Из Кракова в Прагу

                                                
Ну, что, с добрым утром, страна Чехия! Здравствуй, Прага!
…Отлежавшись после вечернего концерта в одном из кошчелов Кракова на скамейке в парке, где мне не дали отключиться беспокойные прохожие: Вам не холодно, пани? Вы тут спать будете? А не замёрзнете? Тут небезопасно – ходят пьющие! – я уже глубокой ночью сделала обход по Глувнему Ринку. Ночное освещение, безмолвие и отсутствие толп добавили совершенно иных красок к моим дневным впечатлениям от старинного города, некогда пышной столицы, а теперь студенческого центра, днём и ночью наполненного звуками молодости.

К утру посвежело. Кафе уже были закрыты. Туалет в центре открывался лишь в 7.00. Моя попытка воспользоваться туалетом демократичного студенческого хостела, где я провела ночь накануне, кончилась ничем. Упёртый портье, сначала улыбавшийся, стал выяснять на английском, являюсь ли я гостем. Нет, говорю, сегодня нет, а вчера. Пишу дату, фамилию. Нет, заявляет, в списке. Да я не гость, я была гостем вчера, комната №2! Всё более раздражаясь, парень упорно донт андестенд. Что, биг проблем, говорю, мне умыться – и всё? Биг проблем, нагло соглашается тот. Ну, ладно. Новое поколение пепси не желает вдумываться в смысл моих полуславянских  объяснений. Ухожу.

…А было так славно накануне окунуться в атмосферу беззаботного студенчества, зава-литься, нагулявшись, на нижнюю полку, завесившись одеждой от света, под молодые го-лоса,орущие незнакомые песни на шумной площади – просто средневековье какое-то! На французской стороне, на чужой планете…  А утром обнаружить все спальные места заня-тыми  девушками-парнями, кругом рюкзаки, кроссовки. В крохотной кухне уже кто-то ранний мазал хлеб конфитюром. Я, разобравшись в обстановке, быстренько навернула несколько сэндвичей  с ветчиной, сыром и конфитюром, осмотрела холодильник. Так что, когда  босой и лохматый спросонья люд стал активнее заглядывать в место приёма пищи «сделай сам», я уже указывала на молчаливые вопрошающие взгляды, где чай, кофе, сахар.  Пообщалась с подсевшим кем-то по-французски. Ещё за компанию заправилась бу-тербродами «про запас», намешала хлопьев с молоком. Калорий, конечно, в этой эконом-класса пище не разбежишься. Но на день, посвящённый осмотру Вавеля и прогулке до Вислы, меня хватило. Пакет с хлебом, ломтиками ветчины и огурцов с помидорами регулярно легчал…

И вот последний спуск по древней лестнице мимо средневековой кованой двери, нарочно оставленной нетронутой в стене моего вчерашнего вполне уютного прибежища. На улице две женщины подводят меня к работнику ресторана, объясняют, что пани надо в туалет. Да, говорю я, а то пойду прямо в парк, тут рядом. Что это – толпы туристов, а туалета круглосуточного нет? У нас на Красной площади всегда и для всех! «Вечная проблема», соглашается работник и ведёт меня во внутренний дворик, где открывает уютную комнатку для уединения.
Время к семи. Пробуждающийся Краков золотится в неярком ещё свете обещающего быть ясным дня. Множество голубей  кружатся воркуя возле выключенного фонтана. Местный клошар чем-то их подкармливает. Итальянцы интересуются, где можно поесть. Нигде, говорю, всё закрыто.
– Испанка, француженка?
- Нет, - улыбаюсь,- я только говорю по-французски.

 Нравится мне этот наплыв разноязычной публики, где можно быть кем угодно, говорить как угодно, мешая языки в один общий человеческий.
Башенные часы дают сигнал – в путь. Прощаюсь с последними злотыми в супермаркете, высчитав до грошей стоимость покупок –  ведь не знаю, сколько придётся добираться до Праги. Ищу водителей-таксистов. Вот один уверенно говорит, что ехать надо на Катовице, в том направлении – машет рукой.  Иду, по дороге обращаясь к водителям. Кто «разумеет» пани, кто – нет. Не важно, ищу тех, кто разумеет, что мне нужно. Полицейские подтверждают, что иду «верной дорогой».
А, вот, указатель на Катовице. Пробую стопить. Нет, не останавливаются. На заправке подхожу к фургончику. Водитель выясняет по мобильнику, где находится, и делает мне знак садиться. Ну, это мой «перший» водитель. Немного подвёз «стопичку».
 
Уже за городом иду вдоль трассы.
Движение мощное, но никто не останавливается на мой призывный жест. Наконец, легко-вая. Чуть-чуть продвинулась. Машины стоят в пробке. Но никто не предлагает сесть. Под-хожу к стоящей на обочине фуре. Нет, это не меня ждут. Просто водитель отдыхает, сей-час поедет. Но едем недалеко, водитель сворачивает  «на отстой».
Опять трасса. Останавливается легковая. По дороге водитель по рации «сватает» меня. Один отзывается, выясняет, «ладная» ли «кобьета». Да, пани ладная, смотрит на меня водитель, что-то ещё объясняет про Прагу. Но – тишина. Что-то не устроило отозвавшегося.

Ладно, иду дальше, обойдя развязку.
На стоянке у кафе болгарин мне говорит, что тут до границы два километра. Иду до границы. Наконец, нахожу водителя в сторону Брно.
Вот и Чехия! Доезжаем до стоянки.
 – Тут лучше искать, на трассе полиция накажет и тебя, и водителя, - поясняют мне. Обида моя на местных дальнобойщиков проходит – такова жизнь в Европе, тут порядок и строгость, а я создаю ситуацию для ДТП.
Но водители спят. Замечаю  двух прожжённых волчар возле распахнутых кабин. Чёрные майки, цепи, браслеты, длинные седые волосы. Фактурно чрезвычайно! Но они не едут в Прагу. Здесь все отдыхают, говорят. Жаль, панове. Вздохнув, направляюсь к легковым. Никого в мою сторону…

Кошмар – возвращаться на стоянку до туалета не хочется. Не надо было просить у водителя пить. Кустов в нашем понимании нет – всё пострижено. Но вот нахожу дерево с опущенными ветвями. Какой-то зверёк испуганно шарахается от меня в траву – видно, никто его до меня не тревожил. Прости, дружок, но другого выхода нет, на трассе вообще свернуть некуда. Это не Россия. Резко выскакиваю из-под дерева, пока никто не заметил моих посягающих на неприкосновенность чешской земли манёвров.

На выезде на трассу останавливается легковая. Парень, к которому я подходила на заправ-ке, опускает стекло – довезу, тут недалеко фуры. И – снова в пути…
Чехия прекрасна! После плоских ландшафтов Полонии это разнообразие рельефа радует глаз. Черепица настоящая. Домики чистенькие и весёленькие. Именно всё чистенькое, ухоженное, поля – будто пройдены гребёнкой. Горы, поросшие лесом, бархатные долины играют оттенками охры и зелени. Благословляю про себя прекрасную Чехию, воспетую Цветаевой. Её людей. Делаю комплименты Чехии, что явно льстит моему водителю.
На заправке, куда он меня довозит, обращаюсь к одному, другому, третьему. Ничего. Но вот замечаю чёрную фуру. Туда идёт водитель.
- Мне до Праги. Пан, Вы не туда?
- Да.

О, чудо долгожданное! Что-то лепечу. Ведь ехать всего километров 150. Обидно было бы зависнуть. Повеселело на душе.
Знакомимся. Павел говорит по-русски. Поездил в своё время по России – до Архангель-ска, Ачинска. На Туркестан. Настроен прорусски и прокоммунистически. Интересуется русским оружием и военной техникой.
По дороге говорим на разные темы. Паша показывает свои фото, рассказывает о семье, сравнивает недавнее прошлое и сегодняшнюю жизнь. Жилось совсем неплохо, теперь не так. Засилье германских товаров, а надо  свою промышленность развивать…
Уже темнеет. Я в предвкушении скорой встречи с Прагой. Но лобовое стекло покрывается мелкой зернью дождя. Это мне не нравится. Мне не улыбается ночью выходить под дождь в незнакомом городе.
 
Паша тоже озабочен моей судьбой.
- Так хорошо поговорили…не хочу тебя так отпускать…
Да, дождь – это мокрые носки, ноги – главное в дороге.
- Давай переночуй – мне всё равно, где становиться на ночёвку. А утром довезу назад. Тут автобусы ходят.

Сворачиваем на стоянку. Едим супчик на ночь. Всё, как у нас, – расслабляющиеся водители за столиками  с пивом, телевизор. Только вот пиво – чешское. В ресторации есть горячая вода, туалет просторный, с бумажными полотенцами, всё чисто и по-европейски. Надо было поинтересоваться у Паши, есть ли тут дощатые туалеты, обычные для российских трасс.
Паша даёт мне наставления, какого курса придерживаться при обмене евро, в кабине смотрим по ноутбуку любимую им российскую документалистику, слушаем хиты группы АББА.

Утром побудка в положенное время, кофе. Павел довозит меня до въезда в город. Грустно расставаться, но впереди  новая цель, и крылья мои уже трепещут от нетерпения и желания, наконец, расправиться!
Какое блаженство входить в город ранним утром, разглядывать редких прохожих, приветливо улыбаясь всем и всему, просто дышать воздухом другой, ещё не известной страны!

По дороге рву спелую красную алычу, промытую ночным дождём, набираю пакет с собой. Рядом висят и жёлтые плоды, но мне больше понравились красные, они уже начали опадать  от спелости.  Крупные капли сыпятся на меня, кропя волосы, лицо и плечи, будто посвящая в таинство нового, новой культуры, новых впечатлений. Иду к городу, ем сочные плоды, наслаждаюсь прекрасным ранним утром. Небо наливается голубизной, появляются пешеходы, автобусы. Я вижу это пробуждение нового дня, радость наполняет меня оттого, что я появилась вместе с ним.
На заправке нахожу легковую, которая и везёт меня в город. Какие автобусы, Паша?! Автобусом я еду только до собственной дачи.

...И вот она, Прага! Спрашиваю, где центр. Кто провожает по пути, кто показывает общее направление жестами. По-французски выясняю у девушки интеллигентного вида, как пройти к старому городу. Он совсем рядом.
Двор дворцового комплекса уже открыт. Замираю перед красотой готических кружев со-бора Св.Вацлава  с почерневшими охристыми стенами. Глубокая синева окон особенно подчёркивает тонкость и изящество каменных узоров. Кругом ещё пусто, помимо меня, только корейцы кое-где со ступеней лестницы, ведущей вниз, рассматривают пражские волшебные дали и спешат запечатлеться, пока не заворошился разноцветный туристиче-ский муравейник.

Я долго сижу на ступенях фонтана перед собором, давая отдых ногам и нещадно эксплуатируя зрение, погрузившись в безмолвное восхищённое созерцание готического чуда.
Наконец, оглядевшись, замечаю появившихся и всё прибывающих туристов. Всё, моя мо-нополия на красоту закончилась, обладанием ею придётся  делиться, а это уже большая разница.
Весь день посвящаю пражским улочкам, площадям, набережным. Примыкаю к одной из групп, потом наши пути расходятся. Русских, вообще, очень много. Я как бы со стороны и поэтому особенно режет слух крикливость и даже мат одной парочки за столиком кафе – не удержалась и резко возмутилась. Среди такой красоты просто кощунственно!

Мне предстоят прогулка по восстанавливающемуся дворцовому саду, где множество раз-нообразнейших террас с невидимыми постороннему глазу скамьями, где так хорошо можно уединиться в ажурной беседке, увитой душистыми розами (длиннющие стебли тянутся переплетаясь просто из грунта) или постоять у резного каменного проёма, любуясь бесконечными черепичными уступами и крышами. 
Здесь запросто можно уколоться о розовый шип вместо веретена и заснуть хоть на сто лет, чтоб проснуться потом всё под этими спеющими уже виноградными гроздьями на той же нагретой солнцем потемневшей скамье и всё так же услышать журчащий где-то на нижней террасе незримый пока фонтан, и входить во всё новые лабиринты цветущих кустов и узорных цветочных ковров…

Мне предстоит  поездка в Карлштейн, где разноязыкие группы ждут своей очереди и своего экскурсовода, чтоб  войти под мощные своды залов, помнящих рыцарские пиры в окружении пышных геральдических гербов и портретов грозных королей и владетельных феодалов.
Мне предстоит посещение старого мемориального кладбища, оказавшегося возле заме-ченного мной на другом  берегу чёрного готического собора, куда я и добралась через мосты и где встретила пражские сумерки, расстелившись на лужайке огромного парка в окружении зелени, скрывавшей меня от садящегося уже солнца. Повсюду кружком  сидели многочисленные группы молодёжи, что-то весело обсуждали, и постоянно звучащий смех и песни так умиротворённо подействовали на меня, что очнулась я уже под вовсю лучившимися пражскими звёздами. Со смотровой площадки хорошо просматривалась сиявшая внизу глубокая чаша ночного города.

Я ещё набрала нападавших ранеток под замеченным днём деревом – вытянутой формы золотисто-розовые плоды были чудесного вкуса. Тут же недалеко от нижнего входа в парк обнаружилась питьевая вода в кранике. Ноч-ная жизнь в центре вдоль набережных бурлила вовсю. Стоящая, сидящая, лежащая, тан-цующая молодёжь повсюду…

Мне так и не удалось попасть в собор Св.Вацлава – то было слишком рано, то уже закрыто. Но меня, босую (нога после хождения в купленных в Кракове босоножках опухла), привалившуюся к стене напротив собора и с задранной вверх к шпилевым росчеркам головой, поглощённую последним восторженным созерцанием, кто-то заснял – я не успела понять и возмутиться, девушка с фотоаппаратом только сунула мне под нос кадр и убежала к своему парню. Такое вот нарушение права собственности…

Мне предстоит возвращение ночным поездом в Варшаву,  посадки-пересадки и опять путь вдоль трассы в августовский зной, с двухлитровой бутылью воды, вынесенной мне польскими женщинами с добрыми напутствиями и пожеланиями, долгие попытки поймать машину  до Тересполя, а оттуда через Брест в Россию.
Но переезд белорусской таможни в Бресте – это совсем особая история.
                                                                                                                            


Рецензии
Надо же, какое совпадение: в сентябре 2013 года я тоже была в Праге. Это было моё второе посещение. Первое - автобусное с ночёвкой в Праге случилось ещё в ГДР-овское время. Если сравнить, город, конечно, не изменился. Изменились люди. Молодежь - доброжелательная, люди предпенсионного возраста нам (была с киевлянкой) попадались какие-то хмурые. Оказалось не так просто обменять евро на их деньги. Я не поняла, что им в нас не понравилось: толи русский толи немецкий язык.
Из нового - на набережной повстречались чернокожие матросы, рекламирующие поездки на теплоходах. Они очень эффектно смотрелись в белых матросских костюмах. Моей напарнице очень захотелось прокатиться на старых эффектно отреставрированных автомашинах..
Тоже в ГДР-оское время была со студентами в Кракове. Мне он больше Варшавы понравился. Но поляки и тогда не все были доброжелательными. От Варшавы запомнился концерт Шопена в парке и зоопарк.

Маргарита Школьниксон   28.01.2018 10:58     Заявить о нарушении
Краков-жемчужина. Не представляю, как могла подняться рука на этот шедевр... И ведь русские его спасли. Поляков не могу осуждать, мы им так надоели имперскими замашками... Но я не припомню какой-то неприязни. Мне было хорошо:-) и в Кракове, и в Варшаве.

Нора Нордик   28.01.2018 16:33   Заявить о нарушении
Хорошо, что вы забыли, а я вот только что прочла, как один тип не пустил вас в туалет ;) А меня тогда не пустили в музей.

Маргарита Школьниксон   28.01.2018 17:27   Заявить о нарушении
Ну, другой-то пустил:-) У нас такое сплошь и рядом:-) Обязанности должностные понимают по-разному. А какой музей? Какие-то соображения были, наверное. Вредность тоже общая черта:-)

Нора Нордик   28.01.2018 18:07   Заявить о нарушении
Наверное это была не очень счастливая женщина, из-за этого равнодушная и к своему городу, и к его гостям. Также было и с немолодыми чехами. Перестройка общества принесла им мало хорошего. У вокзала появились попрошайки. Один ходил с большим щитом, собирал на животных. Я отдала ему все оставшиеся кроны. Человек очень обрадовался.

Маргарита Школьниксон   28.01.2018 18:31   Заявить о нарушении
В Тбилиси очень много попрошаек, в Баку, Ереване, в узбекских городах я их не видела Наверное, это о чём-то говорит...

Нора Нордик   28.01.2018 19:05   Заявить о нарушении
Вспомнила: в Праге мы и нищих встречали. Очень интересно они благодарили за подаяние.
Раньше и в Москве и в Питере даже на Невском милостыню просили. А в последний раз (в 2015 году) я нигде нищих не видела. Полагаю, что это вмешалась политика.

Маргарита Школьниксон   28.01.2018 19:18   Заявить о нарушении
Да, думаю, в Тбилиси просто лояльные власти, потому что людям везде тяжело. Но где-то жёстко пресекают.

Нора Нордик   28.01.2018 19:30   Заявить о нарушении
Вчера наткнулась:
"Принято говорить, что каждый город - во всяком случае, тот, чьё имя на слуху у человека любой государствнной принадлежности, - имеет свой неповторимый характер, душу и язык, на котором он обращается к приезжим и к своим обитателям. То есть то, что ещё в древности называли "гением места".
Об этом самом "гении места", а иными словами, духе, душе города написано множество книг, которые всё равно ничего толком не объясняют, ибо обращены к любознательности путешественника; а любознательность питается фактами и датами, а отнюдь не розовым отблеском утреннего света, что скользит по головам почерневших статуй Карлова моста.
Я же всю жизнь гоняюсь именно за этим: за шелестом мокрых деревьев, за утренним говорком неизвестной местной птички, за непривычной кладкой булыжников на крошечной площади...
Исходя из этих предпочтений, а также из суммы добытых, застигнутых, извлечённых из воздуха и окрестного пространства невесомых трофеев, Прага - или, что одно и то же, её душа - отзывается моей душе гораздо теплее, ярче, нежнее, чем остальные города...
Я думаю, об этом дуэте, об упоительном и всегда индивидуальном танце великой души города с частной и преходящей душой человека только и стоит писать, если берёшься описывать перемещения в пространстве."

Маргарита Школьниксон   13.02.2018 18:14   Заявить о нарушении
Да, это верно... Совсем случайно, инстинктивно нашла Ваш отклик:-) вот что значит два дня не заходить на сайт:-) Подключила роутер с интернетом, начались проблемы:-) Маргарита, а вот не по теме - в Германии страховая медицина отвечает запросам человека? в России масса препон, чтоб что-то уяснить по поводу услуг.

Нора Нордик   15.02.2018 08:00   Заявить о нарушении
В ФРГ много больничных страховок, но все их можно разделить на обязательные и приватные. В приватные берут только людей с большими доходами и гос. служащих. Людей из приватных страховок обслуживают быстрее. Сейчас как раз идёт борьба между демократической партией и христиано-демократическим союзом за устранение т.о. получившейся 2-х классной медицины. Небогатым людям часто приходится месяцами ждать своей очереди к врачу-специалисту. Но если кто ногу сломал, или руку, или ухо сильно болит, таких быстро обслуживают. А вот,например, попасть на ультразвуковое обследование сердца так быстро не получится. Кроме того есть разница между востоком и западом. На западе врачи больше зарабатывают, поэтому молодые туда после учёбы стараются уехать.

Маргарита Школьниксон   15.02.2018 11:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.