прощай!

Автор, Жанна Агасян, номинирована на соискание ежегодной премии "Наследие-2016"
                         Рассказ опубликован в Альманахе
                  "Литературно-художественное издание "Наследие-2016"
                                     Проза
                                  Книга третья



В жизни Эвелины Сольской случилось радостное событие – она беременна от Егора! Она счастлива несказанно! Она может порадовать любимого!

Вечером, у себя, на съемной квартире, Эвелина, ликуя, сообщила Егору:
 - Я беременна!

Но, вопреки ее ожиданиям, Егор сдержанно воспринял эту новость. Он был в замешательстве:
- Ты уверена? Сама знаешь, бывают ошибки. Ты собираешься рожать? Или… может, избавиться от ребенка, пока еще есть время? 
- Что ты такое говоришь?-вспыхнула Эвелина. - Да и вообще... первую беременность
прерывать опасно: буду, как твоя бесплодная жена.
- Не трогай ее! - глухо отозвался Егор.
 
- Оборвать беременность!  Надо же,- бушевала Эвелина. - Ты ей сочувствуешь. Какое сострадание к жене, которой изменяешь! Ну, скажи, Егор, - ехидничала она,- - Ты кого больше боишься...жены, или шурина? 

Егор поспешно отошел к окну. Молча, закурил.
Повисла тягостная пауза. Наконец, заговорил:

- Пожалуйста, Эвелина, не включай форсаж. Погоди немного. Ну, ты сама знаешь. У меня сейчас решаются важные дела. Не мне тебе рассказывать, какие у нас перетряски в компании. ( Через паузу) Ну, если ты так хочешь этого ребенка, рожай.
- Значит, я хочу! - распалялась Эвелина. - Я хочу, а ты не хочешь. Значит, ты пять лет сидел в зале ожидания с женой, а теперь, когда тебе улыбнулось счастье
со мной, ты так легко от него отказываешься. Да иди ты! - она быстро выходит из комнаты.

Вот уже пять лет бортпроводница Эвелина встречалась со своим коллегой, летчиком Егором Романовым. Оба работали в крупной авиакорпорации. Егор был вдвое старше
Эвелины. Будучи женатым на Ирине Астаховой,- сестре начальника корпорации Астахова, Егор, своим карьерным ростом, был полностью обязан шурину.

 В семье Астаховых вот уже много лет не было детей. Жена Егора Ирина, была бездетна. И Эвелина понимала, что только родив Егору ребенка, она сможет разлучить своего любимого с женой…

На следующее утро после объяснения с Егором, Эвелина решилась позвонить Ирине и сообщить ей о своей беременности. Она недолго колебалась – надо, наконец,
разрубить этот узел. Она так надеялась увести любимого из семьи… Телефонный разговор был кратким. Говорила, в основном, Эвелина. Ирина, молча, выслушала
соперницу, вернее, ее информацию о беременности и о рождении будущего наследника Егора.

Через неделю Эвелину вызвали к Астахову.
 - Вызывали?- Астахов кивнул ей, приглашая в кабинет. Начальник выдержал паузу, потом заговорил, внимательно рассматривая бортпроводницу  Эвелину Сольскую
– печальные акварельно-голубые глаза… нежное лицо… этакая сексопильная белочка с гривой светлых волос до пояса.

 - Я вызвал тебя в связи с кадровыми перестановками. Ты знаешь о новой контрактной системе. Мы перетряхиваем все личные дела наших сотрудников.
Конкуренция жесткая. Бывают и подсиживания и анонимки. Так вот, одна из них меня насторожила: внебрачная связь бортпроводницы с женатым пилотом.

Астахов протягивает Эвелине анонимку:
- Вот, ознакомься. Это правда?
Эвелина отворачивается, молчит. Астахов трясет письмом перед ее носом:
- Ты понимаешь, что разрушаешь не только чужую семью, но и собственную карьеру. Ты вспомни, каких усилий тебе стоили экзамены по переаттестации на международный полет.

Астахов отходит к своему столу, разворачивается, смотрит в упор на Эвелину.
- Значит так! Оставь семью моей сестры в покое.
Звелину охватывает холодная ярость:
- Я ни за что не откажусь от Егора...Даже из-за международных полетов...Тем более, что уже поздно. Я беременна.

Астахов подпрыгнул на месте: - Ха! Вот как! Как же у вас далеко все зашло! Ну, Егор... - он подходит к Эвелине, зависает над ней, шипит в ухо:
- Миллионы мужиков ходят по земле, неженатые...свободные...
Он снова подходит к своему креслу, нервно вскидывает голову:
- Значит так - или ты избавляешься от ребенка, или мы расстаемся со скандалом!

Эвелина встает, подходит к двери, берется за ручку, оборачивается к начальнику:
- Ну, вы конечно, можете меня уволить, но Егор все равно будет моим.
И быстро выходит из кабинета начальника.
 
- Астахов никогда со мной так не обращался. Жесть да и только, - говорила Эвелина, сидя рядом с Егором в автомобиле. Оба были в летной форме, возвращались
домой из очередного рейса.
- И все-таки, ты решилась позвонить Ирине? А знаешь, до чего ты ее довела? – Егор припарковал машину к тротуару. - После твоего звонка  она умоляла меня не бросать ее… бездетную.
 
- Придется тебе ее бросить дорогой, - парировала Эвелина.
- Либо я – либо твоя бездетная жена. Твоя Ирина прожила с тобой достаточно, а ты так и не стал папашей. Пора тебе менять жену. И потом... Ты не думал о том, что нашему ребенку нужен отец.

 - Прошу тебя, Лина, подожди немного, протяни… Я пока не готов разводиться… да и ребенка заводить сейчас не время. Вспомни, чего нам стоило добиться переаттестации,  чтобы тебя взяли на иностранный борт.
 – Круто! То же самое недавно говорил мне в своем кабинете Астахов. Короче, ты предлагаешь мне избавиться от ребенка? Правильно я тебя понимаю,Егор?

-Понимай, как хочешь. Во всяком случае, я не люблю, когда на меня давят!
 Егор снова заводит мотор, разворачивает машину  и выезжает на шоссе. Он был в ярости! Как посмела Эвелина, (девчонка!!) оскорбить его жену Ирину?
- Ирина вчера умоляла меня не уходить из дома, не бросать ее.
 - Я тоже не могла себе представить, что меня так унизят в кабинете начальника!
– взвилась Эвелина.  - Все! Моему терпению пришел конец. Я сделаю аборт, как ты просил меня! Завтра же лягу в больницу!
 
Егор сбавил скорость, снова притормозил... долго молчал, уронив голову на руль. Потом заговорил усталым голосом:
- Ты меня реально достала. Обещаю, мы с тобой  еще раз обсудим все окончательно, а потом уже решишь, что тебе делать. Не торопи события, прошу тебя. Не шантажируй меня, Лина. Повторяю, я пока не готов разводиться. 
– Хорошо, - согласилась Эвелина,- я подожду. Но учти дорогой, наш ребеночек
долго ждать не будет.
Так ничего и не решив в тот вечер, они разъехались по своим домам.

 Но судьба распорядилась по-своему.
В ту памятную для них обоих ночь в квартире Эвелины зазвонил телефон. Эвелина узнала страшную новость: машина Егора и его жены Ирины попала в аварию. Они возвращались домой с дачного участка. Ирина погибла. Егор отделался легкими
царапинами. Всю ночь до утра Эвелина не могла уснуть: она вовсе не хотела такого поворота событий. Егор, ее любимый Егорушка, не пострадал. И получается, что сейчас он свободен. А как ей, Эвелине, вести себя в такой ситуации? С одной стороны, думала она, я не могу говорить о нашей женитьбе в ближайшие дни. А с другой стороны, мне скоро рожать и надо определиться с ЗАГСом. Что мне делать?

Эвелина ворочалась в постели. Потом встала, вынула из аптечки сердечные капли, прошла на кухню, налила себе воду из чайника, запила лекарство. Подойдя к окну,
посмотрела в темноту ночи. Она напряженно размышляла: Егор пережил такой стресс… автомобильная катастрофа… чувство вины перед погибшей женой, с которой он прожил
нимало лет… А в больницу?... Как мне там появиться?... Его будут навещать родственники  жены… его злая теща, Нина Ивановна…

Прошло несколько дней, и Егор сам появился у Эвелины. Он стоял на пороге целый и невридимый, без единой царапины. Эвелина, бледная, счастливая встречала его.
Посмотрела в его глаза и.. громко разрыдалась. – Все, все, все, успокойся, - он поднял ее на руки, понес в комнату… Оба долго не могли ни о чем говорить.
Лишь плакали, прижавшись друг к другу. Они провели чудесную ночь примирения. Он просил у нее прощения за свое поведение, говорил о том, что рад появлению
долгожданного ребенка и обещал ей, что через какое-то время, когда страсти улягутся, он приведет любимую в свой большой дом…

Егор переехал в крохотную съемную квартиру Эвелины. Ему было тяжело одному в его большом, опустевшем доме. Он взял отпуск на работе и удалился на какое-то время
от окружающего мира, чтобы пережить смерть жены. Ему и на работе было несладко. Оформляя отпуск, Егор заглянул в кабинет директора корпорации, Астахова. Разговор был не из легких...

- Что-то в последнее время, Егор, мне не нравится цвет твоего лица. Ты нездоров?
Я решил направить тебя на дополнительное медицинское освидетельствование, - говорил Астахов Егору.
- Все в порядке, Иван Александрович – отвечал ему Егор.
-  И все-таки, проверим. И возраст подпирает,  полтинник не за горами. Ты знаешь, у нас с этим строго.
- Да не в этом дело, Иван Александрович,- вспыхнул Егор. - Оценочная комиссия заседала еще в прошлом месяце.  И я прошел все проверки. Какой там, к черту цвет лица. Я не барышня какая-то, чтоб мой цвет лица рассматривать.

- Успокойся, Егор, - усмехнулся Астахов. - И нервы у тебя на пределе. Тем более, я напишу докладную председателю комиссии. Тебя осмотрят, вынесут решение.
- Не надо им выносить никакого решения, - Егор встал, посмотрел на начальника, сказал зло, - Вы, Иван Александрович, вынесли его уже давно, и мне и бортпроводнице Сольской.

Он направился к выходу. Астахов остановил его: 
-Не упоминай имя этой маленькой шлюшки в моем кабинете. Радуйся, теперь ты свободен, и не только от моей сестры, но и от полетов.

Егор, молча открыл дверь кабинета, вышел не попрощавшись.
 - Запомни, я сделаю все, чтобы не видеть вас обоих в нашей компании, - кричал ему вдогонку начальник корпорарации.
 
- Нас  обоих уволят? – спрашивала Эвелина.
– Да, доигрались,- сокрушался Егор.
Эвелина постоянно ощущала на душе какую-то тяжесть. Ей казалось, что это она
виновата в смерти Ирины и что может быть наказана за это. Но забота о будущем малыше давала ей силы не отступать от намеченной цели. У ее ребенка должен быть отец.

- Дорогой, на мой животик уже косо поглядывают в агентстве. Давай поженимся и переедем к тебе, - говорила она Егору вкрадчивым голоском.
- Пока это невозможно – возражал он ей. - Вчера, рано утром, приезжаю домой, забрать документы,  а там, в спальне, на кровати Ирины,  ночевала моя теща,
Нина Ивановна, - рассказывал он Эвелине:

- Ты бы слышала, что она мне кричала в нервном припадке:...- Эта квартира принадлежала моей Ирочке... И вся обстановка здесь куплена на наши деньги... А ты все эти годы жил здесь приживалой... Ты изменял своей законной жене с любовницей...Ты убил мою Ирочку, чтобы привести сюда свою любовницу. Да ты не просто убийца. Предатель! Уходи и не появляйся здесь больше! Вот твои вещи, забирай! Выяснилось, что она собрала все мои оставшиеся вещи и выставила «предателя и убийцу ее дочери» на улицу. А сама она осталась сторожить пустые стены дома от появления в нем Егора и Эвелины.

 - И ты просто так ушел? - удивлялась Эвелина. - И ничего не сказал? Но ведь ты был с ее дочкой. Точно также попал в аварию. Ты мог погибнуть.
Егор опустил голову, как провинившийся школьник. Заговорил, как-бы сам с собой:
- Нина Ивановна в чем-то права. Если бы я тогда не нервничал из-за всей твоей
истории с беременностью, из-за того, что ты тогда рассказала все Астахову, может и никакой аварии и не было.

- Из-за моей беременности. Значит, я во всем виновата, - вспылила Эвелина. - Значит, если бы не мы с моим малышом, значит, Ира была бы жива. Скажи честно, ты жалеешь, что связался со мной?
Он подходит к ней, обнимает за плечи, поворачивает к себе:
- Глупая. Летчики говорят, не оставляй торможение на конец полосы, а любовь на старость. Включи реверс.

Он улыбнулся Эвелине, заглянул в глаза, начал осыпать поцелуями лицо, шею.
Долгий поцелуй.
 
Через какое-то время, когда беременность Эвелины стала более заметна, она снова завела разговор о ЗАГСе. В то утро они прогуливались по городскому парку.

- Я скоро не влезу ни в одно платье. И не будет у меня никогда ни белого платья, ни туфель, ни марша Мендельсона. Ничего не будет.
Он молчал.
- Егорушка, ну неужели ты не понимаешь, что нам надо пожениться.  Получается,
что ты не можешь войти в свою квартиру. Я боюсь сплетен и пересудов на работе. А еще твоя теща. Выскочила, как Кащей бессмертный.
 
Егор заботливо обнял ее за плечи: - Дался тебе этот штамп в паспорте. Мы всегда успеем его поставить. Пойми, мне сейчас не до веселья и не до марша Мендельсона. Настроение на нуле.

- Я бы тебя не торопила, если бы не ребенок… - выдавила улыбку Эвелина.
- Что ты заладила, ребенок, да ребенок. Никуда он не денется.  Родится и тогда решим, что нам делать дальше, - ворчал Егор.
 
В тот день они уже подходили к дому, когда заметили возле своего подъезда тещу Егора, Нину Ивановну.
- Бесстыжие! И как только земля держит вас обоих? – кричала она на всю улицу. - Бог все видит. Бог не допустит рождения этого ребенка! Успокоились? Загнали в гроб мою девочку и гуляют, как ни в чем не бывало!
Пунцовая Эвелина закрывает лицо руками.
 
Егор пытался успокоить женщину. Но она кричала громче, пытаясь привлечь прохожих. Ему еле удалось отвести ее от дома и остановить такси.
 Он заботливо проводил ее, вернулся к Эвелине. Она ждала его у подъезда, заметно нервничая:
 
- Что происходит, Егор, для кого ты стараешься? Для сторожевой собаки в твоем доме? Обнимаешь ее, машину ей ловишь. Вот тебя выставили из дома,а ты поджал хвост перед тещей, как собачка и еще позволяешь ей оскорблять мать твоего будущего ребенка.

Егор присел на лавочке перед подъездом, обхватил руками голову, застыл на месте.
Эвелина пожимает плечами, поворачивается и скрывается в своем подъезде. Так и не попрощавшись, они расходятся в разные стороны.

К концу своего срока беременности Эвелина уже не заводила разговора об их переселении в большой дом. Она лишь заикнулась о подготовке детской комнаты.
И тут Егор сделал ей неожиданное предложение: - Подождем еще немного. Но, если хочешь, можем арендовать квартиру попросторнее, - он поймал на себе ее вопросительный взгляд. – Не могу! Не могу я жить в своем доме. Там все напоминает мне об Ирине, о катастрофе, о моей вине перед женой! – говорил он упавшим голосом. Потом обреченно махнул рукой и вышел прочь.

Жизнь Эвелины превратилась в сплошной кошмар. Ее начали посещать мысли о самоубийстве. Ее преследовали постоянные страхи, и больше всего на свете
беременная Эвелина боялась тещи Егора. Она с горечью вспоминала, как терпеливо и заботливо ее Егорушка успокаивал свою разбушевавшуюся тещу в тот самый день,
когда та встретила их с проклятьями и причитаниями на весь соседний квартал. Все эти мысли мучили Эвелину, когда она подходила к своему дому.

В то утро, после утренней прогулки по парку, она не дошла до своего подъезда. Едва успела ухватиться за подъездную дверь. Подбежала соседка, помогла ей присесть на лавочку. Вызвали скорую и Эвелину увезли в родильный дом. У нее начались преждевременные роды. И, как результат – мертвый ребенок.

А через несколько дней Он и Она, сидя на скамейке больничного двора, взволнованно выясняли свои отношения.

ОНА: (вся в слезах) Знаешь, Егор,  я не думала никогда, что это так больно… Мой ребенок. Я его потеряла

ОН: Милая, родная моя, не плачь. За эти дни я многое понял. Я был неправ.  Мы поженимся. Мы переедем ко мне. Я уже все устроил, договорился. Поменяем в доме всю обстановку. И у нас еще будут дети.

ОНА: Нет, Егор. Я не вернусь больше к тебе. Не приходи ко мне. Не звони мне. Я так решила. Прощай.

ОН: Как не вернешься! Почему?
ОНА: Я так стремилась заполучить штамп в паспорте… Я столько нервничала и переживала, что не смогла доносить нашего ребенка.

ОН: Но ты еще сможешь родить, Лина. Ты так молода.
ОНА: Да, да, смогу, ты прав. Но только не с тобой, Егор. С тобой у меня все сломалось. 

И потом, я вдруг поняла, что ты был мне нужен только, пока был жив мой ребенок.  А когда его не стало, то все исчезло, испарилось. Извини меня. Прощай.

                 КОНЕЦ.


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.