Как хочется прижаться щекой к родной земле!

  Очень  хочется прижаться щекой к родной земле и вдыхать, вдыхать ее неповторимый аромат, удерживая желание,  возникшее  из далекого детства, босиком пробежаться по деревенской улице. Ранним утром услышать петухов, стремящихся громко кукарекнуть, оповещая, о появлении первых лучей солнца, торопя  хозяек открыть ворота и выпустить коров на улицу, где пастух уже, подгоняя  своих подопечных  ударом кнута о землю рядом с собой, направляет их к сочным лугам за околицей деревни.
***
   - Деда, я приехала.
   - Настена, вот молодца! Пелагея, глянь, кто к нам приехал.
   - Внученька, радость ты  наша!
  Утром Настя проснулась от теплого лучика солнца, примостившегося на ее щеке. Вставать не хотелось. Не хотелось вообще двигаться. Настя каждый год приезжала к своему деду и бабушке погостить.  Ее знакомые стремились провести свои отпускные дни, «у самого синего моря». Были среди них и те, которые  с превеликим удовольствием  направлялись посмотреть заграничный мир, а ее тянуло в деревню, в свое «босоногое детство»…
   - Ну что, Настена, идем по грибы? Я и корзинки уж подготовил, - прервал размышления внучки дед, зовя ее с собой  в лес.
   - Идем, деда, идем, - откликнулась  та.
  Девушка стремилась приезжать сюда в разное время года. Здесь всегда было тихо.  Деревенские жители проживали свои дни как – то обдуманно, не спеша. Здесь каждый звук был отчетливо слышен. Ветерок ощущался по особенному. Дождь был грибным или нужным для урожая.  Собаки лаяли, убеждая своих хозяев, в своей ежеминутной бдительности. Куры гуляли, кудахча по двору, а ярко раскрашенный петух, важничая, присматривал за ними.
  Здешние поля и леса, словно в сказке постоянно меняли свой внешний облик, раскрашивая себя с учетом сезона года в разные цвета. Весной « наряжали» свои деревья и кусты в  светло-зеленую молодую листву, покрывая лужайки травой такого же цвета и вкрапляя в нее  необыкновенной красоты цветы. Летом раскрашивали  свою листву  в ярко зеленый цвет. Осенью, будто  вспомнив об огромной палитре красок в своих кладовых, стремясь похвастаться ею всему миру, выплескивали ее  на листья деревьев,  кустов, траву и колосья пшеницы на полях, создавая незабываемой красоты пейзажи. Зимой, укутываясь в белое пушистое одеяло из снега луга, поля и леса, замирали, набираясь сил  к весне для рождения новых листьев,  побегов. 
  А сколько тут зверья, букашек, птиц…
   - Настена, ты чего?
   - Деда, смотри. Ежик.
   - Эко, невидаль.
   - Тебе хорошо. Ты живешь  с ним рядышком, ты слушаешь кукушку, видишь зайцев.
   - Так возвращайся.  Живи с нами. Места хватит.
   - Если бы было все так просто, - вздохнув, произнесла Настя. - В городе у меня родители, жених, работа.
   - Эвоно как. Не пойму я вас. В городе вам плохо. Здесь хорошо. А все одно: бежите к своим машинам, хрусталю и всякой всячине. Возьми меня и твою бабку. Сколько нам годков-то? А мы  вона, какие крепкие. Не то, что твой отец. Да и дочка наша,  мамка твоя - болеет и болеет.
   - Ты прав, дедуль.
   - На вот мою корзинку. Неси. Она уж полна грибов. Я твою счас  наполню.
   - Деда, это дятел стучит?
   - А то кто ж. Не отставай. Ненароком заплутаешь.
  Настя шла бездумно за дедом. Лес постепенно наполнялся звуками: жужжанием мошек,  щебетанием птиц, ауканьем грибников…
   - Наськ, пора домой. Обе корзины полны грибов. Бабка, поди,  самовар нагрела и пирогов спекла.
  Сколько раз приезжала сюда Настя, а все ей было в диковинку видеть резные наличники у окон. Раньше, в детстве и не замечала, как хозяева украшали ими свои  избы. Дедова изба была сложена из добротных бревен и до сих пор стояла ровненько, украшенная, как и все избы деревни, резными наличниками.
Завидев внучку и деда, Пелагея засуетилась.
   - Пришли. Идите к столу.  Во  дворе накрыла. Сушки прихвачу и к вам.
   - Пелагея, я Настене пообещал пирогов, а ты сушки несешь.
  Настя забралась в кресло – качалку,  стоящую  около стола и мгновенно заснула.
   - Будут, будут пироги, чуток позже, - пообещала старушка, подходя к ним. – Смотри-ка,  Настю как  на воздухе разморило. Ты, дед,  не трожь  ее. Пусть спит. Вдвоем почаевничаем.
  Вечерело. Дед принес из избы  плед и укутал им внучку.
   - Слышь, Пелагея, Настю не грузи работой. Пусть отдохнет от сумасшедших городских скоростей.
   - Знамо дело. Мне и самой в радость крутнуться  вокруг ней.
   - Вот и славно.
  Быстро пролетело время. Настал момент расставания с дедом и бабушкой.
Настя прощалась, прощалась с ними, а ноги, будто  прибитые гвоздями к земле, не двигались. Подъехал автобус. Пора  бы ехать. Поезд ждать не будет. Однако…
  Подошел дед, развернул внучку, подтолкнул к автобусу и сказал: - иди уж, а то бабка слезами изойдет.
  Настя ехала в автобусе и шептала, прижавшись лбом к стеклу: - я опять приеду. Обязательно приеду в этот милый моему сердцу край!


Рецензии
Знакомо. Красиво и близко сердцу.

Лён Псковская   13.06.2018 20:48     Заявить о нарушении
Спасибо за теплые слова.

Людмила Жоголева   14.06.2018 06:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.