Плавающий остров

- Как вы добрались? Поди, очень устали? – спросил Валентин Григорьевич мать и бабушку жениха своей дочери, наливая водочку в небольшие рюмочки.
- Устали. Ваша деревенька спряталась в лесу. Еле нашли, - пошутила Агафья Куприяновна.            
- Мама, бабуля, - добрались мои родные, - радостно ворковал,  обнимая поочередно мать и бабушку Вячеслав.
 Подошла Леночка, невеста Славы, поздороваться со своей почти уже свекровью и бабушкой.
 Отец Вячеслава по состоянию здоровья не смог приехать на свадьбу своего сына.  Было принято обоюдное решение, регистрировать бракосочетание в ближайшем городе. А венчать молодых здесь,  в маленькой деревенской  церквушке. Только потом ехать в большой, шумный город, где родился и вырос Слава и там вновь отпраздновать факт бракосочетания только уже с отцом и друзьями детства.
- У- у - у. Бабушка – то совсем уже дремлет. Пожалуй, мы не будем вас мучить. Уже два часа ночи. Давайте выпьем за наше знакомство и пойдем отдыхать. Завтра свадьба наших детей, - предложила мать невесты.
- Вы уж простите нас, Ольга.  Только сейчас познакомились. Далеко живем друг от друга, - усталым голосом произнесла мать Славы, Лиза.
- Да уж,- пробормотал сват, подливая водочку. – Ну, по последней и на боковую.
 Первое, что поразило Агафью Куприяновну, когда она проснулась – так это тишина.
- Мам, ты чего?- спросила ее обеспокоенно дочь?
- Тихо – то как. А ты, чего так рано проснулась,  Лизонька? Волнуешься?
- Наверное.
- Пойдем,  осмотримся, – предложила старушка дочери.
- Пойдем, - согласилась та.
 Они тихонько вышли из хатки. Она была крайней в этой деревеньке. Ковер из «густой» травы расстилался перед ними, начиная свой путь прямо от крыльца.
- Мам, мне не хочется ступать на траву. Можешь смеяться, но я не хочу ее мять.
- Не бойся. Она сильная здесь. Снова поднимется. Ты только посмотри, какие здесь  подсолнухи. Огромные. Под ними можно прятаться от дождя.
 Они взялись почему-то за руки, и осторожно ступая, стараясь не спугнуть утреннюю тишину, направились  вглубь леса.  «Чувствуя восторг сердец»  своих гостей,  его деревья «расступались» перед ними, показывая им свои красивые полянки, покрытые сочной «выкрашенной» в ярко зеленый цвет травой.
- Мамуль, смотри – озеро, - прошептала Лиза.
- Это не озеро. Это наш ставок, - догнав путешественниц и, прервав их сказочную прогулку, произнес Дмитрий, брат невесты.  – Мы вас уже обыскались.  Пошли в дом. Пора собираться и ехать в город на регистрацию.
- Жалко. Я так хотела подойти поближе к этому чуду.
- Бабуся, можно я вас так буду называть, ведь мы уже почти родственники.  Мы завтра после венчания молодых и празднования начала их супружеской жизни, пойдем на ставок. Там я расскажу про него много интересного, а сейчас надо идти.
- Ну, Димка, не обмани, - проговорила, погрозив ему пальцем, Агафья Куприяновна.
 Регистрация прошла быстро и как-то обыденно. Молодые поцеловались и их, пришедшие на регистрацию родственники друзья и подруги, забросали цветами.
 Праздновали свадьбу в кафе. Музыканты вспотели. Лица их были красными от усердия, но они не давали гостям передохнуть. Играли и играли плясовую музыку.  Гости все же улучали момент громко кричать горько и подбадривать себя крепкими напитками, которые заставляли их выходить  на площадку для танцев, «зажигая» огнем веселья.
 «Зажглась» и Агафья Куприяновна, выпив немного винца, она, пустилась в пляс с молодежью. Потом, правда, сидела на скамеечке, утихомиривая бьющееся в быстром темпе свое сердечко.  Как добирались домой, она плохо помнила. Устала к тому времени. Хорошо только запомнила, как ее щека прикоснулась к белоснежной подушке.
- Мамуля, просыпайся. Сегодня самый значимый день для нашего Славика. Венчание, - будила Лиза Агафью Куприяновну.
- Я не была венчана с твоим отцом. А ведь очень мы любили друг друга, - посетовала старушка.
- Знаю, мам. Времена были другие. Да и мы с Андрюшей не венчаны.
- Может, повенчаетесь еще? – с надеждой в голосе спросила дочь Агафья Куприяновна.
 Лиза не успела ответить матери.
- Сваха, бабушка, пора идти,- стал торопить их в этот момент Валентин Григорьевич.
  Вокруг маленькой церквушки шелестели листьями березки, а немного поодаль, будто на страже порядка, вытянувшиеся в струну для несения вахты росли высоченные сосны.
 По тропинке, протоптанной прихожанами к церкви, шли за невестой и женихом родственники и друзья молодых.
 Небольшое помещение церкви было освещено  лучами света из небольших окон, отражающегося от подсвечников и лампад, и наполнявшего все помещение необыкновенным сиянием. Было тихо, тихо. Вышел священнослужитель, и началось церковное действо.
 Агафья Куприяновна  давно уже  плохо слышала. Она не разбирала слов, произносимых священником, однако все чувствовала своим сердцем. Душа ее радовалась песнопению хора из деревенских жительниц. Старушка  была счастлива от того, что ее внук дал обет священнослужителю перед ликом Господа заботиться и любить Леночку до последнего дня своей жизни. Она стояла, умиленная этим событием, не замечая своих слез радости, катившихся по ее лицу.   
 Дома застолье  после обряда венчания в церкви было шумным. Все говорили разом, особо не слушая друг друга. Жители, небольшой деревушки праздновали свадьбу!
 Как и полагал  Дмитрий, к вечеру всех потянуло в лес к ставку. Направились туда  толпой, прихватив  с собой горячительные напитки и еду.
 Агафья Куприяновна, подустав к вечеру, села у самого берега и, прислонясь к  дереву, стала подремывать. Засыпая, она услышала голос Дмитрия: - вот вы где бабуся. Я пришел выполнить свое обещание.
- Не забыл, значит.
 Дима уселся рядом со старушкой и начал свой рассказ.
- А ведь мы сейчас сидим с вами перед плавающим островом.
- Так уж и плавающим. Интересно, как ему это удается?
- Просто. Ветер дует, и гонит его, то к одному берегу, то к другому.
 Агафья Куприяновна, усомнившись,  поднялась, подошла к краю берега и присмотрелась.
- А ведь верно. Это остров, плотно засаженный кустарником. Видать его корни переплетены, а вот землицы – то там  и нет.  А по этому острову можно ходить?
- Нет! Нельзя!
- Откуда знаешь?
- Здесь все это знают. Были  в деревне случаи, после которых деревенские стали боятся острова.
- Вона как.         
- Это было давно. Я еще не родился. Мне эти истории про остров рассказал мой дед.  Их всем рассказывают, чтобы опасались его. Ну, так  вот. Жил когда – то  в деревне злобный дядька. Звали его Лукич. Он злился на тех,  у кого все спорилось - жизнь семейная была радостной, детей было много, корова телилась, урожай был богатым. Лукич завидовал таким людям и, чтобы как – то навредить,  оговаривал их.  А еще рассказывали деды, будто бы он был  не чист на руку. Воровал, значит. В общем плохим  человеком слыл он в нашей деревне.
 Никто не знает, как он оказался на плавающем острове. Поговаривали, вроде как  сам остров его заманил. Точно не знаю. Врать не буду. Только однажды утром деревенские мальчишки  пришли на ставок порыбачить. Тут – то они  и увидели Лукича на острове. Остров был на середине ставка. Прибежали мужики на зов мальчишек.  Лукича они за руки вытащили с острова и посадили в лодку, стали спрашивать его, как он попал на остров. Только он  мотал головой с выпученными от страха глазами и мычал.  С тех пор Лукич со своего двора не выходил. Деревенские бабы ему носили еду, помогали по хозяйству. Так он и помер, не произнеся больше ни одного слова.
- Может ваш Лукич просто струхнул. Наверное, плавать не умел, а вы уж острову жуть какую-то приписали.
- Бабуся, народ знает, что говорит. А вот вам еще один случай. Жила в нашей деревне Анастасия, которая побывала на этом острове. Ей в ту пору совсем мало было лет.  Остров ее катал по озеру двое суток. Мужики не могли ее вытащить. Она сидела в середине острова, а он кренился, когда они пытались влезть на него.  Говорят, остров сбрасывал их с себя в воду.
- Она выбралась?
- Выбралась. Ветер пригнал остров к берегу, и Настя сошла с него.
- Тоже померла?
- Нет. Подросла, вышла замуж. Уж очень они с мужем любили друг друга. Детей у них  было много. Хозяйство большое. Только …
- Только что?
- Она перестала разговаривать, после того, как побывала на острове. Настя так и не смогла рассказать, что с ней было. Вот так – то, бабуся. Ну, ладно.  Я побежал, а то всю водочку выпьют без меня.
 Ветер усилился. Агафья Куприяновна села удобней и стала ждать,  когда остров начнет двигаться,  не очень-то веря рассказам балагура  Димки.
 Неожиданно  остров вздрогнул, отплыл от берега и стал кружить на одном месте. Агафья Куприяновна очень удивилась, наблюдая за танцующим островом. Приглядевшись, она увидела светящийся шар в его центре.  Шар быстро увеличивался, переливаясь всеми цветами радуги. Старушка  встала и подошла к краю берега. В этот момент шар стал прозрачным, и она увидела в его центре Лену, на руках которой сидела девочка.  Рядом с ней  повзрослевшего Вячеслава, держащего за руку мальчугана, рядом с которым стоял еще один мальчик помладше. Все они улыбались.
- Бабуля, расскажи нашим родителям, сколько у нас будет детей и, как мы будем счастливы в будущем, - донеслись до нее слова Славика с уплывающего к другому берегу острова.
- Бабуся, бабуся,  пора домой.  Скоро совсем стемнеет, - осторожно будил Агафью Куприяновну Дима.
- А остров уплыл?- открыв глаза, спросила его старушка.
- Уплыл, бабуся, уплыл.
- Знаешь, Дим, остров - то живой. Он любит хороших людей и помогает им. Плохих, видно, наказывает, - чуть подумав, уверенно произнесла Агафья Куприяновна.
- Как узнали? Приснилось?
- Может,  да. А,  может, и  нет. Дим, скажи, ты боишься острова?
- Почему -  то нет.
- Вот и славно. У тебя большое доброе сердце. Тебе нечего его бояться.
 Агафья Куприяновна оперлась на руку Димы и они, включив самую большую  скорость передвижения старушки, направились догонять веселую свадебную компанию.
            


Рецензии
Семья это святое

Близнецы Ирвин Эллисон   25.07.2018 09:50     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.