Мари

Комната была обставлена скромно. Тяжелые шторы, собранные подвязками в узел по краям подоконников, обрамляли красного дерева оконные рамы, сквозь стекла которых пробивался свет заходящего за горизонт солнца. Его лучи мягко скользили по лицу молодой девушки.

-ecrire  correctement, eleve.

Четко проговаривая каждое слово, девушка чуть картавила на французский манер. Она обходила  учеников один за другим, внимательно разглядывая их письмо. Всего их было трое - мальчишки одиннадцати-тринадцати лет отроду. В простых холщовых рубахах,  коротко стриженые на единый манер сельского цирюльника, они нехотя выводили мудреные буквы то и дело поглядывая в окно на играющее перламутровыми бликами солнце. Закончив свой обход, девушка, шелестя многослойной юбкой кримпленового кремового цвета платья, опустилась на стул. Спину она держала ровно, аристократично, как и полагалось особе голубых кровей. Её темные вьющиеся волосы были аккуратно собраны булавками на затылке, оголяя нежно-белую шею и декольте. На вид ей было лет двадцать, несмотря на строгий наставнический взгляд, которым она обводила своих eleve.
Через приоткрытую ставню с улицы донесся  шум, походящий на свист. Это был знак. В ту же минуту к ней подскочил мальчишка, сидевший за ближайшим столом. В его правой руке сверкнуло лезвие ножа.

-Ну что, мадемуазель Мари,настало время расплаты.

Он  ехидно улыбался, шепча эти, казалось, давно задуманные слова.

-Ты что, Савелий?- девушка побледнела, растеряно смотря на него.

-А вы думали так будет всегда: мы рабы, а вы повелевающая знать.Пришло другое время.

Он продолжал издевательски улыбаться, оголяя криво посаженные зубы. Парень был старшим среди мальчишек и похоже вожаком. Его соломенные наспех зачесанные волосы  топорщились, придавая ему вид дворового хулигана. Двое других держались чуть поодаль, не осмеливаясь подойти.  Тем временем за окном раздались крики.

-Что происходит? - воскликнула Мари.

-Не поняли ещё? Настало наше время.

Савелий уже было замахнулся, чтобы ударить девушку заготовленным орудием, как за спиной его послышался повелительный голос:

-Брось заточку, пацан.

Мальчишка испуганно обернулся. Позади него, на пороге стоял  немногим выше среднего роста мужчина, лет тридцати, в тёмных затертых штанах и простецкой с запахом куртке. Щетина на щеках и шее придавала его и без того угрюмому лицу выражение угрожающее. В руке он держал револьвер.

-Ты кто такой? - опешил Савелий, зло поглядывая из-под нахмуренных бровей.

-Мал ты ещё, чтобы знать,- осадил его мужчина,- быстрее, идемте со мной.

Последняя фраза  адресовалась Мари, на которую он перевел взгляд. По этому взгляду его зеленых глубоко посаженных глаз сложно было понять, чего ждать от незнакомца дальше. Девушка продолжала сидеть как и прежде неподвижно.

-Или будете ждать когда вас убьют?

Он сделал два шага вперед, протягивая Мари руку, в другой  продолжая держать наведенный на мальчишку прицел. Будто выйдя из оцепенения, она ухватилась  рукой за  его шершавую  ладонь и отошла за спину своего спасителя.

-Положи нож на стол,- скомандовал он Савелию, но тот не торопился подчиняться.

-Я тебе сказал,- теперь мужчина уже завел курок и нацелил револьвер в лоб парню.-Сейчас пристрелю, как собаку.

Стиснув зубы, как будто делая непреодолимое усилие над собой, тот разжал кулак и  нож с обмотанной клейкой лентой самодельной рукояткой выскользнул из вспотевшей ладони мальчишки на стол. Ловким движением мужчина засунул за пояс оружие. Выйдя из комнаты, он запер дверь  на ключ и широкими шагами пошел по коридору так, что Мари едва поспевала за ним.

-Кто вы такой? Что происходит?

К тому моменту они уже спустились на первый этаж, остановившись у двери чулана.

-Моё имя - Николай Драгов. А на дворе крестьянское восстание. Дом окружен. И эти люди пришли, чтобы убить вас.

Голос мужчины звучал глухо, казалось простужено. Мари же замерла, пытаясь осмыслить услышанное.

-Пойдемте, нет времени ждать.

Он дернул дверь в чулан и прошел вперед. Держался он уверенно, каждое движение его было четким и отточенным. Нащупав на полу несколько слабо держащихся досок, он отстранил их, открывая лаз под землю. Спрыгнув туда, высота подполья была ему по грудь, он помог Мари спуститься.

-Придется пригнуться,- предупредил Николай, закрывая лаз досками.

Подпол освещался тусклой масляной лампой, подвешенной на крюке  стены из красного кирпича, и представлял собой небольшое помещение высотой метра полтора. Под ногами Мари  почувствовала сырость, её мягкой кожи туфли сразу промокли.

-Что мы будем здесь делать?- спросила она, когда они выбрались на  относительно сухую площадку.

-Ждать,- коротко ответил Николай.

Он остановился. Перед ним оказалась небольшая сколоченная из досок дверь примерно полметра на полметра. Она была заперта.

-Мы подождем здесь пока снимут окружение и уйдем через эту дверь.- Объяснил он Мари.- А пока присаживайтесь.

Он поставил лампу на землю и расстелил свою куртку, оставшись в рубашке.

-Я ничего не понимаю,- Мари выглядела испуганно.- Почему я должна прятаться?Где мой отец, сестры?

Николай сидел напротив неё, на корточках, опустив глаза на землю.

-Император убит...- сухо ответил он.

В его фразе не чувствовалось ни сожаления, ни радости. Она звучала лишь констатацией факта.

-Нет, не может быть,- вымолвила девушка,на глазах её выступили слёзы. -Зачем Вы это говорите?

-На его экипаж напали,- продолжил Николай, будто не слыша её.-И..

Он хотел продолжить, но увидел, что девушка уже не слушает его. Мари заплакала, закрыв лицо руками.

-За что они так с нами?- всхлипывая спросила она.

Мужчина сглотнул, в горле у него пересохло, он не находился что ответить.

-Это революция, Мари,- всё же  вымолвил он.- Людям больше не нужен Император.

После этих слов, она обескуражено посмотрела на Николая. В её глазах полных слез читалось непонимание и отчаяние. Он  придвинулся к ней и осторожно, словно боясь прикоснуться, взял своей рукой её руку, мгновенно ощутив её дрожь.  Его мёртвое, как казалось Николаю, сердце  вдруг забилось  часто, как не билось  уже давно, остановившись  вместе с приговором суда.

- Поймите, Вашего отца больше нет, - попытался объяснить он как можно мягче.

- Я не верю ни единому Вашему слову, - Мари отдернула руку.

За дверью раздался стук и из тоннеля появилось два человека. Оба они были небольшого роста, чуть выше Мари, в рубахах подвязанных поясами. У одного на плече болталось ружье, ремень которого был явно не по размеру его нынешнего худощавого владельца.Мари испуганно смотрела на них.

-Не бойтесь, они с нами,-заметив её смятение,произнес  Николай.

-Ну что там?- спросил он у одного из вошедших.

-Глухо пока, не уходят,- ответил тот, шевеля усами. У него было заросшее ершистой щетиной лицо и покрасневшие щеки, из-под которых глаз почти не было видно.- Кто это с тобой?

Грубо спросил он, кивая в сторону Мари.

-Я нашел её в доме, она идет с нами,- уведомил беглецов Николай.

-И как она побежит?- усмехнулся тот, глядя на поджатые дрожащие ноги Мари.

Как ни старалась, девушка  не могла унять дрожь. Её холодные руки никак не согревались.  Туфли же Мари сейчас казались гирями, повисшими на ногах.

-Об этом я и правда не подумал,- обмолвился Николай, глядя на платье Мари.-Время ещё есть,что-нибудь придумаю.

Он поднялся, оставляя Мари на земле одну.

-Не уходите, - попросила она, опасливо озираясь в сторону двух зэков. С Николаем она отчего-то чувствовала себя в безопасности.

-Её не трогать,- предупредил он, и направился к лазу.

-Больно надо, - пробурчал себе под нос усач, усаживаясь в стороне от Мари.

Николая не было минут десять. В это время Мари сжалась в комок, старясь не шевелиться. Ей мерещилось будто мужчины буквально пожирают её глазами, а пляшущая на стене тень от пламени извивается над ними, готовясь броситься на неё. Но те сидели спокойно и молчали, лишь однажды один из них- рыжий, закурил и в нос Мари ударил вонючий табачный дым самых дешевых сигарет. Мари знала этот запах. Так пахло от их  кухарки, соседом которой был бывший каторжный сапожник. Она носила ему со двора обед, а он иногда подбивал брату сапоги. Когда Нюрка доставала их из своей сумки, оттуда  исходил тот самый въедливый каторжный дух.

-Я принес кое-что,- из темноты послышался голос Николая.-Надеюсь, это Ваше.

Он достал из рюкзака для Мари охотничью форму и закрытые туфли.

-Да,  моё,- Мари облегченно выдохнула, ожидание показалось ей вечностью.- Но, как мне здесь переодеться?

Мужики переглянулись между собой. Николай заметил это.

- Можете переодеться в чулане наверху. Я посторожу.

И он повел Мари за собой.

-Здесь не очень удобно, но хотя бы можно встать в полный рост,- заметил Николай, когда они оказались в чулане.

Николай старался говорить как можно тише. Он оставил небольшую щель у двери, чтобы просматривать дом.

-Не беспокойтесь, я  буду следить за домом,- сказал он, проходя мимо Мари.

-Я  не беспокоюсь,- она впервые за всё время улыбнулась уголками губ.- Можете мне помочь?

-Что нужно?- Николай повернулся к Мари,она стояла к нему спиной.

-Расстегните корсет,- попросила она,- там, сзади есть крючки.

Платье плавно расходилось, оголяя сначала лопатки, затем поясницу девушки пока полностью не оказалось в руках Мари. С первыми замками, отвыкшие от такой тонкой работы пальцы Николая, справлялись с трудом, но с каждым новым крючком забытые ощущения возвращались. Его пальцы бежали по спине Мари, иногда слегка дотрагиваясь до её нежной кожи. Расстегнув последний замок, он закрыл глаза, пытаясь совладать с накатывающим волнением.

-Спасибо,- услышал он издалека голос Мари.

Николай быстро отошел к двери, мысленно ругая себя за минутную слабость. Сейчас ему нельзя было терять концентрации.

-Куда ведет тоннель?- спросила Мари, одевшись.

-За двор, там выход у леса,- ответил Николай.

-Но откуда вы о нем знаете, я никогда не догадывалась, что здесь есть тайный ход.

-Приходилось бывать,- уклончиво отозвался Николай.

На улице уже стемнело, когда они выдвинулись в лес, оставляя позади царское имение.

Они были в дороге уже два часа и Мари очень устала. Она старалась держаться Николая, но  такой интенсивный бег давался ей с трудом. Стылый ночной воздух заполнял легкие.

-Давайте остановимся.

Попросила Мари, задыхаясь. Она остановилась, опираясь на ствол березки. Двое мужчин были впереди, Николай подошел к ней.

-Всё хорошо?

-Я не могу больше, - взмолилась Мари.

-Вот, попейте.

Николай достал из заплечного мешка бутылочку.

-Что здесь?- недоверчиво спросила Мари.

-Пейте,- настаивал он и направился к мужикам.

-Это же мой любимый клюквенный морс,- удивленно воскликнула Мари, когда Николай вернулся к ней.-Откуда он?

-Нашел на кухне на столе.

-Куда они?- спросила она, увидев, что мужчины побежали не дождавшись их.

-Я отпустил их, мы немного задержимся. Вам надо отдохнуть. Тут километрах в двух должна быть деревня.-Николай указал рукой на восток. - Там переночуем.

Миновав повалившуюся околицу, они постучались в крайний, стоящий на отдалении от деревни  дом. Долгое время никто не открывал. Казалось,сама природа тогда замерла вместе с беглецами в неясном ожидании. Но вскоре в окошке мелькнул едва заметный свет, и окрестные кузнечики возобновили свой стрекот из высокой травы.

-Кто здесь?- раздался за дверью старческий голос.

-Отворяй,бабуля,- настойчиво попросил Николай.

Загремел затвор и на пороге появилась морщинистая старушка с вилами в руке.

-Чего надо?- грозно спросила она.

-Грибники мы,- ответил Николай.-Заблудились. Приюти на ночлег.

-Ну ладно,-бабка недоверчиво окинула взглядом незнакомцев, но в дом пустила.

«Без бога – ни до порога»-перекрестился Николай, и они вошли.

-Ты, бабуль, завари самовар, да угости чем можешь, - по-свойски говорил с ней Николай.-Извини, что в ночь, да устали мы дюже, по лесу бродили.

-Здешние леса моркие и не таких заводили, - махнула  она рукой, - да какие грибы то сейчас, милок, ведь не время?

Бабка лукаво прищурилась, разглядывая сквозь узкие щелки глаз своих нежданных гостей.

-Время-не время, да пошли,- почувствовал неладное в её вопросе Николай,-ты скажи,может помощь в  чём нужна, дрова наколоть или ещё чего. Девушку то уложи,а я сделаю.Звать тебя как?

-Звать Баба Марфа. А дрова-то это надо,- встрепенулась бабка. -В сарае они лежат. Давно уж лежат...

Николай вышел во двор. Мари же заняла единственную свободную в избе кушетку. Под  искрящийся  треск разбивающихся в ночной тиши поленьев, Мари размышляла о случившимся.  Только сейчас она осознала, что если бы не Николай она могла быть уже мертва. В глазах этого несчастного крестьянского мальчика Савелия, которого она приютила в своем доме и учила грамоте,сегодня отразилось столько злобы, что Мари становилось жутко. А ещё  её давила мысль об отце. Неужели слова Николая были правдой и отца больше нет в живых. Закравшаяся в душу тревога, отступившая на время её стихийного бегства, снова появилась и овладела мыслями.Сёстры,мать, брат живы ли они? У Мари закружилась голова от тяжелых мыслей. Николай - кто он? Почему её спас?И она так легко доверилась ему, покинув  дом.Несмотря на его неприглядную внешность Мари не чувствовала в своем незнакомце опасности, скорее наоборот - с ним ей становилось удивительно спокойно.

В сенях стукнула дверь. Это Николай  вошел в комнату. Мари наблюдала за ним, натянув одеяло по подбородок: как он стягивает туго сидящие на ногах сапоги, сполоснув лицо и шею в умывальнике, тихо, чтобы не разбудить, подходит к её кровати. Она приподнялась.

-Коля, а где Вы будете спать?- спросила она шепотом.

-Здесь, на полу постелю,- просто ответил он. - Спите.

-Подождите, - она одернула его за рукав жесткой рубахи.-Посидите со мной.

Николай присел на краешек её постели. В углу потрескивала лучина и в её свете Мари разглядывала очертания его лица. В  этом суровом мужиковатом образе она читала нечто неуловимо знакомое, будто скрытое от посторонних глаз. Его взгляд был грустен и отдален, на высоком лбу сквозь смоляного цвета волосы  проявилось уже несколько продольных глубоких морщин, обветренные тонкие губы скрывались за щетиной.

-Кто вы, Николай?- после долгого молчания наконец решалась спросить она.

-Я беглый заключенный,- ответил он, затушив лучину.- Спите, Мари.

Мари проснулась под утро, когда солнце только зачиналось. Её сон был тревожен, Мари показалось будто она и не спала вовсе. Николай уже ждал её.

-Вы вовремя,- сказал он ей, принеся по привычке обжигающий губы сладкий чай.- Нам надо выходить.

Они покинули гостеприимный дом не попрощавшись с хозяйкой. Николай сказал, что до утра ждать  не стоит и им надо успеть на поезд. Они опять бежали лесом. Мари была как в забытье, уже не думая ни о чем - просто бежала, туда куда вел Николай. Наконец, они остановились у железнодорожных путей.

-Что теперь?- спросила Мари, опускаясь на землю.

- Сядем здесь на поезд,- ответил Николай.

-Здесь же нет станции.

-Нам не нужна станция. Неподалеку переезд, останавливаются грузовые поезда.

Мари не понимала, как они это сделают, поедут без билета.

-Куда мы направляемся?

-В Москву.

-Почему в Москву?

-Вы верно хотите в Петроград?- ухмыльнулся он, выглядывая  поезд.- Там сейчас опасно.

-Но там наша резиденция...

-Поэтому Вам туда и не надо.Там Вас и будут искать. А вот и поезд.

Вдали раздался гудок и мимо них, замедляясь, потянулись вереницы закопчённых вагонов. Змейка натужно скрипящего сочленениями состава постепенно замирала, подбираясь к переезду.Николай начал быстро проверять двери вагонов, перебегая от одного к другому. Вскоре он замахал Мари рукой, чтобы она поднималась к нему. Открытым оказался вагон, в котором перевозили овец. Животные беспокойно заблеяли при появлении рядом людей.

-Ну вот, теперь часов восемь можно  передохнуть, -довольно выдохнул Николай, облокачиваясь спиной на стенку.

Мари не разделяла его радость. Ей хотелось плакать. Ещё никогда в жизни она не ездила в одном вагоне с овцами. Железный пол был усеян сеном вперемешку с экскрементами животных, отчего в вагоне дурно пахло и тошнота подкатывала к горлу. Николай же собрал небольшой стог сена, устроившись на нем, и закрыл глаза. Создавалось впечатление, что его совсем  не смущало их печальное положение.Мари села рядом с ним. Некоторое время они молчали. Под дребезжащий стук колес Мари совсем расхотелось спать. Всё больше вопросов лезло в голову, не давало покоя.

-Расскажите о себе,- Мари первая разорвала гнетущее молчание.

-Что рассказать?- отозвался Николай, не поднимая век.

-Как Вы попали в тюрьму?- Мари смотрела на него в упор.

Под её взглядом он открыл глаза.

-Это долгая история...

-У нас впереди уйма времени,- возразила Мари.-Вы не похожи  на преступника.

-Впечатление обманчиво,-Николай скрестил руки в замок, но на его лице не дрогнул ни один мускул.

-Прошу Вас, Коля,- не унималась Мари.

-Хорошо. Я расскажу. - Начал он, после небольшой паузы.-Когда-то я был офицером. Вернее, должен был стать офицером царской армии...

После этих слов он мельком взглянул на Мари, словно пытаясь понять верит ли она ему, но тут же отвел взгляд.Сейчас в нем боролись два противоположных чувства: симпатии к этой девушке и мысли о том, кем она была.

-За полгода до окончания московского училища, случилось то,что изменило мою дальнейшую судьбу. - Продолжил он уже не прерываясь.-Я случайно узнал о готовящемся заговоре против  Императора и это был один из высших офицерских чинов нашего училища. Я не преминул рассказать об этом  руководству, ведь предатели императора это предатели страны. Через несколько дней того офицера убили. В него стреляли из моего револьвера. Суд признал  виновным меня. Император лично подписал указ о моем заключении на десять лет.

Последнюю фразу Николай произнес с особой горечью.

- После того, как меня отправили на каторгу, расстреляли и близких мне людей.

-Мне жаль,- тихо произнесла Мари, будто бы она была виновата в произошедшем.

Только сейчас она стала понимать, что такое близкое она видела в Николае, но постоянно ускользало от неё. Он не был похож на крестьянина и простолюдина, уголовника или обычного убийцу, несмотря на выпавшие ему испытания, он оставался из породы тех людей, которые с детства окружали её и были гордостью  отца. Армия, которую Император любил  подчас даже больше своей семьи.

-Поэтому вы спасли меня? Вы не были виновны, но остались верны царю?

-Нет, - Николай едва покачал головой,- я не офицер,чтобы быть верным, я пришел в ваш дом ради наживы, я бывший заключенный, мне нужны деньги.

После этих слов Николай вскочил на ноги, отойдя  в другую часть вагона. Сейчас он походил на  пленника, запертого в клетке, которую когда -то создал, теперь же тщетно борющегося с собственным бессилием. Мари подошла к нему. Николай стоял к ней спиной и не шелохнулся.Мари коснулась его  спины ладонью и ощутила его глубокое прерывистое дыхание. От этого прикосновения Николай вздрогнул, но не повернулся к ней.

-Я не верю Вам, Вы не вор,- произнесла она.

-Что вы хотите тогда услышать?- резко ответил он, его голос сорвался на хрип. -Может правду?Боюсь она тем более не порадует вас. Впрочем...

Он не дал Мари ответить.

-Хотите знать правду?Слушайте. Я пришел, чтобы убивать вас. Расправиться с вашей семьей, так, как когда-то сделали с моей. Сбежав из колонии я искал вас и вот нашел.

-Но вы  не убили меня, почему?- Мари была обескуражена его ответом.

Николай молчал. Мари не видела его лица, но чувствовала, как тяжело даются ему слова.

-Скажите мне, почему Вы не сделали то, что задумали?- Мари подошла к Николаю вплотную и прижалась к его плечу.

-Я не смог,- ответил он, почти шепча.

С минуту они молчали. Внутри Мари всё трепетало. Наконец, она решилась.

-Николай, можно я Вас поцелую?

Он повернулся и посмотрел ей в глаза пронзительным, испытывающим взглядом.

-Вы хотите, чтобы Вас касался преступник?

-Вы не преступник, Вы — офицер...

-Я никогда им не был.

-Быть может формально, но для Вас существует слово «честь».

-Вы ничего не понимаете.

Николай хотел снова от неё уйти, но Мари удержала его.

-Боже, Мари, зачем вам это?- спросил он, не поднимая на неё глаза.

-Вы нравитесь мне,-Мари осмелела и после того, что она узнала о Николае, была уверена в том, что делает.

-Мари, - Николай попытался объяснить,- я пять лет был в колонии...и если вы сейчас сделаете это... мне будет трудно остановиться.

Он поднял на неё глаза и она тут же обвила его шею руками, проведя пальцами по щекам. Её мягкие губы коснулись его подбородка,  губ, она ждала ответа лишь секунду. Она распустила волосы, он гладил её спину руками, ласкал шею языком, её чувственность зашкаливала, она ощущала его прикосновения каждой клеточкой  кожи, они безудержно целовались и повалились на сено. Николай больше не сдерживал себя, в нем кипела страсть обладать этой женщиной всецело и до конца.

-Как думаешь, моя семья ещё жива?- задумчиво спросила Мари.

Они сидели обнявшись, накрывшись его курткой. Мари склонила голову ему на плечо.

-Возможно,- неопределенно ответил Николай.

Он обманывал Мари. На пути в поместье, на его глазах революционно настроенные большевики расстреляли всю императорскую семью. Лишь Мари осталась дома для урока, не отправившись со всеми на прогулку. Он не мог сказать ей об увиденном. Он шел её убить или спасти, тогда ещё не зная сам.


Рецензии
ПЕРЕМЕНЫ К СВЕТУ!
Отчизне душу, сердце посвяти -
Поскольку без нее нет в жизни смысла!
Мы были пешки, а теперь ферзи,
В империи великой коммунизма!

Вот Вермахту могучему в бою,
Мной смело в морду брошена перчатка!
Отечество так крепко я люблю,
Сожги все тело в битве без остатка!

Нам не нужны за ратный труд рубли,
Награда это счастье для потомков,
Достоинство и, честь, храня, умри;
Не смей пятнать честь нашу самоволкой,

Как пионер я знаю, что почем,
Какие в мире этом есть игрушки!
Когда тебя встречают кирпичом,
Когда наоборот - пекут ватрушки!

Я закалился в битвах как кинжал,
Стал самураем и убийцей-ниндзя!
Отбил нацизма огнезарный вал,
Пускай цветет бескрайная Отчизна!

Но что такое адский рок - война,
В ней слезы матерей похуже пули!
В ней самый главный доктор Сатана,
Чтобы с атаки в дерн мы не свернули!

Да в чем ты мальчик лихо преуспел?
В умении как лютый лев сражаться!
А Гитлер раздувает беспредел,
Хоть сам всего автомат паяца!

Не стать Руси без юных сил с колен,
Мы не обрубок жалкого придатка,
Настанет время светлых перемен,
Мир впереди - теперь бушует схватка!

Олег Рыбаченко   21.04.2017 13:59     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.