2. Дверная ручка

  Дверь церковной трапезной отварилась и входит отец настоятель Серафим с прихожанкой Софией: - « Пожалуйста, вот сюда присаживайтесь», отодвигает стул от стола, за ними следом  четверо певчих, баба Нюра свечница и отец дьякон Вячеслав.
  Прихожанка Ирина, которая было сегодня ответственная за кухню, увидев всех, поспешила ставить на стол горячий борщ. Все, стоя, сразу запели молитву Отче наш... Священник благословил стол и все молча сели. Закончив тарелку с первым блюдом, отец настоятель произнес:  Дорогие отец дьякон, и все, вот познакомьтесь с нашей прихожанкой, кто не знаком, это раба божья София. Мы вот с ней рассуждали о том, что  в жизни, когда человек ищет Бога, истину, то Господь открывается и приходит на помощь в трудную минуту, когда казалось уже помощи ждать неоткуда, вдруг Божественный промысел приходит на помощь и все разрешается. Этим как бы показывает что Он, наш Отец Небесный рядом и заботиться о нас, своих детях. Я вот знаю, у отца дьякона было несколько историй. Отец Вячеслав, поделитесь с нами вашим опытом веры, расскажите хотя бы одну.
  Ну что-ж, хорошо, слушайте. В детстве меня дедушки и бабушки таскали в храм на причастие, а родители мои в храм не ходили. Учился я в большом городе, в школе постоянно нас прорабатывали о том, что Бога нет. И я на некоторое время отошел от веры, доверяясь словам авторитетных учителей. Но когда я вырос, сам стал переоценивать ценности, о которых нас учили в школе, дома, в стране. Один из главных вопросов, над которыми я рассуждал, это есть ли Бог. Я часто думал: Вот если вдруг умрут мои родители, как я переживу. И размышляя о том, что когда-нибудь  умру и я, это мне не давало покоя. Я никак не верил в то, что я   умру. И я постоянно искал доказательства тому, что есть Бог, или доказательств обратных, что Его нет. И когда, мне одни говорили, что Бог есть, а другие, что нет, я не хотел никому верить, для меня было важно  самому понять и убедиться на сто процентов, что это так.
  Настало время служить в Советской Армии. Меня взяли служить в хозяйственном подразделении в ВВС в Казахстане. В нашем ведении были прачка, химчистка и баня. Последние полгода перед дембелем меня назначили начальником солдатской бани. Но кроме меня был еще гражданский начальник, дядька самый главный. Хотя моя должность и называлась начальник бани,  но в мои обязанности входило: ремонтировать краны, трубы и прочее, а так же принимать уборку после того, как помоются части.
  И вот однажды, наш начальник главный допустил большую оплошность, пустив мыться в нашу баню роту солдат из стройбата не славянской внешности. Они вроде пообещали ему дать краску  для ремонта бани, а он за это их пустил помыться, они были не из нашей части.
  В нашей части была дедовщина, а у них землячество. Что такое землячество?! Например: вот десять солдат родом из Кзыл-Орды, а другие двадцать из Ташкента, а третьи сорок человек  из Баку. И эти сорок, так как их больше, и они всеми командуют, гоняют их, заставляют работать, а сами ничего не делают, а если делают то для вида. Но тут есть еще нечто, из этих сорока есть три человека, которые всеми управляют, и своими и чужими.
  Эти трое, обычно ходили с болтающимся ремнем на талии, с расстегнутым верхним воротом кителя, с толстым подшитым воротником из белой ткани, который делали из простыни, разрывая ее на части. Считалось, что чем толще это «подшива», тем круче парень-солдат. Еще у них была длинная цепочка с ключами, которыми они постоянно размахивали, наматывая их на палец туда и обратно, прохаживаясь при этом вальяжной походкой, время, от времени покрикивая и подгоняя других. Этих основных мы называли, бурые.
   Так вот что произошло. Я стоял на первом этаже, в коридоре возле входа в предбанник, разговаривал не помню о чем-то с их офицером прапорщиком, и в это время проходил мимо один из этих бурых, и специально плечом задел меня и стал на меня наезжать, как будто это я его задел. Мы сцепились, но офицеры нас разняли. После этого этот солдат вышел на улицу. Я сразу стал соображать, что мне делать дальше. Их в бане этих нерусских темнокожих больше ста человек, еще на улице стоят человек сорок. Выйду на улицу, там с ними столкнусь. Решил сделать по-другому: я поднялся в баню на второй этаж, там у меня была комната, как мы называли в армии  каптерка. Деревянная дверь оббита жестью, внутри дверь закрывалась на небольшой металлический засов. Закрылся, сижу тихо. Вдруг слышу, он идет и кричит: - «Гдэ-э, он»?
  По-видимому, кто-то указал на мою дверь. Он подошел к моей двери и начал ломиться.
Дверь не поддавалась. Тогда он со всей силы стал рвать ручку двери на себя. Смотрю мой металлический засовчик начал прогибаться и соответственно длина его стала сокращаться, осталось буквально пару миллиметров. Еще пару раз дернуть дверь и она откроется. Я весь вспылил, адреналин ударил мне в голову, в глазах потемнело. Думаю: Что делать? Открыть дверь и дать ему по физиономии, получу я, но получит и он. Но какой смысл? С ним в честном поединке не выйдешь один на один. Во-первых, он сдаваться не намерен. Он своих всех держит в страхе, он у них  авторитет, и на поражение он не пойдет. Смириться?! Допустить, что бы он победил, и позволить себя поколошматить, - бессмысленно, он на этом не успокоится и начнет потом глумиться дальше, чтоб показаться перед своими, что он крутой и бьет русского, и может пойти дальше до гнусного надругательства вплоть до блудного, даже до изнасилования. Внизу стоят их три офицера, которые не будут вмешиваться, даже если они услышат, что наверху что-то происходит. Они их и сами побаиваются. Поэтому, я был готов драться с ним до  конца. С другой стороны, если в поединке я начну побеждать, то все равно его земляки толпой набросятся на меня и ногами забьют до смерти. И кроме того, эти бурые всегда ходили с ножами. Убьют всей толпой и не найдут кто.
  Я стою возбужденный за дверью, и пьяный от адреналина, наготове, что если дверь откроется  чтоб драться до смерти. Но в тоже время, мой мозг продолжал искать выход из этой ситуации и где-то интуитивно, процентов на десять надеялся, что можно найти, но не находил. Вот ещё один рывок, засов еще больше укоротился, еще последний рывок и всё … и вдруг я  почему-то проговорил: Господи, если Ты есть, помоги! Господи, помоги! Это была моя последняя инстанция поиска. И вдруг слышу в дверях звук такой: Пух! Наверно, открылась дверь, подумал я. Оборачиваюсь, смотрю на дверь – закрыто. Слышу за дверями хохот толпы: Ха-ха-ха. Дальше раздался звук небольшого металлического предмета, ударившегося об бетонный пол. Затем  мой преследователь выругался матом и ушел. Я сел на стул, и стал логически, по порядку осмысливать по шуму, что могло там произойти. И тут мне стало все понятно: бурый солдат, ногами уперся в стену, и со всей силы рванул за ручку, пытаясь открыть дверь, но вместо этого, она оторвалась от двери и он упал, ударившись об пол, этим рассмешил своих земляков, от боли и злости, он ударил  об пол эту ручку, выругался, и ушел оставив затею преследовать меня.
   Я долго сидел в своем убежище, пока не услышал шум дежурных уборщиков, оставшихся наводить порядок после помывки своей части.
  После этого я часто вспоминал этот случай и размышлял о нем. Почему именно в ту же секунду, после того, как я сказал: Господи, помоги! - ручка оторвалась от двери?! Где-то на восемьдесят процентов я верил, что это было ответом на мое обращение к Богу. После этого были еще разные случаи, когда Господь отвечал тут же на мои просьбы, иногда не сразу. Но со временем  я понял точно, что Господь никогда не оставляет уповающих с верой на него. И промыслительно заботится с любовью, как Отец, о чадах своих. В этом я убедился не один раз и понял, что Он всегда рядом, и все видит и слышит.
  Но эта ручка, оторвавшись от двери моей каптерки в армии, крепко прикрепилась к двери ведущей в Небо. Этот случай, стал первой ступенькой в моей жизни, ведущей меня на пути к Богу.
   Несколько минут в трапезной царила тишина. Все были потрясены рассказом отца дьякона, а София обхватив руками голову, сидела, ошарашенная этой историей. Через некоторое время она проговорила: Боже мой, вот как родилась ваша вера, пройдя закалку через такие испытания, я в шоке в хорошем смысле слова. Послушав вашу историю, я стала понимать, что мои житейские скорби, о которых я часто переживала и унывала, в сравнении с вашими испытаниями, являются совершено незначительными. Благодарю вас, отец Вячеслав, за искренний, трогательный рассказ.


Рецензии
Спасибо за рассказ! И ручки Господь нам посылает, и людей нам в помощь,
лишь бы мы не пропали.С Новым годом и наступающим Рождеством!
С уважением, Людмила

Людмила Иванова 10   03.01.2017 11:56     Заявить о нарушении