Слово памяти. Дипломат. Писатель. Музыкант. И. Ага

Словно предчувствовал, спешил жить, многое сделал, а сколько ещё мог бы совершить, создать, сыграть, спеть!!! Ушёл 17 мая на 50-м году жизни.
Мы общались на Фейсбуке. Последний его клик в моей ленте - 16 мая в знак солидарности с осуждением  антидемократических действий украинских властей, связанных  с запретами социальных сетей,санкционными списками и пр.
Его литературное и музыкальное творчество  было самобытным, и сам автор - уникальнейший Человечище, гражданин, патриот, дипломат.
Несколько месяцев тому(в феврале) Игорь вдруг  заменил свой аватар на эту фигуру уходящего человека. Мне стало не по себе. Потому что это же сделал в своё время  перед уходом из жизни  Флорид Буляков. Светлая память ему.
Вот как мы пообщались с Игорем  по поводу этого аватара:
"Светлана Демченко Уходим?! А надо ли?
НравитсяЕще реакции
· Ответить ·
3
· 1 февраля в 18:56
Игорь Агафон
Игорь Агафон Нет, Светлана, Вы что? )) иду в направлении спортзала. ... взяв апельсин))
Нравится
· Ответить ·
1
· 2 февраля в 0:36
Игорь Агафон
Игорь Агафон приходим, скорее... просто точка обзора другая )) - ".

Пока причина смерти не указана: пришёл с работы, лёг спать и утром не проснулся... Ушёл во сне. Зимой он перенёс на ногах, я так поняла, сильную простуду,  высмеивал свой сильный кашель...
Все коллеги, друзья шокированы. Да, жил на разрыв аорты.
Вот эту статью о нём и его творчестве я назвала фразой, которую он повторял  довольно часто. Статья была опубликована в журналах "Камертон", "Клаузура", в дипломатическом вестнике.
 У него осталась жена, две дочери и сын. Дай Бог, чтобы у них хватило сил перенести эту невосполнимую утрату.
И.В.Агафонов был  активным автором многих литературных сетей, в том числе, и Прозы.ру; его знают как влюблённого в жизнь , весёлого, понимающего юмор, человека.
Отдадим дань памяти этой видной талантливой Личности. Ещё раз вспомним о нём.

*



Игорь Агафонов: «Хочу успеть многое… Сейчас… Не откладывая…»
.
Эссе
.

Хочется всё же думать, что есть, есть, сохранился он, тот самый потенциал чистоты, чести, гордости, который поможет преодолеть эту чёрную полосу повального инфантилизма и безответственности.
Игорь Агафонов
.
Какое-то время соображала, в какой форме рассказать читателям об этом спешащем жить, «ого-го-истом» [1] человеке, в равной степени свободно рассуждающим и на темы «просвещённого патриотизма», и «потенциала чистоты, чести, гордости…», как и «раскрашенных солнцем снежинок» , поющих соловьёв и «серебряного рассвета…».
Первоначальная идея взять интервью отпала по мере ознакомления с уже опубликованными подобными материалами в интернете. Не хотелось повторяться. Ведь главное, то, что не выходит за рамки регламентации, он уже сказал.
Да, этот человек не нуждается в пиаре, рекламе, обласкан вниманием СМИ, публичен, как никто другой.
Скажете, необычно? Вовсе нет. Для этой «серьёзно-лыбистой» личности, не лишённой таланта «словесо-извержения», необычность – естественная органика её деятельной сущности. Она словно вулкан, извергающий жизненную ненасытность и неимоверную самоотдачу.
У неё всё создаваемое и творимое – самобытная, ни на кого не схожая, «гармония струй» гражданственности, деловитости, ответственности, увлечений и «цепи эмоциональных ассоциаций» в литературе и музыке.
Не стану больше сохранять интригу и открою её: речь идёт о нашем современнике – российском дипломате, востоковеде, (имеет дипломатический ранг советника 1-го класса), руководителе Представительства МИД России во Владивостоке, поэте, прозаике и музыканте Игоре Владимировиче Агафонове.
.
***
.
Его профессиональная стезя, конечно, не из лёгких. Это ежеминутная жизнь по долгу и обязанности. Личное отношение к этому выверено знаниями, культурой, многолетним опытом дипломатической службы.
Родился в Кустанае Казахской ССР. Окончил Восточный институт ДВГУ (ныне Дальневосточный Федеральный университет, ДВФУ, г.Владивосток). Проходил действительную службу в Вооружённых Силах СССР. Обучался в Дипломатической академии МИД России.
С 1995 года – в системе МИД России, работал в территориальных органах Министерства и российских дипломатических представительствах за рубежом, по совместительству – профессор Школы региональных и международных исследований ДВФУ.
Является активным членом научного «эклектичного» клуба при Институте истории, археологии и этнографии (ИИАЭ) ДВО РАН, созданного по инициативе известного китаеведа В.Л.Ларина, и функционирующего при отделе изучения международных отношений и проблем безопасности упомянутого института. Выступает там, в основном, в качестве эксперта.
Есть еще одна специфика – несмотря на довольно широкий профиль, его считают одним из «профи» по проблемам Корейского полуострова и, конкретно, по КНДР. И это действительно так, ибо много лет И.Агафонов проработал в Пхеньяне, и поэтому эту тематику он не выпускает из поля зрения более 25 лет, продолжая регулярно, в том числе, бывать на севере Полуострова по службе…
.
***
.
Ох, уж эти древние римляне! «Дипломаты – это честные люди, посланные за границу, чтобы лгать в пользу своего государства», – так они характеризовали сущность дипломатической профессии. Верна ли эта характеристика и не сгустили ли в ней циники-римляне краски, я не берусь судить, так как слишком близко стоял к этой профессии в течение многих лет»,- писал Ю.Я Соловьёв в «Воспоминаниях дипломата».[2]
Получается, что в понимании древних римлян, наши дипломаты, как, собственно, и все в мире, «лгут» в пользу своих стран. Вот уж воистину «всеобщая ложь во благо»!
Нет уж, в понимании И.Агафонова, дипломатическая служба, как никакая другая, несёт истину, демонстрирует постоянную жатву лучших идеалов человечества.
Известная многим аналитика И.Агафонова, в частности, по ситуации в КНДР, – это та объективная правда о состоянии двусторонних отношений РФ с КНДР в политике и экономике, которая даёт видимые и надёжные благоприятные перспективы сотрудничества.
Упомянутый ранее Юрий Яковлевич Соловьев ((1871-1934). Первый секретарь российских миссий в Китае, Греции, Черногории, Румынии, Вюртемберге. В 1911-1917 г.г. – советник посольства в Испании…) замечал:
«По роду своей деятельности мы, дипломаты, все время мысленно имеем перед глазами свою Родину и, быть может, думаем о ней гораздо чаще, чем живя в своей стране. Ведь своя страна при сопоставлении ее с чужой невольно встает в памяти со всеми ее большими и малыми особенностями и представляется отчетливо, ярко. Мысль о ней является тем главным, чем мы руководствуемся во всей нашей повседневной работе. Иначе пребывание в какой-либо столице, не представляющей большого значения, было бы лишено вообще всякого смысла, а наша работа – всякого интереса».[3]
Руководствуясь принципом «не сотвори себе кумира», у Игоря Агафонова есть своё представление о том, кому из дипломатов во всей истории человеческой цивилизации он отдал бы предпочтение. Это царевич народа хунну по имени Модэ. В частности, за то, что он отказался выполнять требования «восточных кочевников» о передаче им куска пустой земли, которая служила границей между ними и хуннами. Это была пустыня на востоке Монголии, и некоторые из хунну считали, что эта земля не нужна, ведь на ней никто не живет. Но Модэ сказал: «Земля – основание государства. Землю нельзя отдавать!» И отрубил им головы. После этого приказал воинам немедленно двинуться в поход на «восточных кочевников». И победил их.
Вот такая позиция у И.Агафонова. И не нужно при этом голословных заявлений о патриотизме: преступно поступают те нынешние правители, которые превращают землю своих государств в товар.
Сказать, что Игорь Агафонов – человек занятой, значит, ничего не сказать; обстоятельства его не щадят: ворох дипломатических задач, сонм общественной работы, забот о постоянных зарубежных гостях, о многих людях, семье… и вместе с тем, увлечение литературой, поэзией и прозой , но и это не всё,- занятия рок-музыкой,  и т.п.
Жизнь вне дома всегда сильней дразнит чувства, вызывает новые эмоции, а те активизируют творческую интуицию, провоцируя вдохновение. И, если Всевышний не обделил человека даром видения и «слышания» того, что по обыкновению невидимо и неслышимо, его обязательно потянет в этом свете к самовыражению.
«Наша работа в целом, по сути, творческая, если человек себя сам не загнал «в футляр», не сосредоточился только на её бумажной, бюрократической составляющей», – считает Игорь Владимирович.
И ведь это верно: формализм, казёнщина подобны мёртвой воде, что не оросит, – всё мертвит, там жизнь замирает.
Но это не об И.Агафонове. Он, как и некоторые его коллеги, созидает не только в дипломатии, но и «взрывает» историческое поле России ещё и мощным плугом творчества.
.
***
.
История российской дипломатии подтверждает, что эта сфера деятельности и творчество дружны.
Несколько игриво, полушутя, посол Азербайджана в России Полад Бюль-Бюль оглы говорит, что дипломата и музыканта роднит то, что оба пишут ноты. [4]
А если серьёзнее, то А.К.Кантемир, Д.И.Фонвизин, К.Н.Батюшков, А.С.Грибоедов, Д.В.Веневитинов, Д.И.Долгоруков, Н.П.Огарёв, А.К.Толстой, Ф.И.Тютчев, П.И.Ягужинский, А.К.Разумовский, Ф.А.Ангели, И.А.Гошкевич и другие сотрудники дипломатического корпуса больше известны в народе своим писательским, поэтическим, музыкальным даром.[5]
Этот несомненно знаковый ряд ныне продолжает и пример Игоря Владимировича Агафонова, он свидетельствует, что такая традиция в дипломатической среде живёт, не утеряна с течением времени. Тем более, что и действующий Министр иностранных дел России Сергей Викторович Лавров пишет стихи, играет на гитаре.
И это несмотря на то, что «традиция капризна, она перерождается, точно синяя птица у Метерлинка, и превращается в ремесло, и лишь одна наиболее важная крупинка ее сохраняется до нового возрождения, периода, который берет эту унаследованную крупинку великого, вечного и прибавляет к нему свое новое. В свою очередь и оно несется следующим поколениям и снова на пути растеривается, за исключением маленькой частицы, которая попадает в общую мировую сокровищницу, хранящую материал будущего великого человеческого искусства». [6]
Всё думаю, наблюдая такую тенденцию в среде дипломатов, что для них означает, кроме профессионального, конечно, интереса, русское слово, русская речь вообще? Несомненно, что в какой-то мере – это средство удовлетворения писательского самолюбия. Но, видимо, больше для каждого – это самое близкое «чудозвучание», ласкающее душу, не иначе.
«И что для нас столь обыкновенно, ничто столь просто не кажется, как речь наша, но в самом существе ничто столь удивительно есть, столь чудесно, как наша речь… О вы, любители чудес, внемлите произнесенному слову, и удивление ваше будет чрезмерно…», –  писал А.Н. Радищев.[7]
Находясь зачастую в атмосфере иностранной какофонии звуков, постоянного, хотя и знакомого благодаря знанию языков, но чужого говора, дипломатический работник , что называется, «голодает», тоскует по живому родному слову, и эту свою жажду выплёскивает в произведения, – то ли в прозу, то ли в поэзию. А, если ещё в нём с детства живёт мечта музыкального самовыражения, как в нашем случае, тут уж без ритмов и мелодий не обойтись.
У Игоря Агафонова это ещё и счастливый симбиоз ритмической поэзии и такой же, рок-музыки, её различных стилей, в т.ч. регги – рока (РЕ;ГГЕЙ (регги, рэгги) (англ. reggae), разновидность современной поп-музыки, …основой которой являются фольклор стран Карибского моря (прежде всего Ямайки), элементы латиноамериканской музыки и ритм-энд-блюза… К особенностям музыки реггей относятся: изощренная ритмика (в том числе с использованием полиритмии … и полиметрии… (в музыке), разнообразие применяемых ударных инструментов, двутактовая периодичность мелодических и гармонических структур, неакцентированная «сильная» доля и резко выделенная «слабая», принцип «вопрос — ответ» как основа формообразования…»[8]. Хотя со слов музыканта, это, безусловно, не определяющая стилистика его музыкальной, композиторской составляющей, однако, влияние «реггей», его разновидностей, даже типа «ска», и др., конечно же, есть. И всё же он больше работает в стиле «эскиз-рок» (набросок, рисунок – рок) музыки, которой увлёкся ещё в школе.
Когда я читала различные интервью с И.Агафоновым, смотрела выложенные им фото на Фейсбуке с различных брифингов, конференций, встреч, фестивалей,- честное слово, и в голову не могло прийти, что это ещё и прекрасный рок-музыкант.
«Вы правы,- написал мне в комментариях к посту – клипу И.Агафонова, его земляк,  любитель стиля «регги» в рок-музыке Виктор Акулин. – Согласен. Игорь в этом смысле уникальный человек. Встречаясь с ним в рабочей обстановке, у меня в голове совершенно не укладывается его творческий образ. Когда мы видимся в творческой атмосфере, я не представляю его в рабочей. Помимо этого у него масса и общественной нагрузки. В общем целеполаганию и тайм менеджменту у него точно можно поучиться».
.
***
.
Для И.Агафонова неуютна обыденность, всё застывшее, привычное, которое «стягивает вокруг все более крепкую сеть паутины; и вскоре мы замечаем, что нити стали веревками и что мы сами сидим внутри сети, как паук, который поймал самого себя и должен питаться собственной кровью. …Поэтому он с болью постоянно разрывает сеть вокруг себя, хотя он вследствие этого и должен страдать от множества мелких и крупных ран, — ибо эти нити он должен оторвать от себя, от своего тела, от своей души…». [9]
Вот так, высвобождая свою творческую энергию, И.Агафонов заставляет время работать на себя, раздвигает его рамки жертвенной самоотдачей, художественным воображением и порой мальчишеской фантазией, вместе с тем, дисциплинирует свои эмоции и ощущения, способности и возможности, внешне вводя их в рамки своего должностного статуса, а внутренне, погружаясь в параллельный мир музыки и сочинительства.
Значит, всё дело в том , что И.Агафонов – самоорганизованный человек, рассчитывающий время до секунды и «порционно» делящийся своим талантом со слушателями и читателями ?!
Но этот самоконтроль лишь способ «успевания» во всём и вся. Для такого жизненного «самосжигания» есть ещё нечто внутреннее, собирательное, стержневое, человеческое высшей пробы, что и диктует всё остальное, создаёт цельный неповторимый образ творческого достойного человека.
И.Агафонов – русский по духу, ибо, как сам же утверждает, этот «дух, как и вся земля наша, – волен и неистребим…». И аллегорически продолжает: «Нормальный российский философический гвоздь… который, даже и не будучи вбитым, – а он вовсе и не для вбития и предназначен-то, в общем-то, если он нормальный российский философический гвоздь, – так вот он, нормальный российский философический гвоздь так умеет ковырнуть, пырнуть, пронзить, пришпандолить, что никакой там англо-саксо-ориентированный гламурный эпистоляризатор и вовек не выразит, и близко не подойдёт».
Ныне либералы навязывают нам идею «наднационального» общечеловеческого патриотизма, противопоставляя любовь к Родине любви ко всему миру.
«Под «просвещённым патриотизмом», – замечает И.Агафонов,- я подразумеваю много чего (это и история в том числе). Однако основа моего понимая в фразе – «Нужно уметь соизмерять активную внешнюю политику и реальные ресурсы и возможности государства». Иными словами, не просто размахивать словами, руками и предметами, но вести тонкую (и в тоже время наступательную работу с коллегами), создавая условия для победы, даже не имея для нее достаточного военного, экономического и прочего ресурса. Это возможно, это реально. Оголтелый патриотизм, типа «закидаем, чем попало» не проходит, это не продуктивно, нелепо, опасно. Можно напугать, а вдруг проверят? А у тебя ракеты, извините, картонные… А этого не должно возникнуть, потому как за нами люди, дети, страна… Рисковать нельзя. Для этого нужно знать совершенно точно (работа с четкими, проверенными данными – основа работы дипломата) – что у тебя в стране творится – в экономике, в политике… по всему широчайшему и глубочайшему спектру… Ты знаешь возможности свои, ты знаешь возможности противоположной стороны, значит, ты в состоянии найти путь к победе… к достижению положительного для твоего народа результата по тому или иному вопросу внешней политики, международных отношений…».
Я поинтересовалась, правильно ли понимаю: «просвещённый патриотизм» – это ещё, когда, служа Отечеству и любя его, соотнося с общечеловеческими ценностями, надо не ущемлять интересы других государств и народов, а, наоборот… И получила вразумительный ответ: «Это тоже должно присутствовать… а для российской внешней политики это одна из характеристик традиционных не только последних лет, не только времен СССР, но и гораздо более ранних периодов… я понимаю, что пятая колонна и проплаченные англосаксами либералы будут оспаривать… но фактурно они проиграют в аргументированной дискуссии… а оголтелая пропаганда, основанная на прямой подтасовке,- это и есть оголтелая пропаганда и подтасовка…».
Слушала и верила ему.
Ну, кто ещё так скажет о своей профессии?! – «Дипломат – как лекарь: должен помогать людям»?! Или о человеке: «Стержневых и чтущих основы – мало, очень мало, почти нет… Но они есть! Они часто, очень часто – замухронисты видом своим и даже пахнут не так, и лыбят шмокодявкостью своею великих по постам своим ворованным. Но, великие на постах ворованных, – слабы без меры. А замухроны – ой, какими стержневыми бывают, ох какими! Куда великим до них! Суть она – дорогА! Ох, как…».
.
***
.
Мне, как литературоведу, вроде как, долженствует больше сказать о литературном таланте Игоря Агафонова. За него он награждён дипломами ряда писательских Фондов и Ассоциаций, принят в члены Союза писателей России. Изданные книги – «Туда. Сюда. Нельзя» (2001), «Буча» (2002), «Красавицы лёгки, братишки суровы» (2007), «Слёзы России» (2007), «В излом ракушек» (2008), «Листая жизни Календарь» (2008), «Вышел амфибий на берег» (2009), «Танцуй мне свой лавани» (2011), «Из обреза» («Пятнадцатый блокнот», 2015). В работе авторский проект «Бухта Круглая», подразумевающего выпуск четырехтомника – книги «Кекуры» (стихи), «Всё так!» (проза), «В краях Пасификаны душной» (ритмическая проза), «Пулемёт в огороде» (миниатюры). Публиковался в российских и зарубежных журналах: как в печатных, так и электронных, – «Мост» (С-Петербург), «За-За» (Германия), «Спасибо» (Финляндия), «Литературный Владивосток» (Владивосток) и других.
Жанры – юмор, военная тематика, любовная лирика, гражданская поэзия и проза, детская литература, философские и исторические эссе.
Не берусь поднимать для анализа всю эту глыбу литературного творчества, которая широко охватывает человеческие страсти и ощущения, разнообразную тематическую и жанровую палитру ( впору материала на целую книгу хватит).
Остановлюсь лишь на нескольких её общих особенностях.
Первое и основное: автор самобытен, в чём и раскрываются его индивидуальные неисчерпаемые душевные глубины.
Его верлибры, «белые» стихи, ритмическая поэтическая проза – результат не просто созерцания мира, а этакого «шурупного вкручивания», вхождения в него своим естеством,- в свет и тень, в добро и зло, в шелест листьев и звон колокольчика, в тишину и шум, – во всё, что красит миг жизни и что его неблагодарно сжигает, – вслушивания в национальные мотивы, речь многих народностей, населяющих Дальний Восток.
Без знаний события и пояснений к нему порой не поймёшь, о чём идёт речь, как вот здесь:
.
Торачжи-кот…
Острым салатиком
Речь Ким Чжон Ына…
.
Бред «Юро Нюсы»
Нивелирует нежно
Чай с омичжа…
.
[Торачжи-кот - цветок колокольчик (используется в очень вкусных и острых салатах на севере Корейского полуострова; на Юге тоже, но реже…
Чжон Ын (Чен Ын) - сын Чжон Ира (Чен Ира) и внук Иль Сона (Ир Сена)
Euronews (англ.) = Евроньюс (рус.) = Эуроньюс (араб.)= Юро Нюсы (кор.)
Омичжа - лимонник] [10]
.
Но этот пример ещё и свидетельство весьма редкого, тонкого умения автора говорить иносказательно, «смешить серьёзом». Это удаётся благодаря каламбурам, смысловым и языковым, использованию своей, не типичной юморной архитектоники слов и понятий. Пожалуй, именно этим отличаются агафоновская ироническая проза и юмор.
Ещё к примеру: «Вчера вот пересматривал «Ивана Васильевича…» Гайдая; там так смачно шло поедание царём и Шуриком той самой кильки (без томата), что очень, аж до почти до захлёба в чуйствах, её и захотелось. Безо всякой без икры.
Шасть – в магазин, а и нету такого продукта, не-а… Икр есть, всякий. И чёрный, и красный, и оранжевый ёжиковый, и розовый минтаевый, а кильки – полное опсо, как кореяки говорят. Обидно – с самого детству не ел…».
Или: «Наизусть такую штуку учить смысла нету. Потому как его вообще нету. Смысла. Но есть претензия. А в этом она суть и есть таких вот творческих игрищ неформализованных пиитов…
Но, вот каким—то парадоксальным образом вся вот эта белебердистика, все эти «чтивы» понтоватых и хлиплых «ботаников», мнящих себя «стоящими над», выкручивающих коленца средь своих восторженных, либо нахмуренных «коллег по болезни», вся вот эта вот буффонада с фанаберией, а также фееберия с нооберией, вылились в то, во что вылились…».
Непривычно? Но это же серьёзнейшая критика сборищ доморощенных поэтов, возомнивших о своей гениальности.
.
***
.
У Игоря Агафонова увлечения поэзией и музыкой идут параллельно, словно два мира, взаимно питая и дополняя друг друга.
Прослушав наличествующие в сети альбомы, клипы, ощущаешь целую гамму чувств и внутренней силы воздействие смысла, голоса, тембра, ритма. Это студийные альбомы (рок-музыка) – «Танцуй мне свой лавани», «Третье насекомое», «Восьмой лепесток», «Без парашюта», «Джанни» (два последних, со слов автора, в работе в настоящее время).
Как лавина, скатываясь с гор, вбирает в себя всё без исключения по пути, так и агафоновская музыкальная нирвана втягивает слушателя в свою, только ей ведомую, реальность. Иногда ощущается, что слова не поспевают за чувствами, и это компенсируется нарастающим темпом. Возникает понимание того, что эта музыка создавалась в минуты сильного душевного подъёма, и сейчас слышится лишь его неполный отголосок.
Как рассказывает музыкант, по оценкам критиков, он творит в стилистике «неомодернизма» (мнения разделяются, кто-то полагает, что это, скорее, авангард) ; но сам автор считает, что всё его творчество, как отмечалось ранее, – это работа в рамках родившейся ещё в школьные годы концепции «эскиз-рока», причём это относится, как к эпистолярному, так и музыкальному направлениям творчества.
Всё, что ново, всегда необычно, а, значит, модерн. Не знаю. Я в этом вопросе не «профи». Но, признаюсь, что касается огульной оценки поэзии и прозы в таком ключе, – не соглашусь. Да, стихи, миниатюры, эссе, рассказы не все в равной степени близки по стилю и форме к известной классике, но большинство из них глубоко смысловые, смешные, юморные, но никак не глупые, не бесстрастные, не пустые, не лишены фольклорного влияния. А какая замечательная образная лирика у поэта!
.
Разве нарисуешь чудный облик склонов,
гор алмазных ночи, чистый свет луны?
Утомлённых сосен как опишешь стоны?!..
.
Да никак не опишешь, если не прочувствуешь, не ощутишь, если не будешь поэтом Игорем Агафоновым!
Есть авторы, претендующие занять первенство в «рок-музыке» и «рок-литературе».
К примеру, автор впервые вышедшей книги в 1988 году – романа « Самый кайф» Владимир Рекшан открыто заявляет, что «если группу «Санкт-Петербург» можно назвать родоначальницей русского рока, то роман «Кайф»… стал пионером рок-литературы. Это заявление уже и проявлением амбиций назвать нельзя. Просто исторический факт».[11]
Так, вроде, это и не соответствует действительности, ведь по времени созданное И.Агафоновым и в поэзии, и в прозе, и в музыке, причисляемое знатоками к стилю «рок», куда как «первооткрывающее». Это, конечно, не принципиально, но , как говорится, ради справедливости логично заметить.
Какую бы «стилевую» позицию не занимал И.Агафонов в музыке и литературе, для читателя и слушателя значима сила их воздействия на них, та смысловая и эмоциональная аура, в которую автор погружает их разум и сердце. А с этим у поэта и композитора И.Агафонова всё обстоит лучшим образом.
.
***
.
Побольше бы нам в жизни встречалось таких дипломатов, композиторов и литераторов в одном лице, настоящих самородков. Они ведь и вправду редки, как то золото, вымытое из тысяч пудов песку и камней.
«Уходят запреты.
Улетают полутени.
Однако, главное, чтобы порывы те светлые и чистые оставались с нами, нашими чтоб они были».
Вот об этом болит душа Игоря Агафонова, стремящегося успеть сделать больше сегодня, здесь и сейчас.
.
Примечания:
.
1. Здесь и далее отдельные «заковыченные» слова почерпнуты из произведений И.Агафонова.
2. Ю.Я. Соловьёв. Воспоминания дипломата. 1893-1922. М.; 1959.
3. Ю.Я. Соловьёв. Там же.
4. Полад Бюль-Бюль оглы . Русские парни навели бы порядок в Азербайджане. http://haqqin.az/oldage/16645
5. Е. Родина. Дипломаты-писатели. https://interaffairs.ru/news/show/9138
6. К.С.Станиславский. Моя жизнь в искусстве. Собрание сочинений в восьми томах. Том 1.М.: издательство «Искусство». 1954.
7. А.Н. Радищев. От средневековья до просвещения. http://www.otrezal.ru/great_ideas/section2/1168.html
8. Википедия.Регги. https://ru.wikipedia.org/wiki/
9. Ф.Ницше. Человеческое, слишком человеческое. Книга для свободных умов.
10. И.В.Агафонов. Колокольчики. http://www.proza.ru/2015/03/08/998
11. Самый кайф. Владимир Рекшан. http://www.bookvoed.ru/book?id=348150


Рецензии
Очень жаль талантливого тёзку... в смысле: много бы ещё мог сотворить хорошего.

Игорь Агафонов 2   13.06.2017 23:07     Заявить о нарушении
Уважаемый Игорь, спасибо, что не остались равнодушны. Это правда: Игорь ушёл рано и неожиданно; всем, кто общался с ним и кто его знал, очень не хватает его.

Светлана Демченко   26.08.2017 17:11   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.