Воин

   Яркий  свет, исходивший от  стен  славного града Асгарда, слепил всадников,  мешая рассмотреть детали величественных зданий.  Всадников было трое: Иван  и две женщины по обе руки от него. Женщины были в доспехах, на их головах были надеты шлемы с двумя короткими рогами, у каждой были щит и копье. Они бесшумно скакали  по дороге, вымощенной белоснежными  облаками, к городским воротам.
   Подъехав ко дворцу Одина, они  вошли в огромный зал, стены, пол и потолок которого излучали мягкий серебристый свет. В зале было множество дверей, но не было окон. В центре зала на троне восседал Хозяин. На нем были доспехи и синий плащ. Тень, от накинутого на голову капюшона, не давала рассмотреть лица Одина, но Иван смог заметить седые волосы и бороду.
  - Здравствуй Иван! - сказал Один громоподобным голосом, - ты храбро сражался и геройски погиб в бою. Внимательно разглядывая Ивана, он продолжил:  «Я  послал Валькирий за тобой, чтобы они привели тебя ко мне. Теперь ты будешь жить здесь, в Валхалле. Мне нужны герои для грядущей Великой битвы!»
   Смутившись и обрадовавшись одновременно, Иван хотел что-то сказать в ответ, но в это время прозвенел звонок, возвращая Ивана в школьную реальность.
  - Запишите задание на дом, - произнес учитель истории и Ванькины мечты окончательно рассеялись, - к следующему уроку прочитать главу о викингах и их богах...

   Иван, теперь его все называли Абдула, не мог заснуть. Он лежал на земляном полу. Вокруг него также на  полу лежали его товарищи. Все они крепко спали после долгого и самого важного дня в их жизни. Спали все, кроме тех, кто был наверху в боевом охранении.
   Они находились в каменном здании склада с оружием. Оружие предназначалось для душманов. Духи проходили боевую подготовку здесь, на тайной военной базе, расположенной  на территории Пакистана.
  Иван, как и его товарищи, были взяты в плен в  Афганистане, а затем их перевезли сюда. Все они попали в плен по-разному: кто-то был в бессознательном состоянии в результате ранения, кто-то,  как и он, ушел в самоволку, где его и схватили духи, кто-то  дезертировал в надежде оказаться на Западе. Итог для всех стал один — жизнь раба, без надежды на свободу и на возвращение домой. 
   Иван не мог смириться с такой участью. Еще сидя в зиндане у предыдущих афганских хозяев, он искал возможность побега,  но удобного случая не представилось.  Тут на базе их тоже строго охраняли, но охранников было много, а у семи нянек - дитя без глаза...
    Их повели колоть камни за территорию базы. Целый день они по страшной жаре молотили камень под присмотром трех вооруженных охранников. Вечером, по дороге на базу, ему удалось нырнуть в придорожную яму, пользуясь  наступившей темнотой. Он лежал и слушал  как затихают шаркающие шаги усталой колонны, заглушаемые колоколом сердца, бьющего набат в его ушах. Убедившись, что его никто не видит, он вылез из канавы и пошел прочь от базы.
   В Исламабад он добрался за три дня. Помогло то, что на нем была хоть и сильно изношенная, но гражданская одежда, не вызывавшая у местных подозрений. Его черные волосы и густая борода вкупе с загоревшими лицом и телом, тоже сыграли свою роль. За время проведенное в плену, он неплохо выучил местный язык и мог понимать, что от него хотят. Его принимали за нищего или паломника, помогали едой, водой и подвозили по пути.
   Ивана задержали в пятидесяти метрах от советского посольства.  Он совершил ужасную ошибку, когда, увидев родной красный советский флаг, из последних сил заспешил к зданию посольства, не обращая ни на что внимания. Полицейские, дежурившие неподалеку, заметили подозрительного мужчину, быстро приближающегося к охраняемому объекту, и схватили его. Запихнув его в машину, они отвезли его в участок, где он допустил еще одну роковую ошибку. Он всё им рассказал. Он рассказал, что он советский солдат, попавший в плен в Афганистане, что тут в Пакистане его держали на военной базе недалеко от Пешавара. Ему поверили и отвезли обратно. Обратно на базу...
   Иван лежал и не мог заснуть. Все его тело представляло собой одну сплошную гематому.  Что болело конкретно, понять было невозможно, потому что болело всё. Ивана били на виду у всех. Били долго и остервенело. Но самое страшное случилось под конец избиения: Ивана изнасиловали... Сделал это один из полевых командиров.  Уж лучше бы они его пристрелили...
   Эти два события - его неудачный побег и публичная расправа над ним - стали той последней каплей, переполнившей чашу терпения всех советских военнопленных.  Они решили устроить побег. Но, обсудив перспективы уйти с территории Пакистана и добраться до своих, решили, захватив базу, потребовать вызвать к себе советского посла и представителей Красного Креста.
   Вчера вечером, когда все, кроме нескольких охранников, ушли молиться, они, сняв часовых, выпустили всех пленных и афганских, и советских и, захватив арсенал, открыли огонь в воздух. Они стреляли в воздух, так как понимали, что ведение боевых действий военнослужащими Советского  Союза  на территории формально нейтрального государства, могло вызвать большие международные последствия. 
   Примерно через два часа приехал главный моджахед.  Выслушав требование восставших, он объявил, что если они не сдадутся к утру, то их всех уничтожат. Когда он ушел, стороны обменялись несколькими очередями друг по другу, но было уже темно и вести прицельный огонь было невозможно.  Резонно решив, что душманы не решаться атаковать в темноте вооруженных до зубов советских бойцов, командир, выставив посты, собрал всех внизу в арсенале.
  - Товарищи! - начал он немного взволнованным голосом. Мы захватили арсенал. Моджахеды очень заинтересованны в том, чтобы мы сдались, и все оружие осталось невредимым.   Если мы не сдадимся, то утром они пойдут в атаку, - немного помолчав и осмотрев всех, командир продолжил,  -  как вы понимаете - обратной дороги нет! Живым никто отсюда не выйдет. У нас есть выбор: либо сдаться, и тогда вы знаете, что с нами сделают; или, уходя, хлопнуть дверью так, чтобы услышал весь мир!  Все одобрительно закивали. - Я предлагаю заминировать арсенал, и последний, кто останется в живых, взорвет его...
  К  рассвету все были на ногах. Все, кроме Ивана.  Он несколько раз попытался встать, но из этого ничего не вышло, он не мог самостоятельно передвигаться: правая нога, как оказалось, была сломана.  Глаза не открывались и почти ничего не видели из-за распухшего лица и сломанного носа. Тогда командир подошел к нему и, крепко обняв, сказал: «Иван! Ты будешь тем, кто поставит последнюю точку! Прощай!» - он протянул Ивану гвоздь, к середине которого была привязана тонкая стальная проволока, уходящая к ящикам с гранатами и минами. После этого командир быстро поднялся по лестнице на крышу.      
 Иван остался один. Он с трудом пальцами приоткрыл левый глаз и осмотрелся: на сколько позволял видеть  свет от  карманных фонарей, найденных здесь же на складе,  кругом стояли ящики с оружием: здесь были и американские автоматические винтовки и противотанковые гранатометы, китайские пулеметы и немецкие автоматы. Бали здесь и английские зенитно - ракетные комплексы «Стингер». Этим оружием можно было вооружить целую армию...
   Снаружи послышались выстрелы. Скрепя зубами от своего бессилия, Иван превратился в слух. Ожесточенная перестрелка практически не затихала несколько часов. Время от времени бойцы спускались в арсенал, чтобы поднять наверх патроны и гранаты.  В какой-то момент Иван услышал звуки вертолетов и почувствовал, как по толстым каменным стенам и  крыше забарабанили авиационные снаряды. После этого перестал стрелять крупнокалиберный пулемет ДШК, который они установили на крыше. Потом над крышей начали разрываться осколочные снаряды. Вскоре стрельба затихла. Секунды шли, а тишина звенела в ушах. Иван надеялся, что бой вот-вот продолжится, что ребята все живы, и они сейчас откроют огонь. Но шли минуты, а бой не возобновлялся. «Может душманы послали парламентеров? Может они согласились на наши условия?» - гвоздь, зажатый в его руке, больно резал ладонь. 
   Умом Иван понимал, что все его товарищи мертвы. Иначе к нему бы кого-нибудь  давно прислали.    Но что-то внутри него шептало: «Не спеши, Ваня, не спеши! Жизнь дается один раз! Подумай, может они тебя не тронут? Они же не убили тебя после твоего побега...»
    В этот момент ворота склада, закрытые изнутри, заскрипели, и сорвавшись с петель упали. Яркий дневной свет ударил по прикрытым глазам Ивана. В проем ворот вбегали духи. Их было много, они громко крича, бежали к нему. Немного подождав пока побольше душманов окажется внутри арсенала, Иван, что было сил, дернул проволоку...
    Яркий  свет, исходивший от  стен  славного града Асгарда, слепил всадников,  мешая рассмотреть детали величественных зданий.  Всадников было трое: Иван  и две женщины по обе руки от него. Женщины были в доспехах, на их головах были надеты шлемы с двумя короткими рогами, у каждой были щит и копье. Они бесшумно скакали  по дороге, вымощенной белоснежными  облаками, к городским воротам.
   


Рецензии
Владимир.спасибо Вам за прекрасное правдивое произведение.Задело
С уважением Елизавета

Елизавета 5   24.02.2017 16:10     Заявить о нарушении
Елизавета, спасибо за высокую оценку.

Владимир Русавский   24.02.2017 16:22   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.