информация об уничтожении сторожевого корабля и их дерзком побеге скорее всего еще не известна в метрополии, стало быть и Сванк не мог знать об этом. Тогда где они ошиблись?
     Но это было неважно, ведь, если их план сработал и вирус распространился по крейсеру, то за ним придут максимум через 4-5 пять часов, а если нет, - то тогда он просто хорошенько выспится.
     Его разбудили через четыре часа. Худой, усатый лейтенант, сопровождавший Кэнти, стирал белоснежным платком крупные капли пота со лба, а белки его глаз заметно покраснели. Большинству членов команды крейсера, встреченных по пути, явно нездоровилось, но они ещё выполняли свои служебные обязанности.
     Капитан сидел в кресле, когда Кэнти вошел в кабинет. Мундир был наполовину расстегнут, его лоб покрыт испариной, руки  сильно дрожали. Рядом с креслом валялась вскрытая аптечка. 
    - Что происходит, Кэнти? - спросил он хриплым голосом, - какой гадостью вы нас заразили?
     Кэнти не удивился, что капитан знает его настоящее имя.
    - Прикажите привести сюда моих людей, капитан Сванк, и распорядитесь, чтобы принесли семь комплектов УКЗ, - ответил Кэнти спокойным голосом.
     - Я сейчас прикажу выбросить вас и ваших людей в открытый космос! -  взвизгнул Сванк, но в его больных глазах отчетливо читались страх и растерянность.
    - Тогда  вы все умрете через 15 часов, и ничто вам не поможет. Этот вирус неизвестен науке, - Кэнти выразительно посмотрел на вскрытую аптечку, валявшуюся на полу.
     Сванк сидел какое-то время в кресле, переваривая услышанное, затем с трудом встал. Покачиваясь, он  подошел  к столу, отдал соответствующие распоряжения по селекторной связи и тяжело опустился на стул.
    - Я узнал вас, Кэнти! - начал капитан, с трудом произнося слова. - Перед нашим отлетом, ваши фотографии постоянно мелькали в новостях. - кашель прервал его. - Но геолого-разведывательный корабль не похож на «Принцессу Греду», а ваши неумелые попытки выдать себя за геологов окончательно убедили меня в том, что я имею дело с заговорщиками.
    - Браво, браво... - негромко произнес Кэнти,  - Вы совершенно правы, и поэтому я посоветовал бы вам не пытаться помешать нам.
    - Что вы задумали, Кэнти? Вы хотите угнать мой крейсер и передать его повстанцам? - едва шевеля губами спросил Сванк. Его подвижное лицо теперь выглядело как маска.
    - Неплохая мысль, капитан, - ответил Кэнти, - но у меня другие планы на всех вас и ваш корабль. 
    - Я одного не могу понять, - капитан опять закашлялся, - Ведь вы родились с серебряной ложечкой во рту. Вы и ваши приятели. Чего вам не хватало, Кэнти?
     В дверь каюты  постучали, затем двое рядовых внесли закрытый ящик  красного цвета с желтой надписью «УКЗ». Ящик не выглядел тяжелым, но солдаты едва справлялись с ним. Пот на их лицах выдавал жар, и они явно были больны. Подойдя к ящику, Кэнти открыл крышку и заглянул в него. Там лежали семь комплектов Устройств Контроля Заключенных. Каждый в отдельной упаковке. Он приказал принести именно семь комплектов, чтобы не вызвать подозрений подчиненных капитана. Сейчас был нужен только один, совсем скоро их понадобится целое множество.
      Достав одну из упаковок, Кэнти вскрыл её. Кроме ошейника там находился контрольный пульт в виде брелока, на котором было всего две кнопки. Кэнти знал, что большая из них вызывала сильнейший разряд во всех ошейниках, находившихся в радиусе пяти метров, а та, что поменьше - в радиусе пятнадцати метров. Нажатие двух кнопок одновременно вызывало взрыв УКЗ, в результате чего отлетали головы заключенных, которые находились ближе трех метров. Этого было вполне достаточно, чтобы один охранник мог контролировать большое количество заключенных.
    - Ну что же, почти все готово, - сказал Кэнти, - осталось только дождаться моих товарищей.
     Все это время капитан наблюдал за действиями Кэнти, не произнося ни слова. Он уже догадался, что Устройства Контроля Заключенных предназначались для него и его людей.
     Сванк прекрасно знал, как быстро такой ошейник делал человека рабом, а снять его  можно было только с помощью специального инструмента, которого не было на борту крейсера. Он готов был наброситься и задушить этого самонадеянного сыночка могущественного папаши, но понимал, что смертельно болен и что не сможет сейчас поднять даже руку. Последнее, что он осознал перед тем, как погрузиться в лихорадочный бред, был звук защелкивающегося на его шее УКЗ.
     В кабинет без стука вошли все шесть друзей. Первым был Генс. Он был явно на подъеме и радостно затараторил с порога: «Кэнти! Ты представляешь, наши охранники попадали, не дойдя до сюда несколько метров! Он работает! Вирус работает! Они все там валяются...»
    - Отлично, Генс! Твой вирус сделал свое дело! - улыбнулся Кэнти.
    - А сейчас, ребята, нам предстоит большая работа! Принесите контейнеры с антидотом и выясните, где хранятся ящики с этими замечательными ошейниками!

     НОВЫЙ КУРС

     Кэнти лежал на диване в кабинете капитана и разглядывал узоры, которые рисовала на потолке навигационная карта. Теперь, когда весь экипаж и десант крейсера находились под их полным контролем, ему оставалось только ждать. Прошло приблизительно тридцать шесть часов с момента их встречи в кабинете капитана. За это время им пришлось проделать огромную работу: она началась в кабинете, а закончилась в казармах десантников.
     Разбившись на группы, друзья ходили по всему кораблю, надевали на полуживых полицейских красные ошейники и вводили им антидот.  Трудно описать зрелище, которое они увидели, выйдя из кабинета. Человеческие тела лежали повсюду. Резкий запах испражнений вызывал приступы едва сдерживаемой рвоты. Казалось, этому не будет конца. При воспоминании об этом, его опять начинало мутить, он не понимал как Парт выдержала все это. Но она не отставала от мужчин, быстрыми и точными движениями впрыскивая антидот и помечая  каждого красной точкой на лбу. Сейчас она спала, уютно свернувшись в кресле рядом. Она отказалась пойти спать в свою каюту и осталась с ним.
     Ждать нужно около десяти часов. Так сказал Генс. Через это время экипаж крейсера сможет приступить к своим служебным обязанностям в полном объеме, выйдя из состояния лихорадочного забытья. Кэнти не беспокоился о том, что команда и десантники устроят бунт. Они не были героями: эти полицейские подразделения использовались для самых грязных и жестоких операций, часто проводившихся против мирного населения. В открытом бою они могли действовать только при значительном численном преимуществе и будучи вооруженными мощным оружием. А во время полета доступ ко всему оружию, находившемуся в специальных сейфах, был блокирован системами корабля, по соображениям безопасности. Но самым главным было то, что никто из экипажа крейсера не знал, куда сейчас направилось их судно. Это место не было нанесено на навигационные карты, имевшиеся на корабле. И, как следствие, квалификации навигаторов, служивших на крейсере, просто не хватило бы, чтобы вернуться обратно в метрополию. Все они стали заложниками его плана. Им всем предстоял длительный полет.


     ПРИБЫТИЕ

     За время их полета ничего примечательного не произошло. Жизнь на крейсере шла своим чередом.  Для экипажа крейсера это выглядело так, как будто поступил приказ и они полетели на новое задание. От обычного задания это отличалось только тем, что на всех были УКЗ и на борту были гражданские, с которыми нужно вести себя почтительно, как с капитаном. По сути, все эти полицейские стали рабами, потерявшими уважение к себе еще до того, как Кэнти и его люди надели на них  ошейники. Подчиняясь жесткой военной иерархии, они привыкли исполнять приказы не задумываясь. Поняв, что их жизнь полностью зависит от воли нескольких гражданских, все смирились. После долгих споров, они пришли к общему мнению, что принимают участие в секретной миссии, а «гражданские» являются офицерами Секретной Императорской Службы.   
     Крейсер закончил торможение и вошел в искомый район поблизости от планеты, о которой Кэнти знал от контрабандистов.  На ней многие годы шли биологические работы, целью которых было создание условий, пригодных для жизни. Газовый состав атмосферы, атмосферное давление, гравитация, температурные колебания, состав флоры и фауны были подобраны так, чтобы сделать эту планету обитаемой. На ней уже встречались примитивные и малочисленные племена, за которыми велись научные наблюдения.   Но, по мере увеличения проблем в метрополии, эти исследования свернули, и сейчас эта планета была предоставлена сама себе. Местоположение её засекретили: ни сама планета, ни даже солнечная система, в которой она находилась, не были занесены в навигационные справочники, и о её существовании мало кто знал.  Иначе говоря, это было идеальным местом для организации добычи золота открытым способом,  без применения сложной техники, без строительства  герметичных зданий и сооружений. 
     Подойдя к планете и заняв оптимальную орбиту, крейсер выпустил из своих недр геолого-разведывательный корабль. На его борту были Рой и Манк. Манк приобрел опыт применения геологической аппаратуры, работая на руднике, а Рой должен был обеспечить полет корабля в режиме сканирования поверхности планеты. 
     Перед ними стояла задача: разведать возможные места добычи золота. Такое место должно соответствовать ряду требований. Прежде всего - быть достаточно ровным и просторным для посадки самого геолого-разведывательного корабля и десантных кораблей, которые Кэнти планировал использовать, как челноки. Во-вторых, золотоносные жилы должны были выходить на самую поверхность и иметь максимальную концентрацию содержания золота. В-третьих, поблизости нет поселений аборигенов.
     Через три дня сканирования, такое место нашлось. Это было горное плато, находящееся на высоте около двух тысяч метров над уровнем моря, окружённое высокими, покрытыми снежными шапками, горами.
     К моменту доклада, первый челнок, загруженный всем необходимым, был готов к вылету. Кэнти и Парт, вместе с отрядом десантников во главе с капитаном Свангом, погрузились на борт и отправились в указанное место.
     Первым, что почувствовал Кэнти выйдя из челнока, который приземлился неподалеку от геолого-разведывательного корабля, был запах. Этот незнакомый, но приятный запах исходил от растений, покрывавших всё плато ярким, цветным ковром. 
    - Какой прекрасный аромат! - воскликнула Парт, спустившись с трапа, -  как тут красиво! - продолжила она, оглядываясь и щурясь от света звезды, вокруг которой вращалась планета. Она подставила под теплые лучи свое красивое бледное лицо и закрыла глаза от удовольствия.  Кэнти невольно залюбовался красотой девушки, но через секунду, взяв себя в руки, пошел на встречу спешившим к ним Рою и Манку.

     ФИАСКО

     Со времени их прибытия планета сделала полный оборот вокруг своей звезды. Все это время добыча золота шла полным ходом, не прекращаясь ни днем, ни ночью. Бывшие десантники вели добычу золота. Их разбили на две смены. Когда первая вела работы по добыче, обогащению,  переплавке и загрузке золота, вторая находилась на крейсере - отдыхала. Она же занималась разгрузкой челноков и распределением золотых слитков по трюмам. Потом смены менялись. Единственным человеком, который постоянно находился на руднике, был капитан Сванк. Это было сделано из соображений безопасности, поскольку тяжелый труд на руднике мог спровоцировать бунт. Команде Кэнти приходилось быть на чеку, присматривая за рудником и за крейсером, разбившись на пары и поддерживая связь между собой. От этого постоянного напряжения они устали не меньше, чем рабы, но их силы поддерживала общая цель. До её достижения оставалась продержаться недолго. Свободные отсеки трюма были заполнены золотыми слитками почти полностью. По расчетам, им оставалось работать еще около тридцати дней до момента, когда масса золота, находящегося в трюмах, превысит грузоподъемность крейсера. Кэнти не хотел оставлять челноки и геолого-разведывательный корабль здесь, так как те могли пригодиться в дальнейшем, а десантников и членов команды крейсера они собирались обменять на пленных повстанцев.   
     В тот вечер Парт и Кэнти находились в каюте Кэнти. Их смена закончилась, было время отдыха.  Парт сидела в кресле напротив Кэнти, поджав под себя ноги, и держала бокал вина.  Кэнти, улыбаясь, смотрел на нее. Они молчали, слушая приятную, негромко звучавшую мелодию. Хотя их взаимные чувства были известны всем, им нечасто удавалось оставаться наедине. Они не стали мужем и женой, и, хотя никто из друзей не осудил бы, но что-то останавливало обоих от развития их отношений в тех условиях, в которых они находились.
    - А что будет, когда мы доставим золото повстанцам? - спросила Парт, сделав небольшой глоток.
- В тот же день я попрошу тебя стать моей женой! - ответил Кэнти, широко улыбнувшись.
Парт опустила глаза и, немного помолчав, продолжила:
    - Я давно хотела тебе об этом рассказать, но каждый раз не решалась...
    - Неужели ты любишь другого? - нарочито сердитым голосом спросил он. - Ты просто разбила мое сердце! - и, закатив глаза, откинулся на диване, изображая мгновенную смерть.
    - Перестань дурачиться! - строго сказала Парт, - я серьезно хотела с тобой поговорить… может, после моего рассказа ты сам не захочешь на мне жениться.
Веселость Кэнти куда-то улетучилась, когда он взглянул на нее.
    - Говори, - сказал он и сел прямо, - я слушаю.
    - Ты помнишь день нашего ареста? - спросила она.
    - Да, конечно помню, - лицо и тон Кэнти выдавали волнение.
    - Я специально указала неправильное время встречи в сообщениях тебе и Генсу.
     Кэнти очень внимательно посмотрел на нее. Её прямой взгляд было невозможно выдержать. Кэнти отвел глаза в сторону и тихим голосом произнес:
    - Так значит ты знала про арест заранее. Ты работала на них?
    - Да! Знала! - её голос, поднявшись высоко, сорвался, - я была агентом СИС. Моим заданием было внедриться в вашу группу и информировать обо всем, что там происходит.
     Кэнти смотрел на Парт, немного отпрянув назад. Его кулаки сжались.
    - Как ты могла, Парт? - только и произнес он. 
     Она молча сидела и ждала. Она понимала, что ему нужно время, чтобы прийти в себя и успокоиться. Когда кулаки Кэнти разжались, Парт продолжила:
    - У них была моя младшая сестра, её арестовали по подложному обвинению за несколько месяцев до нашего знакомства. Она была мне ... - спазм, сдавив её горло, не дал закончить фразу.  Парт, захлебываясь от слез, одним быстрым движением села к Кэнти на колени, обхватив  ногами его бедра. Он почувствовал, как дрожит её хрупкое тело, как часто бьется сердце в груди девушки. Мысли замелькали в его голове одна за другой. Выходило, что она специально спасла их, пожертвовав собой и своей сестрой. Она дала возможность закончить создание вируса, и шанс продолжить борьбу. Он нежно обнял Парт и посмотрел на нее. Их лбы коснулись друг друга, и Кэнти почувствовал  её слезы на своей щеке. Это был самый счастливый момент в его жизни: его любовь была рядом с ним, и они делали вместе с друзьями  большое и важное дело...
     Взрыв, возникший где-то в недрах крейсера, распространялся с огромной скоростью, сметая на своем пути конструкции корабля и все живое, прорываясь в открытый космос. Кэнти сначала почувствовал легкий толчок, а затем чудовищная сила оторвала их тела друг от друга, разрывая их плоть на мелкие частицы, которые мгновенно сгорали в несущемся по следу  ударной волны пламени. Последнее, что он помнил, был огромный огненный шар, а вокруг лишь черная бездна космоса и маленькая голубая планета вдалеке.


Рецензии