Заметки на полях судьбы. О достоинстве и достоянии

Предлагаю отрывки из дневниковых записей апреля этого года. В то время я начал готовить к изданию на бурятском языке книгу великолепной поэтессы Шуя-Ханды Базарсадаевой. Кстати, недавно книга сдана в печать, в ноябре будет отпечатана и собрана. Но в тот день... Я открыл рукопись и начал набирать на бурятском языке, вчитался и долго сидел, размышляя. Вот плоды эти размышлений.

8 апреля 2014 года.
Две темы волнуют меня с раннего утра во время набора текста на бурятском языке. Обычно я стараюсь не записывать случайные мысли. Но эти зафиксирую. Для себя и вас. Вот первая из них.
Многим кажется, что искусство, особенно его качество, говорящее о долговечности, определяется безрассудной и только безрассудной отвагой автора, где никакое предательство невозможно. Но ничего безрассудного здесь нет, дело в том, что даже сам автор не знает, что им управляет его талант, поведение которого мало от него зависит. Вот таким авторам и надо доверять. Все остальное – только умелая игра.

И сразу вторая:

Признаюсь, что я был вынужден заняться переводческой, а затем и издательской деятельностью именно бурятских авторов, начиная с конца восьмидесятых годов прошлого столетия. Дело в том, что я не видел конкретной поддержки государства и "авторитетных" писателей. Но такой поддержки не могло быть, не может быть и никогда не будет, напрасно ее ожидают авторы национальных литератур, обязанные думать о достоинстве своей нации, а не о поддержке идеологов государства и служении им.

С юных лет озабоченный общим достоинством и достоянием нации (меня и сегодня мучают такие вопросы), я стал замечать, что чем талантливее национальный автор, тем хуже поддаются переводу его творения, но чем бездарнее и обласкан властями поэт, тем ярче звучит на русском языке его стихотворение, хотя на родном языке его строки, вполне возможно, ничего и не значат. В этом скрыта огромная трагедия людей...

Углубившись в изучение переводческой деятельности на российском пространстве, я пришел к выводу, что большинство переводчиков просто «делают» имена, не знают языков, а в большинстве случаев сами пишут за авторов, которые просто намекают на темы, как бы отраженные ими в каких-то строках или даже между строк...
Понятно, что таким образом «почтовые лошади» литературы и культуры, обычно это еврейские литераторы, зарабатывают себе на жизнь в невозможных, а может быть, как раз и благодатных, условиях для творчества, будучи, несомненно, намного талантливее национальных авторов. Беда, а может быть и удача авторов, в том, что талант у нас еще никого не прокормил, продаться он не может, остается одно: халтурить, не халтуря.

Но подлинные, талантливые, авторы национальных литератур никогда не нуждались в переводчиках и не просили кого-либо перевести их произведения на язык «большого брата», не преклонялись слепо перед традициями и авторитетами русской советской литературы, созданной, в первом случае дворянством, в случае втором – партией и государством. Эти национальные таланты могли разговаривать с представителями любой культуры только на равных. Но поскольку такого разговора быть не могло, то развивались они сами по себе, ориентируясь на фольклор, общечеловеческие ценности и достижения мировой литературы. (Кстати, это путь многих, в том числе и мой, но в иной среде, что совершенно не означает необходимость предательства нации, напротив – это понимание проблем нации с других позиций).

Естественно, такое развитие не могло не превзойти достижений социалистического реализма и прочей идеологизированной литературы, большая часть которой обречена на небытие. Думаю, что представителей такой литературы среди бурят не очень много, но много и не должно быть, ведь это естественный отбор. Очень скоро они проявят себя, за ними обязательно последуют другие... Ведь именно в таком развитии и возможно сохранение достоинства и достояния нации. Значит, лично я обязан был поддерживать людей только такого достоинства. Их не очень много, но они - достояние нации. Другого выбора у меня просто нет и не было. В эти дни я готовлю к изданию книгу Шуя-Ханды Базарсадаевой, слушаю песню об Ононе в исполнении Буда-Ханды абгай Дашиевой, читаю стихи Дондока Улзытуева. Все свое, народное, не искаженное никакой стилизацией в угоду власть имущим и богатым покупателям, но напрямую адресованное людям. И еще: мне нравится, что моё бурятское имя - Цырен-Ханда. Буда-Ханда, Шуя-Ханда - они мои родственники.

Вот о чём думалось сегодня при чтении бурятских стихотворений, наслаждении песней об Ононе и вообще - очередном общении с подлинными талантами народа.


* * *

Элдин талын шэмэг соо
Эрхим сага орхёоо гyб.
Энгэр нугын сэсэг соо
Эдир наhаа hанаалби.


Гарсагyйхэн голой сана
Гарашаhан байбалби.
Гарзагyйхэн жэлэ тоолон
Гандашаhан найдалнии.


Рецензии