Пасхальная ночь в Лавре

         

Холодная Пасхальная ночь. На часах без четверти час, последнее метро отправляется в десять минут второго. Темно и тихо, редкие прохожие навстречу, а мы со старшей дочерью, спешим в Лавру на богослужение праздника всех праздников. Сна ни в одном глазу, приятно оттягивает руку тяжелая корзина с двумя пасхальными хлебами, колбаской, телятиной, которую накануне приготовила жена и неизменными разноцветными крашенками ( желтые, красные, синие, зеленые). Пасочки нам испекла сестра жены, талантливый пекарь кондитер, выпускающий свою выпечку под брендом One cake bakery. И выпечка у нее надо сказать на уровне, на высоком уровне, занимается человек своим любимым делом, что тут сказать. Спасибо ей за эти вкусности.

Практически пустой перрон метро и никого в вагоне, кроме еще одного молодого человека с корзиной, так же как и мы едущего в Лавру и пожилого музыканта с гитарой. Ночью, оказывается поезда метро ездят быстрее чем днем, с быстрым ускорением лязгом и свистом, уносятся за нашими спинами вагоны, а мы спешим на эскалатор Арсенальной. На подъемнике нас всего трое не считая мою Катюшку, три корзинки и все трое в Лавру. Удивительно, огромный эскалатор а всего три корзины. На противоположной стороне едут вниз на последнее метро люди, усталые, спешащие домой. Многие просто сидят на ступеньках.

Бодрящая свежесть холодного ночного воздуха встречает нас наверху, и здесь не так уж и много прохожих, но дорога оживлена, вот мимо нас проносится кортеж из пяти машин представительского класса, тоже едут святить пасху в Лавру. Не спеша идем по Январского Восстания, проходим мимо дома Катюшкиного деда Игоря, который с каждым годом все дальше и дальше отдаляется от нас. Слишком уж богатый дед, с квартирой на улице по которой мы сейчас идем, огромным особняком за городом, разве же ему до нас, да и нам не так уж и нужно внимание с пьедестала. Но не будем омрачать наши действия хмурыми размышлениями. Идем Катюшка святить Пасху.

Перейдя площадь через подземный переход в котором как будто застыла жизнь, пустые стульчики кафе, стойка бара и маленькие отделы магазинчики со всякой мелкой всячиной, от статуэток до глянцевых красивых журналов и дорогих женских клатчей. Впереди парк Славы, высокой стелой возвышается памятник Героям ВОВ. Аллея подсвечена фонарями, декоративные кусты аккуратно острижены. Приглушенные тени вокруг и ни души, мы идем через парк укутанный желтым светом. Как же здесь на самом деле красиво.

Спустя минуту перед нами открывается панорама всего левого берега, и Катя в восторге смотрит, со склона вниз на Днепр, освещенный мост метро, прямую нитку Броварского шоссе, и множество самых разных огней впереди. На дебаркадер Баккара пришвартованный к берегу и отдающий блики огней на воду, на медленно движущиеся машины внизу. Здесь действительно открывается прекрасный вид на весь левый берег.

Потеряв несколько минут, мы проходим мимо интересного памятного сооружения в ярких огнях, явно христианского значения, из новых - это памятник жертвам Холокоста, я так и не отыскал мемориальной таблички, выходим из парка на улицу и подходим к Лавре. Быстрыми живыми потоками отовсюду сюда стремятся попасть люди. Весь Печерск, каждый имеющий такую возможность православный человек, старается посвятить свою Пасху именно в Лавре.

Вокруг много полиции, вневедомственной охраны и нищих, каждые десять метров просят милостыню по обоим сторонам мостовой. Крестимся и входим во двор Лавры и сразу же попадаем в пространство торжественности. Двор ярко освещен собственным освещением, а перед Трапезной и Успенским собором прожекторный свет. Но больше всего поражает красота усыпанных белым нежным цветом деревьев растущих по левой кромке, и особого настроения всех пребывающих здесь. Море людей, небывалое оживление. На часах начало второго, служба началась в 23:30. Величественность звонницы и соборов с златоверхими куполами поражает воображение. Но несмотря на все это здесь в любой праздник, и даже праздников праздник, стоит особая благоговейная тишина. Как и в любом святом месте, негласная тишина.

В Трапезную, храм в котором служит сам Онуфрий, нам уже не попасть, люди заполнили все ступеньки перед входом лишь бы краем глаза увидеть Пасхальное Богослужение. Перед храмом тоже небывалое скопление людей, служение идет и во дворе. Мы с Катей направляемся в Успенский собор в надежде таки попасть внутрь. Здесь такая возможность есть, внутри людей много но можно еще пройти. Из малого покоя мы пробираемся в правый главный. Катя вышла вперед и заняла место в левой части перед самым алтарем, я же так и остался стоять на входе под сводом. Не считая того, что постоянно кто- то выходит или наоборот протискивается вперед, место удачное.

То, что открывается взору и слуху на Пасхальном Богослужении происходит раз в год. Нет такого богатства слов, которыми можно было бы описать красоту иконостаса Успенского собора. Нельзя найти слов в описании атмосферы в которой находишься. Глаза видят, а слух внимает. Церковное пение в преобладании совершенных мужских голосов на грузинский манер, может быть Валаамское, здесь уж я не знаток, поразило и взволновало меня до глубины души. Необычайно приятный женский голос произносил часто слово на чисто русском языке с особым шипящим придыханием. Христос Воскрес!!! Воистину Воскрес повторяла паства и кричала моя Катя в свои девять как мне казалось громче всех. Красота проведения Пасхальной Литургии проникала в меня, а я от маловерия своего пораженный, смотрел вверх на покрытые золотом церковные люстры - паникадило, как медленно они вращаются и это казалось мне невозможным. Запах ладана и церковных благовоний приятно окутывал всех вокруг. Жизненные тревоги перестали быть значимыми, хотелось только слышать и видеть.

Я крестился, вспоминая когда это нужно делать из наставлений верующей бабушки, смотрел когда другие крестятся. Приобщение к всеобщему служению возносило меня. Выносили Евангелие. Выходили все священники в красных красивых одеждах и у каждого в руке был священный атрибут. Потир - чаша, Лжица - серебренная ложечка для принятия причастия, Копие - маленький нож для доставания агнца из просфоры. И на кончике Копие я видел мерцание огня, как будто от множества изумрудов. Вместе со всеми я повторял молитвы Отче Наш и Символ Веры.

Не осталась в стороне и Катя, происходившее не менее моего поразило ее воображение и она много раз часто и по детски крестилась. И совсем стала обижаться на меня когда я сказал, что на причастие сегодня не можем пойти, не было исповеди. В другой раз успокаивал я ее.

Когда начали причащать, пришлось переместиться в малый храм, слишком уж активный поток был, заказали Сорокоуст за здравие, поставили у икон свечи. Катя устала, и все спрашивала меня когда же будут святить Пасху и когда мы пойдем уже домой. Что и не удивительно простояла три часа.

В начале пятого мы вышли во двор и увидели что уже строятся люди, и только стали и я нагнулся чтобы зажечь свечу, вдруг совсем неожиданно почувствовал как упали капли святой воды и возглас Христос Воскрес!!! Воистину Воскрес разогнувшись в замешательстве сказал я и два молодых человека в черных монашеских облачениях пошли с ведром святить дальше. От такой неожиданности стоя посреди освещенного двора под звонницей я даже хотел снова стать в поток людей, но посчитал что это будет лишнее.

Катя торопила домой, совсем не хотелось уходить , на часах половина пятого, но таки вышли и снова пошли через парк. Вокруг и навстречу шли люди со счастливыми лицами, садились в машины, главный христианский праздник чувствовался во всем.

А потом, уже в парке произошел самый волнительный и запомнившийся мне момент. Зазвонил колокол звонницы Лавры. Это был не просто церковный звон, это был необычайно серьезный звон. Пронзительно высокий и в нем, скрипящий, низкий, и воспринял я его как что то древнее и знакомое и влился этот звук в меня, заставив остановится, а потом искать место где бы лучше его слышать. Серьезный звон Благовеста, звучал минут 15, сменившись церковным перезвоном. И все эти 15 минут я не мог идти и все оглядывался, а Катя дергала меня в сторону. Благовест очень сильным впечатлением пришел ко мне и мне хотелось бы снова его услышать. Говорят от звона церковных колоколов бесы рассыпаются в стороны. Так и во мне от этого звука внутри что то подвинулось, отпечатало душу. Нигде прежде я не слышал звука от которого бы так из самой души падали из глаз скупые несколько слез.


Метро открыли в 4:38, Катя открыв рот спала в вагоне, уставшая, и еле дошла домой. Я же пришел очень взволнованный всем увиденным и услышанным. Разговелись.


Рецензии
До чего же прекрасно описано событие,что такое впечатление,что всё это видишь и слышишь и проникаешься всем этим!Спасибо!Да Праздник великий!Всех Вам благ!С уважением!

Ларисса Климен   22.05.2017 16:31     Заявить о нарушении
Спасибо Лариса!

Я очень признателен Вам, приятно осознавать, что Вы взглянули на Пасху моими глазами.

С уважением Евгений.

Евгений Косенко   23.05.2017 22:04   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.