Пропажа. Часть 3

У Аллы Николаевны был день рождения. 47 лет. Дата не круглая, да и никакой радости  от дней рождения в последнее время она не испытывала: постарела ещё на год - что же хорошего? На работе её тепло поздравили сотрудники, вручили открытку и две книжки, пожелали здоровья, счастья и разбрелись по кабинетам, тоскуя по "добрым старым временам",когда все дни рождения  отмечались недолгими веселыми застольями перед концом работы. Мужчины - так чуть не каждый день находили повод - то в отпуск кто-то уходит, то  книжка у кого-то вышла, то обмыть покупку... Как только и газета выходила!

Утром, поблагодарив коллег за внимание, она поехала проверять письмо, быстро справилась и уже к обеду, как и планировала, приехала домой. Никого она не приглашала,не юбилей, но все-таки и не рядовой день, надо подготовиться.

Перво-наперво скатала и сложила в коридоре дорожки, прибралась, начистила картошки, достала из холодильника припасенную заранее курицу и стала готовить ужин. А много ли на троих надо? И она решила настряпать пирожков с мясом. Делала это не часто, потому что не позволяла себе много мучного, но Павел, давно махнувший рукой на свою фигуру, лучшего блюда не знал. Фарш был, налепила она их быстро и уже хотела класть на сковородку, как позвонил муж и сказал, что немного задержится. Ну, что ж,пирожки хороши горячие, а жарить их недолго, решила с полчаса подождать.

Алла Николаевна подошла к туалетному столику и еще раз полюбовалась подарками. Дочь преподнесла ей духи, а муж - и где только достал?! - французский косметический набор. Делают же проклятые капиталисты! На саму коробку и то приятно посмотреть.

Потом её взгляд наткнулся на свернуты дорожки, и она решила выбить их сама, чтобы не терять потом время. Возвращаясь, увидела в комнате старика, живущего этажом ниже. Ей забавно было смотреть на его растерянность и в то же время неловко, что, не закрыв квартиру, поставила человека в нелепое положение. Работая в газете, Алла Николаевна не раз сталкивалась с судьбами одиноких престарелых людей, и когда Семен Иванович пришел к ней впервые, то подумала, что с какой-то жалобой. Она знала, что старик живет один; есть где-то сын, да не нужен, видно, сыну... Рассказывают, что завел кота и разговаривает с ним, как с человеком. Не дай бог оказаться в таком возрасте в его положении...

Старик иногда брал старые журналы, всё аккуратно возвращал. Вежливый такой, стеснительный. Ей приятно было оказать старому человеку хоть какую-никакую услугу,  всегда его гостеприимно встречала, раза два пыталась угостить чаем, но он отказывался, что ей тоже понравилось. Иногда заранее подбирала ему журналы, советовала, что прочесть Вот и в этот раз взяла с полки очки, чтобы найти нужные газеты и журналы, и вдруг увидела, что на привычном месте нет перстня.

Дорогой, с камешком, перстень, подаренный мужем к серебрянной свадьбе, она очень берегла. Перстень был великоват, весной на субботнике при переборке картошки он слетел и только чудом не утерялся, поэтому перед домашней работой она снимала его и клала на постоянное место, именно на полку, чтобы потом не искать.

И вот  его не было. Руки отказывались верить глазам, и она стала перебирать на полке всякую всячину, хотя видела, что перстня нет, не иголка ведь, да и клала его всегда на постоянное место, к стеночке. Нету перстня. А за спиной стоял старик, вошедший в комнату раньше её,  и смотрел на её поиски. И она заставила себя отойти от полки.

Когда старик ушел, вернулась в комнату и  и ещё раз перебрала на полке каждую вещь. Посмотрела под сервантом, отвернула ковер - нету.

Надо всё спокойно восстановить в памяти, решила она. Утром он был? Был.Да что там утром. Когда, прийдя с работы, снимала кофточку, то ещё манжет рукава зацепился за перстень, это она точно помнила. Значит, перстень был, и она его перед уборкой сняла и, конечно, положила на место.

Она походила по квартире, посмотрела на других видных местах - нету. И день рождения стал не в радость. Куда он все-таки делся? Никто днем не заходил, домашних в это время тоже не было. Вот только оставила, дура, дверь. Ещё хотела закрыть, но поленилась возвращаться за ключом. Хотя сколько она там была на улице? Ну, минут десять. Бывало, зайдешь к соседке, квартира и час остается незаперта - и ничего никогда не пропадало. А если бы в подъезд заходили подозрительные личности - обратила бы внимание, рядом была, но ничего такого в глаза не бросилось.

На старика думать не хотелось, но, получалось, что он был единственный, кто заходил в квартиру. Конечно, была какая-то вероятность, что кто-то заскочил и до него, но это уже из детективного романа.

Неужели старик? Чего там хитрить, она и сразу об этом подумала, но постаралась тут же отогнать эту мысль, устыдившись беспочвенных подозрений и надеясь, что недоразумение разъяснится. Но теперь подозрение не казалось ей таким уж беспочвенным. Старик хороший, и доверие вроде вызывает, но перстня-то нет! Она помнила, каким гость стал взволнованным, еле на ногах стоял, и в тот момент ругала себя, что невольно обидела его своим подозрением; принесла журналы, проводила и была уверена, что что он не виноват. Но теперь смотрела иначе.  Почему старик так изменился в лице, если всего лишь "очки запропастились"?  И замолчал он как-то враз, когда рассказывал про сына. И почему, собственно, не он взял? Что она о нем знает? Что живет тихо, любит читать книги и с котом разговаривает? Вообще-то нормальные люди с котами не разговаривают... А вот приглашала его чай пить - застеснялся, видите ли. В тихом болоте...

Алла Николаевна понимала, что это тоже не доказательства, но перстень было жалко, а вещи сами по себе не пропадают.

Она вздохнула и занялась пирожками; вот-вот должен был прийти Павел. Выкладывала в миску одну партию, клала на сковородку другую, а думала всё о перстне. Сказать об этом мужу или не надо? Шевельнулась надежда, что если взял старик, то, может, ещё и одумается, поразмыслит и вернет как-нибудь незаметно. Ведь журналы он все-таки взял, значит придет через некоторое время. Во всяком случае запомнится ей этот день рождения...

Пришел муж. Потянул носом воздух, издал восторженный возглас, чмокнул жену в щеку и наговорил кучу комплиментов о красоте и молодости  своей самой лучшей в мире супруги. Высокий, массивный, с громким густым басом, он заполнил собой всю квартиру.

- Я, Паша, заканчиваю. Можешь ставить стол.

- А Леночка? Нет?

- Нет, конечно. Но будем надеяться, что скоро осчастливит своим появлением.

Павел, вдохновленный предстоящим ужином, да ещё с коньяком и любимыми пирожами, принялся помогать, перенося из кухни в комнату блюда и мурлыча трудно угадываемый по причине отсутствия музыкального слуха мотив. Заметил, однако, что жена чем-то озабочена.

- Не вижу радости на лице именинницы. На работе всё в порядке?

- Абсолютно. Устала немного.

Она решила не говорить о перстне: он недавно его подарил и, конечно, расстроится.

Стол был накрыт, и они посмотрели на часы, друг на друга: садиться или немного подождать.

- Остынет же всё, - сказала она.

Всё-таки пошли на небольшой компромисс:

- Открой коньяк, а шампанское потом, когда Лена придет.

- Ну, за тебя! - не стал распространяться Павел. - И чтобы когда исполнится тебе сто лет, мы вот так же сидели с тобой друг против друга.

- Типун тебе на язын! На кого же я буду похожа? - И ей вспомнился одинокий старик. - Не дай бог доживать до таких лет.

- Ну, как хочешь, мое дело предложить.

Выпили, стали закусывать. Алла Николаевна посматривала на мужа и пыталась отгадать, о чем он думает. Она думала о том, что совсем, кажется, недавно была их шумная свадьба, даже слышала крики "Горько", и вот сидят за столом вдвоем, старые, можно сказать. А что будет ещё через двадцать лет? Мрак.  Может, одинокая сгорбленная старушка, а может, вообще ничего не будет...

- О чем ты думаешь? - спросила она.

- Я? Разве можно о чем-нибудь думать, когда столько вкусной еды?

 Она улыбнулась.

- А я почему-то вспомнила свадьбу. А потом подумала, что будет еще через двадцать пять лет...

- Как что? Опять свадьба. Золотая.

- Ох, Паша. Самая золотая свадьба - та, которая давно прошла.

- Слушай, для новорожденной ты слишком... не знаю, как сказать. Давай лучше выпьем.

Но выпить не успели. Влетела, как вихрь, Лена, обняла именинницу, затормошила.

- Молодцы, что не стали ждать свою непутевую дочку.  Ещё раз, мамочка, тебя с днем рождения!

Выстрелило шампанское, запенилось в фужерах.

       (Окончание следует)


Рецензии
Невозможно оторваться от чтения.
С удовольствием перехожу к следующей главе.
Спасибо, Виктор! С уважением

Марина Клименченко   16.01.2018 05:38     Заявить о нарушении
Спасибо, что читаете.

С теплом,

Виктор Прутский   16.01.2018 07:43   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.