Пропажа. Часть 2

- Вот, пожалуйста, - услышал он голос хозяйки и посмотрел непонимающе: что "пожалуйста"?

- Вы себя плохо чувствуете?

- Я? Нет... Я пойду. - И он повернулся, чтобы уходить.

- А журналы?

- Журналы? Да-да, журналы.... - Семен Иванович взял из стопки два верхних журнала. - До свидания, Алла Николаевна.

И никогда у него не было такого длинного и тяжелого пути, как несколько метров по коридору от комнаты до двери. Алла Николаевна шла, провожая, сзади, и ему казалось, что её глаза прожигают его насквозь и в двери тоже должны быть две дырочки...

- До свидания.

- До свидания, Семен Иванович, заходите.

Дома он тяжело опустился на диван и положил руку на шелковистую спину Симки. Тот перевернулся животом вверх,  обхватил лапами его пальцы и стал покусывать, думая, что хозяин хочет с ним поиграть. Семен Иванович отнял руку. Он видел белые ищущие пальцы. У него не оставалось сомнения, что в доме что-то пропало, и подозрение падает, конечно, на него. Может быть, деньги или, например, серьги, золотые запонки. Только не очки. Что-то ценное, раз она так искала.

Он снова и снова восстанавливал в памяти те несколько минут, которые провел в комнате. Ну да, он растерялся при её появлении, а она весело смотрела на странного старика, загородившего ей дорогу. Потом с тем же хорошим настроением спросила про жизнь, про сына... Она ещё взглянула на него. И вдруг, что-то вспомнив или чего-то не обнаружив, стала искать. Он и теперь видел легкий испуг и резкий поворот головы. Потом недоуменное "гм..." и "очки запропастились".

А может, всё это его больное воображение? Разве она его в чем-то обвинила? Принесла журналы, проводила до дверей, сказала приходить ещё.

Эпизод прокручивался ещё и ещё раз, и он видел, что нет, не очки. Просто она дала понять, что пропажу заметила и дает ему возможность найти способ вернуть. Может быть, потому и настояла взять журналы, когда он уже собрался уходить.

Семен Иванович не мог бы сказать, сколько так просидел. Никогда в жизни не брал он ничего чужого. Тяжелые мысли измучили его и обессилили. Он почувствовал озноб, лег и укрылся одеялом. Ни о чем другом думать не мог. В квартире было тихо, иногда слышались шаги в подъезде, и он замирал: возможно, это она обнаружила пропажу и идет сказать об этом. Шаги затихали, и он понимал, что ждать её глупо. Какая пропажа? У неё "запропастились очки" - о чем же приходить и говорить? И он раздумывал, что и куда могла пропасть. Здесь тоже не было ничего утешительного. Ведь и до него мог кто-нибудь зайти и взять. Могла взять дочка, потерять и не признаться. Могла, в конце концов, сама где-то потерять, а думать, что вещь лежит дома. И получалось, что надежд на благополучный исход у него практически нет. Если даже у них всё там разъяснится, как он об этом узнает?

В мыслях он поднимался к ней и спрашивал:

"Алла Николаевна, неужели вы можете допустить, что я способен на такую низость?"

"О чем вы, Семен Иванович?" - делала она удивленные глаза.

"Разве у вас ничего не пропало?"

"Да с чего вы взяли? А, очки... Я вспомнила: я на работе их забыла".

Виделись ему и другие сцены.

"Понимаете, Алла Николаевна, - говорил он. - Это для меня вопрос жизни и смерти. Я и там, в другом мире,  буду мучиться оттого, что вы считаете меня вором".

"Семен Иванович, но у меня ничего не пропало!"

"Ах, Алла Николаевна, я же не маленький, я, может быть, завтра помру..."

И тогда она открывалась ему, что да, задевались куда-то золотые сережки, но это ведь не значит, что она подозревает его. И приводила те же доводы: может быть, дочь взяла, а может, сама потеряла. Совершенный пустяк, стоит ли так волноваться! Да, конечно, если найдутся, она сразу же известит его.

Но сережки не находились.

И тогда Семен Иванович сам их нашел и принес. Алла Николаевна обрадовалась, но... как-то странно посмотрела. Ну да, она подумала, что просто у старика заговорила совесть. Этот вариант не годился.

Был у него один-единственный лотерейный билет - на сдачу дали. Он выиграл машину, взял деньгами, купил очень дорогие сережки и принес ей.

"Что вы, Семен Иванович, я не могу взять такой дорогой подарок", - сказала она.

"Нет, Алла Николаевна, вы уж доставьте мне такое удовольствие. Это лишь принято думать, что подарок доставляет радость тому, кто его получает. На самом деле она не идет ни в какое сравнение  с радостью того,  кто дарит.Так что это нужно больше мне, чем вам, и вы уж не отказывайте мне в этой радости. Да и подумайте сами: зачем старику столько денег?"

"У вас есть сын, невестка, вот и подарите ей".

"Я и ей купил такие же. Вот, смотрите. Точно такие же. И денег им много послал".

Алла Николаевна ещё долго отказывалась, но видя, что только причиняет ему боль, взяла сережки, ругая себя в мыслях за прошлые подозрения.

На диван прыгнул Симка, вернув Семена Ивановича в реальный мир. Кот смотрел прямо в глаза, определяя, не прогонит ли хозяин.
- Иди, Сима, иди ко мне. Вот так, ложись.

Кот замурлыкал, и Семен Иванович стал изливать ему свое горе.

     (Продолжение следует)


Рецензии
Убедительно нарисован внутренний мир героев.

Семён Иванович и Алла Николаевна - далеко не молодые люди, а потому тяжело переживают
симпатию друг к другу... Впрочем, Автор продолжает повествование.

ВСЕГО ХОРОШЕГО ВАМ, УВАЖАЕМЫЙ ВИКТОР!

С Уважением

Александр Андриевский   15.01.2018 11:48     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.