Подранок

   Они встретились на празднике, случайно. Она сидела с подружками на скамейке, они  пили сидр, а он стащил булочку с  лотка, и ловко спрятал её в кармане широких штанов. Их взгляды встретились. Вместо того, чтобы возмутиться, он же украл, она улыбнулась. Он тоже не смутился, подмигнул и улыбнулся ей. Потом они встретились у выхода из парка, она увидела его  и чуть отстала от подруг, поняла, что он её ждёт. Свою дружбу  скрывали от знакомых и родителей. Да и было от чего; она из зажиточной еврейской семьи, он пролетарий. И во всём остальном они были полной противоположностью; она невысокого росточка, темноволосая, он белобрысый дылда, она играла на фортепиано, он пел матерные частушки. Её отец  был банкиром, а его – портовым грузчиком. О том, чтобы пожениться, даже мечтать не приходилось. Молодость, любовь сделали своё дело, она забеременела. А тут война, его мобилизовали в айнзацгруппу, которая вычищала  город  от евреев и коммунистов. Семья девушки одной из первых попала под  репрессии. Расстреливали евреев в лесу, в первое время местные каратели стреляли не прицельно, было непривычно стрелять в своих же сограждан. Расстрельные ямы забрасывали землёй, которая шевелилась  и стонала от тех, кого не убили насмерть. По ночам подползали родственники в надежде отрыть и забрать  ещё живых. Чтобы это пресечь, ночью обходили территорию полицейские с собаками, а  тех, кто был уличён в саботаже и не стрелял на поражение, тоже расстреливали.

   Он впервые попал в расстрельную команду. Перед  свеже  вырытой ямой  стояли полуголые люди, судя по внешности – евреи.   Знал, что за саботаж можно самому получить пулю, стараясь не всматриваться в лица, он приготовился стрелять.  И,  в тот момент, когда должна прозвучать команда – Feuer, он увидел в первом ряду её.  Одной рукой она прикрывала обнажённую грудь, другой – округлившийся живот.  Он рванулся вперёд, успел добежать до неё, обнял, заслонил собой. В этот момент прозвучали выстрелы.  Пуля прошла  через него навылет и обожгла ей бок. Они вместе упали в яму. Яму засыпали землёй. Расстрельная команда в полном молчании погрузилась в кузов грузовика. Ночью дезертировал  друг погибшего парня. 

   Она очнулась глубокой ночью от толчков в животе.  Сверху что – то давило, пахло свежей кровью. С большим трудом удалось высвободиться от навалившихся на неё тел и земли. Отползла от ямы. Ребёнок продолжал пинаться в животе. Вдалеке послышался лай собак. Собрав все силы, она поползла.  Утром её обессиленную у забора нашла хозяйка дома, который стоял недалеко от леса. Женщина сразу поняла, откуда здесь появилась окровавленная, беременная еврейка. Долго прятать у себя хозяева побоялись и на следующую ночь переправили беременную на хутор, к родственнице. Еврейскую внешность трудно скрыть, и всё же,  кое - что можно. Роскошные, тёмные кудри отрезали, оставили короткие волосы и осветлили их. Конечно, присмотревшись повнимательней, можно было угадать  в ней еврейку, но на отдалённом хуторе, некому было рассматривать. Родился мальчик. У него, как и у матери, а у неё на боку осталась отметина от оцарапавшей пули, растекалось большое, тёмное пятно. Это была память об отце, который спас их ценой своей жизни. 

   Всё проходит со временем, и плохое и хорошее. Закончилась война, мать с ребёнком вернулись в город. В бывшей квартире ей досталась детская комната с бывшей каморкой для прислуги. Удалось кое – что из сохранившейся мебели перенести к себе.  В остальные комнаты, бывшей до войны большой квартиры, заселили тех, у кого не было жилья. Квартира превратилась в коммуналку. У неё было преимущество перед остальными жильцами,  из комнаты для прислуги был отдельный выход на чёрную  лестницу.

   Прошли годы. В лесу, расстрельные ямы, заросли кустарником и молодыми деревьями. Сюда часто приходили  мать с сыном,  они,  молча,  подолгу тут стояли.


Айнзацгруппы полиции безопасности и СД (нем. Einsatzgruppen der Sicherheitspolizei und des SD, сокр. EGr, рус. «целевые группы», «группы ...) - Википедия


Рецензии