Пушкин и Пустота

(10 февраля 1837 погиб Поэт…)

Солнце сползало алой слезой с надорванного небосклона. Из зияющей раны, пульсирующей брусничными сгустками облаков, чернильный свод неожиданно пронзили лучи, неоновыми прожекторами высвечивая в клубящемся мареве благословленное распятье - портал Спасителя...

Безвозвратно ещё один мой день поглощает мистерия Пустоты. Её косматая сестра Ночь, отделившаяся от бездны, как усердный могильщик, скоро счистит в свой черный мешок кровавое месиво агонизирующего света, уберет последние его останки кумачовыми лохмотьями запекшиеся повсюду. Смоет ветрами и росами отблески святейшей благодати с крыш домов, дорог, двориков и в холодеющих зрачках редких прохожих на улицах коченеющего городка, тонущего во тьме. А затем, аккуратно расправив на небе бархатный саван, ночь зажжет звезды - свои поминальные свечи.

Пустота, перемалывающая жерновами времени свет и тьму, – символ истока страхов людей, которые никогда не смогут справиться с мыслью, что не они - самонадеянные  искатели истины определяют путь в неизвестное будущее, а  Поэты-одиночки, вступившие в противоборство с Пустотой.

А в окрашенное багрянцем стекло билась бабочка. Я открыла оконную створку, и она белым ангелом впорхнула в комнату, закружила над моим столом и, плавно спикировав на недописанный лист бумаги, слилась с ним - став продолжением моего неоконченного предложения:

“… Пустота предостерегает о запрещенном спасении ее заполнителей,
чье пересыхание - средство от жажды, читающего пустоту… уснувшей бабочки”   


Рецензии