Избранница

1. Избранница

Весна. Утро. Я лежу на пышном ложе и слежу, как солнечные лучи становятся все смелее, а тени все короче. Я - избранница. Я должна радоваться. И что бы мне не радоваться? Никогда прежде я не спала в такой чистой и мягкой постели, на таком душистом белье. Никогда прежде мне не прислуживало столько расторопных служанок. Сказать по правде, прежде (а оно было лишь позавчера, это прежде) я могла только и мечтать о том, чтобы самой попасть в число служанок при дворе Повелителя.
Все изменилось позавчера. В дом пришел сам визирь Дома Избранниц и сказал, что пришел за мной. Что меня теперь ждет новая жизнь, и не только меня, но и всю семью, ибо небывалые щедроты проливаются на тот двор, откуда Повелитель выберет себе девушку. Теперь я проведу свои дни в холе и неге, познаю самую безудержную роскошь, и мне, как и всякой избраннице, будет дарована долгая жизнь. Ведь Повелитель, который сам уже живет на земле бессчетные годы, не любит, когда  наложницы рано покидают его. "Что поделать? Он - человек привычки" - сказал, улыбаясь, визирь. И мы все знали, чему он улыбается. Каждому известно, что Повелитель - вовсе не человек.
Да, я должна радоваться. Вот только церемония преображения меня страшит. А она случится сегодня. Все в стране знают, как она происходит, хотя никто никогда на ней не присутствовал. Лишь в одном рассказчики расходятся. Кто говорит, что само действо происходит в холодном мраморном подземном зале, а кто - что, напротив, на террасе во внутреннем дворце, террасе, залитой солнцем. Меня разденут, дадут мне выпить особый настой, а потом чрезвычайно острыми ножами сделают надрезы на моих венах - два на запястьях, два на щиколотках. И выпустят всю кровь. Но я не умру.
Затем, в зависимости от воли Повелителя, в тело мое вкачают новую живительную влагу, и она станет источником моей новой, весьма длинной, жизни. Это может быть искристое вино с авайских долин, и тогда нрав мой станет веселым и легкомысленным и я буду искусна в выдумках новых развлечений и забав для Повелителя. Это может быть молоко винторогих буйволиц, и я буду мягкой и нежной, и, сверх того, стану рожать здоровых крепких детей, из которых получаются верные стражи и честные чиновники, а также хорошие жены для соседних государей - а добрые отношения с соседями так важны! Это может быть ртуть, чьи серебряные струи сделают меня гибкой и неподражаемой в танце. Это может быть отвар маковых головок, и тогда голова моя заполнится мириадами интереснейших рассказов. Да мало ли, что это может быть! Много есть путей, чтобы усладить Повелителя и скрасить его долгое многотрудное правление.
Многие девушки прошли через это, и разве я не видела их, довольных, счастливых и вечноюных, когда величавые кони гордо проносили их перламутровые повозки по лицам и площадям?
Так чего же я страшусь? Почему с тревогой слежу, как укорачиваются тени и приближается время, когда за мной придут жрецы? Ведь я счастливая. Я - избранница.

2. Взгляд визиря

Со временем я стал понимать отшельников. Стал понимать этих нечесаных, грязных, заросших бородой от ушей до груди грубых смутьянов. Со временем надоедает делать одни и те же бессмысленные вещи. Мыть лицо и шею по утрам. Умащать волосы драгоценными маслами. Завивать бороду и усы. Возглашать молитвы богам. Приводить избранниц к Повелителю.
Особенно надоело приводить избранниц к Повелителю. Никакого смысла в этом занятии нет. Он редко вызывает их к себе, да и, когда вызывает, смотрит отстраненно с нескрываемой скукой в глазах на их танцы и забавы. Ночи он с ними не проводит. Да и зачем? Наследник ему не нужен -ведь он бессмертен, да, если б и так, детей из них способны приносить только эти белокожие коровы, которые и так плодятся без устали без всякого участия мужчин. И уж точно можно сказать, что сладострастные забавы его нисколько не прельщают.
И все же каждые два – три года повторяется одно и то же. Он вызывает меня к себе и говорит, что избрал новую подругу. Взгляд его при этом не весел, наоборот, глаза обычно выглядят бессонными, веки набрякшими, а углы рта презрительно опущены вниз. Он называет мне адрес и имя, и я, надевая на лицо мину благодетеля, спешу к названному семейству. Это могут быть хоромы богатого купца, или дворец вельможи, или домишко рыбака или даже лачуга нищей вдовы. Да и сама избранница вовсе не блещет красотой. Встречаются среди них и перезрелые девы, и рябые, и косые, и даже кривобокие. Ну, ничего! Волшебные отвары, которые вливают в их жилы жрецы, всех сделают красавицами.
Да и семейство, как ни посмотри, радо: золото и почести льются на них потоком, пока дочь обитает в доме Избранниц. А обитает она там долго, иной раз и до ста лет. Иногда мне кажется, что Повелитель устроил этакую лотерею среди жителей страны, чтобы облагодетельствовать хоть нескольких из них.
Не знаю, не знаю.
Не затеял же он все это ради той крови, что выпускает из девушек? Той крови, которую велит собрать всю до капли и принести ему? Той крови, – и про это мало кто знает – которую он выпивает в одиночестве все с той же брезгливой миной на лиц.

3. Воля Повелителя

Человеческая кровь – удивительно противный на вкус и на ощупь напиток. Впрочем, не думаю, что в этом она отличается от чьей-либо еще крови. И вот сегодня мне опять предстоит это испытание – выпить полный кувшин крови, недавно выпущенной из жил молодой девушки. Мне, который любое мясо предпочитает есть если не хорошо прожаренным, то тщательно протушенным или вываренным.А что поделать? Мне приходится так поступать, чтобы никто не догадался, зачем я все это затеял.
С простым народом все просто – им нравится считать своего Повелителя мужчиной с большой буквы, способным покрывать по тридцать-сорок женщин на раз. Их только радует мой обширный гарем. Они завидуют семьям избранниц и надеются, что когда-нибудь и их конопатая толстолапая девка будет выбрана мною.
При дворе, конечно, знают больше. И, конечно, ходят всякие глупые слухи о ритуале омоложения, о невиданной силе, которую я черпаю из крови девственниц (кстати, не все они – девственницы), о жертвоприношениях неведомому богу… Ну и пусть так. Пусть думают, что такова воля Повелителя. Чем дальше от правды, тем лучше.
В чем же заключается правда? Правда, которую я не расскажу ни солнечному лучу, ни звездной тени, ни дуновению ветра, ни полевой траве? Правда, которую я стараюсь забыть хотя бы на те два-три года, что провожу в покое? Она в том, что выбираю избранниц не я. И выбираю для целей, совсем мне не любых.
Мироздание не терпит таких, как я, - достигших бессмертия и власти, могущих соперничать с богами. И поэтому время от времени появляется девушка, которой суждено родить Избранного – того, кто уничтожит меня. Но я всегда нахожу этих девушек первым. Я мог бы отрубать им головы, и повергать свой народ в трепет. Я мог бы тихо травить их, подсылая бабок-ведуний. Но я избрал другой путь. Я возвышаю их. Возвышаю, предварительно лишая крови, несущей в себе силу, способную меня ниспровергнуть, крови, которую они уже никому не смогут передать.
Все это немного жестоко, достаточно коварно и в чем-то забавно. Вот так и живу. А кровь выпиваю. В конце концов, вдруг найдется какой-нибудь безумный маг, который возжелает влить ее в свои вены? Ну, его к черту, так рисковать!


Рецензии
Что-то не завидую я этой избраннице... Пол

Пол Унольв   14.05.2017 16:13     Заявить о нарушении