Марафон

   Марк проснулся за десять минут до звонка будильника. Полежал немного с закрытыми глазами, собираясь с мыслями, окончательно прогоняя сон. Через полтора часа он сядет в грузовик и  поедет догонять уехавшую накануне вечером заводскую команду. Предстояла самая важная гонка в его спортивной биографии. Он тоже  мог поехать вчера, но руководитель команды настоял, чтобы Марк поспал лишнюю ночь дома перед началом изнурительного многодневного марафона.
   Отключив будильник за минуту до звонка, он тихонько вылез из-под одеяла и, стараясь не разбудить жену, пошел в ванную комнату.
   - Который час? - раздался в темноте спальни сонный голос жены.
   - Половина пятого, моя радость. Спи, - ответил Марк ласковым голосом.
   - Ты все? Поехал? - продолжила Галина.
   - Да. Сейчас умоюсь и поеду.
   - Бутерброды в холодильнике, удачи тебе на ралли... - засыпая, сказала жена.
   - Спасибо, дорогая, - ответил Марк негромко и вышел из спальни, отметив, что времена, когда жена вставала провожать его давно прошли.
    Приехав на завод он внимательно осмотрел грузовик и  уже собирался стартовать, когда в гараж зашла девушка.  Она была одета в спортивный темно-синий костюм, серую ветровку, на голове была бейсболка с российским триколором. В руке она держала спортивную сумку, за спиной был небольшой рюкзак.
   - Доброе утро! - произнесла девушка почти детским голосом.
   - Вы - пилот заводской команды Марк Анатольевич?
   - Да, - почему-то смутился Марк. В свои сорок три он не любил, когда его называли по имени-отчеству.
   - Можно просто Марк.
   - Отлично! Я - Наталья Соколова. Корреспондент областной газеты. Буду освещать выступление вашей команды на ралли.
   - Прекрасно, но причем тут я? - удивился Марк.
   - Я поздно оформила командировку и опоздала на поезд. Пришлось  просить редактора, звонить руководителю вашей команды Иван Сергеевичу, и он обещал, что вы меня обязательно возьмете с собой... - улыбнулась девушка.
    Перспектива проехать несколько сотен километров до старта с посторонним человеком в кабине совершенно его не радовала, но перечить Сергеевичу Марк не хотел. Он строго посмотрел в лицо  девушке и сказал: «Хорошо, забирайтесь в кабину, но учтите - остановки будут редкими...»  Он собирался пригрозить девушке высадкой в ближайшем населенном пункте, в случае капризов с её стороны, но встретившись с её спокойным и прямым взглядом, смутился и полез в кабину, забрав у неё сумку и рюкзак.
     Запустив двигатель и дождавшись, когда девушка заберется в грузовик, Марк вывел машину из гаража. Когда они выехали за ворота завода, он попросил Наталью пристегнуть ремень безопасности,  но тут выяснилось, что девушка не может разобраться с застежкой пятиточечного спортивного ремня. Раздраженно он нажал на педаль тормоза немного сильнее, чем требовалось в этой ситуации, и многотонный грузовик встал как вкопанный.  Не ожидавшая резкой остановки, Наталья едва не вылетела из ковша гоночного кресла. Поставив машину на стояночный тормоз, Марк пересел в соседнее кресло и начал застегивать ремень девушки. Делать это с боку было не удобно: смущала близость молодого женского тела. Неожиданно для себя, он заметил на сколько пропорциональным была фигура девушки: стройные ноги, в меру широкие бедра с плоским животом и небольшая, но четко выделявшаяся под спортивным костюмом грудь. Когда он подгонял  ремень, то случайно задел её грудь тыльной стороной своей ладони и  ощутил её упругость. Марк смутился еще больше и с ужасом понял, что краснеет и что его руки немного дрожат... Когда же он начал наконец застегивать отдельные части ремня в центральный замок, девушка опустила голову, чтобы рассмотреть получше как это делается, и её голова коснулись головы Марка . Он ощутил её волосы на лице и шее.  Справившись с ремнем, он вернулся в свое кресло и  взглянул на Наталью: девушка сидела совершенно спокойно и смотрела на него, приветливо улыбаясь. Не выдержав её прямого взгляда, он отвернулся, и грузовик тронулся, быстро набирая скорость. Когда они выехали за город, окончательно рассвело. Пустое шоссе исчезало под огромными колесами, плавно покачивая тяжелый грузовик.
     Марк вел машину и думал о своем. Как ни странно, молчаливое присутствие девушки в кабине его больше не раздражало. Более того, её спокойствие передалась и ему.  Он вспомнил жену. Они были женаты двадцать лет и последние лет пять - семь  жили как бы по инерции.  Не ссорились, не ругались, но и чувств особых не было  друг к другу, так же как и не было  детей. Жена работала в финансовом отделе завода, а он водителем - испытателем. Предстоящая гонка была очень важна и для него, и для их команды, и для завода. В случае победы - завод получал многолетний контракт на поставку грузовиков в несколько африканских государств.   На него, как на самого опытного пилота, ложилась огромная ответственность.
    Марк размышлял о странном чувстве, которое он испытал полчаса назад, когда помогал девушке застегнуть ремень. Он не считал себя старым, но был уверен, что не способен  на такие бурные эмоции. Забавным было то, что это напомнило ему школьные годы, когда он только начинал ухаживать за своей первой любовью. Её звали Светланой. Марк отчетливо вспомнил, как после игры в настольной теннис, он, укладывая принесенные  с собой сетку и ракетки в сумку Светланы,  случайно коснулся её руки. Эмоциональный разряд, проскочивший между ними, был подобен молнии.
  - Сколько нам осталось ехать? - неожиданно прервала молчание девушка.
  - До ближайшей остановки еще часа два.
  - Вы будете все это время молчать?
    Он взглянул на девушку, на несколько секунд оторвав взгляд от дороги. Сейчас, при дневном свете, Марк заметил, что глаза у неё были ярко-голубые, темные волосы обрамляли бледное худощавое лицо. Она не была красавицей, но живое выражение лица и улыбка вряд ли оставили бы равнодушным кого-либо из мужчин.
   -  Я шофер, а не конферансье, - неуклюже пошутил Марк, пытаясь казаться уверенней, - о чем вы хотели бы поговорить?
    - О вас, Марк. - произнесла Наталья. - я планирую написать статью в нашу областную газету о вас и о ралли-рейде.
   За свою спортивную карьеру Марк нередко становился героем телевизионных передач и газетных статей. К своей известности он относился, как к горькому лекарству, которое заставляют пить заболевшего ребенка.
   - А нельзя без статьи? Просто репортаж не подойдет?
   - Боюсь, что не подойдет. Описание вашей жизни есть в редакционном задании. Но не волнуйтесь, все факты Вашей биографии мне хорошо знакомы: как вы поле армии пошли работать дальнобойщиком.  Как потом попали на завод испытателем,  как Иван Сергеевич взял вас в заводскую команду и научил всему, что сам умел и знал об автоспорте. Как вы десять лет назад в первый  раз стали победителем престижного международного ралли. Как потом вас пригласили к нам в школу, и я сидела в первом ряду, ловя каждый ваш жест и слово, а вы рассказывали про африканскую жару, про свою команду и про завод.
    Марк сидел совершенно ошарашенный этой тирадой, не зная, что сказать в ответ. Он посмотрел на девушку: казалось, что она вот-вот расплачется. За прошедшие десять лет, он ни раз выступал перед школьниками, и почти в каждом  зале находились одна - две  девочки, не сводившие с него глаз. Это и понятно, ведь для них он был настоящим героем! Человеком, которого они видели по ТВ. Ну почти космонавтом...
    - А как вы, Наталья, стали журналистом? - спросил Марк, чтобы как-то разрядить, возникшее напряжение. 
- А вы не помните, Марк Анатольевич, как я спросила вас о том, можно ли попасть  на ралли-рейд? 
   Марк смутно начал припоминать это свое первое в жизни выступление перед детьми. Он тогда очень волновался - больше, чем перед гонкой. 
  - И что я ответил?
  - Вы ответили, что если я стану журналистом, то обязательно возьмете с собой на гонку!..
 - Ну вот видите -  не обманул, - пошутил обескураженный Марк.

    Примерно через полчаса он остановился, чтобы прийти в себя. Наталья, как только он помог ей спуститься на землю, решительно взяла его под руку, и они пошли вместе к стеклянным дверям автозаправочной станции. Все, кто попадался им навстречу, с интересом разглядывали подтянутого седеющего мужчину в синем гоночном комбинезоне и невысокую стройную девушку, идущих рука об руку...   
 
     Марк, лежа в палатке, вспоминая их встречу. Это был самый волнительный момент за последние годы его жизни. Ралли-марафон, подходил к концу, за спиной остались тысячи километров степей, шоссейных дорог, барханов.  Три лидирующих экипажа разделяло всего несколько минут, и завтра должно было все решиться. Марк знал, что выиграет эту гонку. Иначе быть не могло. Он сделает это для нее! Наталья наполнила его жизнь смыслом. Она стала его путеводной звездой...
    За последние дни он видел её всего несколько раз среди толпы журналистов, стоящих вдоль трассы.  Пару раз им удалось перекинуться фразами с пожеланием ему победы, а ей интересных снимков. Но Марк чувствовал присутствие Натальи каждую секунду. Ему казалось, что она была рядом с ним, как в первый день их знакомства. Никто из команды не заметил, что между ними что-то было, да ничего и не было. Они просто влюбились друг в друга, как подростки. Это ощущение бесконечного счастья, давно забытое и такое восхитительное, было для Марка гораздо важнее, чем физическая близость. Он уже решил, что после рейда подаст на развод с женой: ведь это не жизнь, это - тление прогоревших головешек. Он снимет квартиру и Наталья переедет к нему, а глядишь -  родит ему сына или дочку...
   Перед стартом к его машине подошел Иван Сергеевич. Экипаж Марка стоял рядом.
   - Ребята, соберитесь! Последний этап - вся надежда на вас! Он пожал всем руки и  сказал:  «Будь начеку, Марк: немцы и французы могут пойти на все, чтобы получить этот заказ...»
     Сергеевич, как в воду смотрел. Километров за сто до финиша, дорога петляла между барханами.  Марк уверенно лидировал с отрывом в одиннадцать минут от  французского грузовика, когда их обогнал мотоциклист и, резко затормозив, упал. У Марка не осталось иного выхода, как свернуть в сторону, чтобы не задавить мотоциклиста. Грузовик, воткнувшись в песчаный подъем бархана, поднял столб песка, и Марк управлял многотонной машиной несколько секунд вслепую. Они чудом не перевернулись и, вернувшись на трассу, продолжили гонку. Над их головами пролетел судейский вертолет,  резко развернулся  и ушел назад.
   Они пришли первыми. Это была победа!  Он выиграл эту гонку для нее! Экипаж и члены команды хлопали его по плечам и  подбрасывали в воздух. Никогда до этого он так не радовался победе, но всё это время он искал  в толпе её кепку с российским триколором, но не находил. Потом он увидел Сергеевича. Тот подошел к нему и, взяв под руку, отвел в сторону от ликующей команды. 
 - Марк, - сказал он необычно хриплым голосом, - очень сожалею, но в тот момент, когда французский мотоциклист лег под вас, ты, объезжая его, сбил корреспондента. Судья подтверждает, что ты действовал абсолютно правильно, а Соколова грубо нарушила технику безопасности - слишком близко подошла к трассе...  Мне очень жаль, Марк … Но она скончалась на месте.
   Земля зашаталась под ногами Марка. Если бы не Иван Сергеевич, поддержавший его, то он не устоял бы на ватных ногах. Он плохо помнил, что было потом: как его отвезли к самолету, как отправили домой в сопровождении штурмана из другого экипажа.
   Когда он вошел к себе в квартиру - было уже давно за полночь. Жена проснулась, услышав как он вошел в спальню и начал ложиться:
   - Это ты Марк? - спросила она, - Все хорошо? Вы победили?
   - Да, - выдавил он из себя и, отвернувшись, закрыл глаза.

 


Рецензии
Хороший рассказ. Чем-то напоминает рассказ Виктора Мельникова 2 "Догорала осень". Наверное, ощущением упущенного счастья.

Олег Красин   22.02.2017 13:07     Заявить о нарушении
Спасибо, Олег. Рад, что Вам понравился рассказ.

Владимир Русавский   23.02.2017 09:00   Заявить о нарушении