Укол славы

Укол славы

В детстве почти  все пишут стихи. Но с возрастом  желание выразить что-то такое важное с помощью рифмованных строк само собой отмирает. То ли черствеем мы, то ли понимаем, что жизнь – это, все-таки, чаще проза. И только единицы не принимают это правило. Из них и вырастают или настоящие поэты, или графоманы.

Сергей считал себя поэтом. Так случилось, что  местная  газета  напечатала обзор школьных стенгазет и в нем   процитировала  одно из Сережиных четверостиший. Учился он тогда в  восьмом классе.  Школа ликовала. Стишок на линейке прочитала директриса, мальчишку поздравляли одноклассники, родители, классная руководительница.  И все. Сережа был инфицирован этим уколом славы на всю оставшуюся жизнь.
 
Стихи он стал писать километрами и завалил ими редакцию, прославившей его газеты. Но их не печатали. Он никак не мог понять почему. А когда редактор честно объяснил ему, что у него не стихи,  а корявые рифмованные строчки, он не поверил и стал отсылать свои творения по другим газетам и журналам области и страны. Но результат был тем же – ему либо вообще не отвечали, либо  советовали читать  классиков и учиться у них.

 Не подействовало. Отучившись в школе, он подал документы в литинститут. Там все закончилось на стадии творческого отбора. Ему настоятельно порекомендовали  заняться чем-нибудь другим.

Сергей окончил строительный  институт, женился  и стал работать в родном городе сначала прорабом, затем  начальником техотдела, а в 45  - стал главным инженером  крупного  стройуправления.  Но стихи  все это время  продолжал писать и отсылать по разным изданиям.  А их так же не печатали.  Не сказать, что это его вгоняло в уныние, но порой, получив очередной отказ,  он слегка  нервничал. Однажды  его жена  даже поинтересовалась у знакомого врача, не приведут ли неудачные попытки реализовать свой поэтический дар  супруга  к депрессии и всяким черным мыслям. Врач, большая любительница и знаток поэзии, прежде чем что-то посоветовать,   попросила  ее показать  мужнины творения.  Она принесла целый ворох стихов и через пару дней врач все вернула со словами: «Ничего страшного не случится. Это графомания. А у графоманов психика крепкая».

И, вдруг, все изменилось. Первой  подборку стихов Сергея Викторовича с предисловием главного редактора  опубликовала городская газета. И  закрутилось, завертелось. Его наперебой приглашали на радио и телеканалы поучаствовать в передачах и почитать свои стихи. Его поэмы  разворотами стали давать журналы, а один из них накануне его 50-летия провел две фотосессии: первая прошла на стройплощадке, где его снимали  в таком индустриально-брутальном ключе, а вторая  проводилась  в поэтическо-романтическом стиле.  Там  он то с гусиным пером корпел над рукописью, то  возлежал у камина на шкуре белого медведя с томиком Пушкина, то просто смотрел на бескрайнее ржаное поле. Почти весь номер этого журнала с крупным заголовком на обложке  «Сергею Викторовичу  –  строителю и поэту –50»  был посвящен юбиляру.
Так стал он местной достопримечательностью. Все в городе, от коллег  строителей, до элиты   стали поклонниками его поэтического дара.   Правда, жена, помня разговор с врачом,  пару раз ему намекала, что, возможно,  хвалят его стихи не из-за любви к поэзии.   Он даже не обиделся на нее -  что она понимает?  И просто объяснил, что сегодня в городе, по признанию тех, кто разбирается в искусстве, он - поэт номер один.   

К очередному юбилею Сергей Викторович  решил сделать и себе, и своим поклонникам подарок. Подобрав на свой вкус  несколько десятков стихов и три поэмы, он отнес  их в появившееся к тому времени  частное издательство и, заплатив  очень хорошие деньги,  получил  через месяц, как раз накануне праздника,  200 экземпляров книги -  на дорогой бумаге, в роскошном переплете и со своим портретом на твердой обложке. Боже, как радовался он этой книге!

Поздравить  юбиляра пришли не просто  известные люди.  Отбирал он гостей тщательно, учитывая не только статус, но и их отношение к  поэзии. Набралось  таких 56 человек.  Каждому из гостей перед началом  банкета   Сергей Викторович,  подарил свою первую книгу с автографом.    Это было второй минутой славы в его жизни. 

Все благодарили за подарок, хвалили стихи, обещали поставить книгу на самое видное место на своих полках и читать, читать, читать. Юбилей, естественно, проходил в самом лучшем ресторане города и  закончился глубокой ночью. Все остались довольны праздником. Дома Сергей Викторович долго еще не мог заснуть. Он то с восторгом цитировал слова из приветственных адресов,  врученных ему гостями, то сетовал на то, что вот уже 56 экземпляров раздарил, а сколько еще тех, кому он хотел бы подарить, а тираж маленький  всем не хватит, и люди могут обидеться. А то, вообще, впадал в эйфорию, и предрекал, что вот только сейчас и   пришла настоящая литературная слава,  и его стихи начнут издавать по всему миру,  и ругал себя, за то, что так поздно решился издать  свою  книгу, которая могла бы круто  изменить всю его жизнь уже давно.

 Заснул он уже под утро. И проспал почти до часу дня. Спал  бы и дольше, но его разбудил настойчивый звонок в дверь. Вся семья  была на работе, гостей он не ждал и поэтому с неохотой поднялся с постели, накинул халат и открыл дверь. На пороге стоял молодой парень в форме официанта ресторана. В руках он держал два больших пакета,  которые и вручил юбиляру со словами: «Вы вчера у нас забыли свои книги». Сергей Викторович  поблагодарил его за заботу и дал пятьсот рублей.

                                                      ***


Жена  пришла домой ровно в два часа дня, открыла дверь, увидела пустые  пакеты с логотипом ресторана, сложенные рядом аккуратно в четыре стопки книги и, почувствовав,  какой-то необъяснимый,  леденящий  ужас, взлетела, не замечая ступенек лестницы,  на второй этаж и  кинулась в кабинет мужа. Сергей Викторович сидел в кресле и с веселым изумлением  глядя на нее, спросил: «За тобой кто-то гнался?». 
«Я смотрю,  там книги…», - пробормотала она и опустилась на диван.  Он засмеялся, и,  подсев к ней,  сказал: «Ты представляешь, все до единого, забыли в ресторане  мой подарок. Все 56 гостей. Я сосчитал книги. Вот погуляли, так погуляли. Сейчас их обзваниваю, они  в шоке. Обещали  подъехать забрать. Сам  виноват, надо было дарить, когда гости стали расходиться  по домам».


Рецензии
Юрий, спасибо Вам за доставленное удовольствие. Было интересно и познавательно. Теперь стало еще яснее, кто такой графоман.
С уважением,

Николай Акулькин   06.11.2017 20:50     Заявить о нарушении
Спасибо, Николай! Удачи! С уважением,

Юрий Пахотин   09.11.2017 20:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 365 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.