Ангел Смерти

Ангел Смерти.

Инна забрала Милу из больницы в пятницу вечером. На прощанье врач сказал:
- Не отчаивайтесь. Мила хорошо перенесла операцию, она молода, и у нее должно хватить сил, чтобы выжить. Самое главное теперь, помимо полноценного питания, это полноценный ночной сон. В темноте организм вырабатывает гормон мелатонин, помогающий организму в борьбе с раком. Можно конечно и днем сидеть в темной комнате, организм среагирует на темноту выработкой мелатонина, но гораздо лучше, если это будет происходить во сне, ночном сне, когда все процессы организма направлены на восстановление. Да, постарайтесь, чтобы Мила засыпала часа за три до полуночи. Самое лучшее и продуктивное время сна. Вы даже не представляете, как мы укорачиваем себе жизнь, пренебрегая сном, особенно во время, которое принято называть детским.
- Александр Федорович, Мила очень плохо засыпает, - заметила Инна.
- Да, я помню, Вы уже говорили об этом. Вот возьмите, - врач протянул ей исписанный листок бумаги, - Здесь рекомендации.
Поблагодарив врача, Инна и Мила поехали домой.

Было десять часов вечера. Мила заснула час назад, и Инна тихо радовалась этому.
Вдруг из-за окна донесся нарастающий рев мотоцикла. Инна беспокойно выглянула в окно. Рев нарастал. Наконец, она увидела виновника шума. Мотоциклист мчался по дороге. Его темная одежда сливалась с машиной темного цвета. Казалось, что по дороге стремительно несется темное пятно. Промчавшись мимо окна с оглушительным ревом, он также стремительно удалился.
Инна поспешила к дочери. Мила спала. У Инны отлегло от сердца.
Но радость ее была преждевременной. Четверть часа спустя рев снова стал нарастать. Все повторилось. И тут она увидела в дверном проеме Милу.
- Мам, что там ревет? Мотоцикл?
- Да, Милочка. Пожалуйста, иди спать, он уже уехал.
- Не хочется.
- Давай, я тебе немного почитаю.
- Давай.
Инна принялась за чтение. Мила внимательно слушала, спать ей явно не хотелось.
Мотоциклетный рев снова стал нарастать.
Это была кошмарная ночь. Откатав часа три, мотоциклист исчез.
Мила не спала до самого утра. Утром ее сморил беспокойный сон часа на два. Проснувшись, она выглядела усталой и апатичной. Днем впадала в легкую дрему, но это не приносило облегчения и уж конечно не придавало сил.
На другую ночь кошмар с мотоциклистом повторился. Инна, выведенная из равновесия, решила зайти в понедельник после работы к участковому.

Инна заглянула в дверь. Участковый упитанный добродушного вида мужчина сидел за столом и с аппетитом жевал бутерброд с колбасой.
- Проходите, проходите, - проговорил он, поспешно пряча бутерброд и смахивая крошки со стола.
- Садитесь.
- Как мне к Вам обращаться? – спросила Инна.
- Петр Михайлович. А Вы?
- Инна Владимировна.
- Слушаю Вас, Инна Владимировна.
Инна обстоятельно изложила суть дела.
- Рад бы помочь, да нечем, - начал Петр Михайлович. – Вам к дорожно-патрульной службе надо обратиться. Но боюсь, они Вам не помогут. Насколько я в курсе, штрафы с мотоциклистов берут смехотворные. А стоящего закона против их безобразий нет. Мой Вам совет, поезжайте-ка Вы с вашей дочкой куда-нибудь на природу, подальше от трасс. А когда она у Вас окрепнет, тогда и вернетесь. Может ему к тому времени захочется на новом месте погонять.

Оказавшись на улице, Инна приметила полицейскую машину на обочине. ДПС прочитала она на капоте. И в надежде, сама не зная на что, поспешила к ней.
Передняя дверь была распахнута. Инна увидела в ней двоих полицейских.
- Добрый вечер, - поздоровалась она.
- Добрый вечер, - отозвался старший из них.
- У меня вот какое дело.
И Инна повторила все то, что только что поведала участковому и весь их разговор.
- Да, я Вас понимаю, но участковый прав, вряд ли чем смогу помочь. Гоняться за ними напрасный труд. Для них эти догонялки вроде забавы. Да и мизерные штрафы их не останавливают. Это ведь своего рода болезнь мчаться с ревом по спящему городу. У кого алкоголь, у кого наркотики, а у них скорость с сумасшедшим ревом. Настолько втягиваются, что уже не могут днем нормально по правилам ездить. Авария за аварией. Даже не знаю, кто чаще гибнет наркоманы от передозировки или эти от бешеной скорости. Нет нормального закона, чтобы их же самих и уберечь. Ведь совсем молодняк гибнет. Который год закон все в Думе обсуждают.
- Может, примут, наконец, - без энтузиазма обронила Инна.
-А-а! – махнул рукой полицейский. – Видно нашим депутатам этот рев не мешает. В других условиях живут. А иначе, как с законом о бесплатных входящих звонках на мобильные телефоны, все бы вмиг решили.
- Владимир Павлович, ехать пора, - обратился к нему напарник.
- Дельный совет дал Вам участковый. Послушайте его.
«Ночь снова будет кошмарной», - обреченно подумала Инна.

Инна сидела за своим рабочим столом, механически перебирая документы. Тексты казались китайской грамотой, шрифт плыл перед глазами.
Катя, сослуживица и приятельница Инны, как всегда опоздав, влетела в кабинет.
- Шеф не заглядывал?
- Кажется, нет.
- Ты сегодня какая-то потерянная. Как дела у Милы?
Лицо Инны передернулось, слезы хлынули рекой и она разрыдалась.
- Что? Что случилось? Инночка, с Милой плохо?- Катя метнулась за стаканом воды. – Ну, успокойся, расскажи, что случилось, - хлопотала Катя, отпаивая Инну сначала водой, а потом корвалолом.
Инна рассказала ей историю с ночным мотоциклистом и с разговорами с участковым и полицейским ДПС.
- Вот паразиты! – в сердцах сказала Катя.
Было не совсем понятно, кого Катя имела в виду, но, у Инны не было сил и желания выяснять это.
- Я бы уехала из города, но все деньги ушли на операцию Милы. Я вся в долгах и кредит уже не могу взять.
- Слушай, мы вчера, наконец, закончили покупку полдомика в деревне. Правда там грязно и кое-где серьезный ремонт требуется. Но я думаю, сейчас лето и жить можно и так.
- Катенька, это неважно, я все помою и наведу порядок! – Инна обрадованно поглядела на Катю.
- Решено. Только Андрей в командировке еще три дня будет. Я дорогу толком не знаю. Потерпи еще немного. Он вернется и отвезет вас. Хорошо?
- Да, спасибо.
- А как с работой? Ты ведь отпуск уже брала.
- Попробую договориться с начальником. Может за свой счет разрешит.
- Может.
Инна отправилась к начальнику.
Спустя полчаса она пришла.
- Разрешил?
- Сказал, что я могу поработать дома! Нагрузил работой. Хорошо, если за месяц справлюсь.
- Ну, Сергей Дмитриевич, ну, Человек! – восхищенно сказала Катя. – Все-таки мир не без добрых людей.
- И я так счастлива, что эти добрые люди окружают меня, – в тон Кате продолжила Инна.

Домой Инна явилась воодушевленная. Весь вечер они с Милой строили планы деревенской жизни и даже приступили к сборам.
Ночью, под рев мотоцикла, Инна, обнимая Милу, как молитву твердила, как хорошо заживут они на природе в тишине, нарушаемой только пением птиц, стрекотом кузнечиков и кваканьем лягушек.

На следующую ночь сил и энтузиазма уже не хватало. Даже собранные, стоящие в углу чемоданы и сумки не очень радовали.
Мила встала с кровати и медленно пошла в туалет. У Инны, глядя на дочь, защемило сердце. Она уставилась в окно, чтобы Мила, если обернется, не заметила ее слез.
Так она и просидела до возвращения дочери. В дверях Мила пошатнулась, побелела и стала падать. Инна подлетела к дочери. Мила лежала на полу бледная с испариной на лбу и верхней губе. Кое-как подняв и уложив Милу на кровать, Инна накинула легкий плащ и побежала к дороге. Мотоциклист возвращался. Совершенно обезумев от отчаяния, она выбежала на дорогу навстречу мотоциклу и закричала:
- Останови-и-ись!!! Сто-о-ой!!!
Инна почувствовала, как чьи-то сильные руки потащили ее к обочине. Она попыталась вырваться, но тщетно. Оказавшись на обочине, она бессильно опустилась на землю и завыла, как раненный зверь, раскачиваясь из стороны в сторону. Стоящий рядом мужчина растерянно смотрел на нее.
По дороге все быстрее и быстрее с оглушительным ревом мчался мотоциклист, вбирая в себя ненависть проснувшихся от рева машины людей и укорачивая их жизни на минуты, часы, дни, годы… Он летел, опьяненный ревом и скоростью, и казалось, что черные крылья распахиваются за его спиной, и он вот-вот взлетит. Ангел Смерти, собирающий свою дань.


Рецензии