Три сестры, окончание

  После отъезда Ляли Антон  успокоился, он любил Милу, и ему казалось, что счастье будет вечным. Кравцов настоял на том, чтобы его невеста уволилась с работы и в ожидании ребёнка сидела дома. Мила возражать не стала, во второй половине беременности начался страшный токсикоз и ей приходилось иногда по полдня не вставать с постели. Антон терпеливо сносил капризы невесты и даже согласился с Милой, что пышная свадьба им ни к чему.
               Приехала Ляля, Антон и Мила зарегистрировали брак, скромно посидели в ресторане и вернулись домой. Майя с Олегом поздравили молодожёнов по телефону, но приехать не смогли. Беременность и у Майи была не из лёгких. Мила на сестру и бывшего жениха нисколько не обиделась и даже иногда думала о том, что очень верная поговорка есть- что ни делается, всё к лучшему.
               Алла уволилась с работы и Кравцов больше её не видел. Постепенно забылся тот страшный день и, в конце концов,  Антон согласился с Милой, что наказывать Аллу не нужно. Узи показало, что у Кравцовых родится мальчик, и будущий папа накупил всевозможной литературы, мечтая, как он будет воспитывать сына, а Мила, глядя на серьёзное лицо мужа, только посмеивалась.
               Ранней  весной Майя родила девочку, Кравцовы решили, что непременно навестят родственников и лично поздравят их с прибавлением в семействе. Мила долго собиралась с духом, её тошнило во всех видах транспорта, но странное дело, недолгий путь в поезде она осилила без проблем.
                Олег встречал Кравцовых на вокзале, пожал руку Антону, наклонился, чтобы поцеловать Милу в щёчку, но та отпрянула,  и Литвинцев покраснел. Сёстры только первый час чувствовали себя неловко, буквально через короткое время, сёстры весело щебетали и взвизгивали от восторга у кроватки малышки.
               Молодой папа несколько раз сердито выговаривал девушкам, что они своим визгом пугают новорожденную, но Мила на правах старшей сестры заявила, что в таком возрасте дети ещё ничего не слышат. Однако, заметила, как малышка во время кормления грудью, внимательно рассматривает свою маму.  Майя назвала дочку солнышком, и  в ответ на её улыбку, девочка тоже улыбнулась.
                Домой Мила уезжала с лёгким сердцем, никто ни на кого зла не держит, все счастливы. И даже Ляля представила своего одноклассника  Сашу Шевченко, как будущего жениха. Антон ревниво глянул на ещё одного будущего родственника, но ничего не сказал. А  известие о предстоящем замужестве  Ляли неприятно покоробило Кравцова.
                Вернувшись домой, Кравцовы теперь жили ожиданием своего первенца. Антон каждый вечер прикладывал ухо к животу Милы, слушал биение маленького сердечка и радостно вскрикивал, когда малыш пинал его ножкой. Мила, глядя на счастливого мужа, посмеивалась и говорила, что  Антон  измозолил все уши об её живот.
               В один из вечеров, когда Кравцовы уже укладывались спать, в их квартире раздался телефонный звонок. У Милы недобро сжалось сердце, в последнее время ей чудились какие-то страхи, она тяжело засыпала, просыпалась несколько раз за ночь и лежала, глядя в потолок. Антон взял трубку.
-Алло.
              В трубке слышалось сопение, но никто не отзывался. Мила напряглась,  Антон положил трубку.
-Кто это был?
-Никто. Наверное, ошиблись номером. Давай спать.
                Антон прилёг  рядом с Милой. Та обняла мужа. Снова раздался звонок. Мила вздрогнула.
-Не бери трубку.
-А вдруг это Ляля? Или Майя?
                  Кравцов снова встал к телефону.
-Алло.
                  Снова сопение и вздохи. Антон взорвался.
-Слушайте, что это за дурацкие шутки! Я сейчас позвоню на телефонную станцию и узнаю, откуда был звонок, а потом в милицию сообщу.
                  Кто-то прокашлялся в трубке, а потом пьяный женский голос громко захохотал.
-Ты, Кравцов, не оригинален! Всё бы тебе заявления в милицию писать! А чего же ты меня в тюрьму не посадил, как обещал?
                  Антон понял, что звонит Алла. Он взял аппарат и перешёл в другую комнату, на ходу кивнул Миле и сказал, что звонят с работы. Мила успокоилась и прилегла. Кравцов перешёл на полушёпот.
-Тебе чего надо, сучка!
-Я-сучка? А когда-то была милой и дорогой. Хотя…у тебя теперь своя милая Мила есть. Кстати, как она поживает? Ещё не родила?
-Ты что-то хотела? Или о здоровье моей жены справиться хотела?
-Вот как? Стало быть, жены… А меня ты не удостоил такой чести!
-Значит, не за что было.
-Слушай, Кравцов, а ведь я тебя любила! А ты со мной так поступил! Подло! Я тебя никогда не прощу…
-Шла бы ты спать, Мизулина. Уж если напилась, так не мешай другим спать.
-Да, я -пьяная. И давно уже пью!
-Очень рад за тебя, что есть чем заняться.
-Антон…мне так плохо!
-Ничем помочь не могу.
-А можно я к вам сейчас приеду?
-Ты с ума сошла! Мила спит, ей нельзя волноваться.
-А я прощения у неё попрошу. И скажу, где её чемодан с вещами.
-Не надо нам никакого чемодана. И тебя не надо.
-А завтра…можно, я завтра приеду?
-Нельзя.
-А когда можно?
-Никогда!
-Тогда я еду к вам прямо сейчас.
-А я…
-Да знаю уже! Ты милицию вызовешь! Ничего умнее придумать не можешь.
                Антон бросил трубку. И что теперь делать? Если эта ненормальная и в самом деле сейчас заявится  и начнёт трезвонить в двери? Хоть спать не ложись! Кравцов заглянул в спальню. Мила тихонько посапывала в подушку. Антон сел у окна в кухне и стал ждать не прошеную гостью. Во втором часу ночи плюнул и отправился спать. Вот дурак, поверил этой сумасшедшей! Алла  же была пьяна, и как бы поехала на машине! Или ей всё равно? Могла и на такси приехать.
                На следующий день, ближе к обеду, в кабинет вошла секретарша и сделала страшные глаза.
-Антон Николаевич, Вы ещё не знаете, что произошло?
-И что у нас произошло? Землетрясение? Тогда почему я его не ощутил?
-Шутите? Нет, не землетрясение. Нам только что позвонили из больницы, там наша Алла, ну, которая Мизулина, она ночью разбилась на машине. Была сильно пьяная. И на мосту, прямо в опору! Час назад, в больнице  умерла.
                Антон вздрогнул. Значит, Алла всё-таки сдержала своё слово и поехала к нему ночью. Не доехала совсем немного, дом Антона второй от моста. Кравцов вдруг подумал, что ему совсем не жаль свою бывшую подругу. Он посмотрел на секретаршу.
-От нас что-то нужно?
-Не знаю, может деньги собрать? На похороны всегда положено.
-Ну, организуйте там, что ли… Сколько надо, давай я дам.
-Сколько дадите.
                 Антон  достал кошелёк, отсчитал пять тысяч.
-Хватит?
-Да можно было и меньше. Никто столько не даст.   
                 Кравцов махнул рукой -пусть будет, и секретарша вышла. Антон встал и подошёл к окну, на ум пришли воспоминания- вот он с Аллой на даче, дома… Припомнилось, какой хорошей хозяйкой была Алла, вкусно готовила, и дома была идеальная чистота. Он дёрнул плечом- не к месту расчувствовался, за одно то, что она сотворила с его Милой…Хотя, Бог её наказал. Или она сама себя наказала?
               О том, что Антон в чём-то виноват перед Аллой, думать не хотелось. В памяти всплыла фраза, из какого-то мультика, что ли- самое главное, что мы здесь совершенно ни при чём. Ему о своей семье надо думать. У него скоро родится ребёнок. Сын! Наследник! И у Кравцова рот сам собой расплылся в улыбке.
               За неделю до родов к Кравцовым приехала Ляля. Антон полюбовался на неё со стороны- до чего же она красива! Мила в последнее время сильно изменилась, погрузневшая фигура, опустившийся вниз живот и отёкшее лицо, совсем не красили жену. Ляля успокоила Антона, что всё это временно. После родов Мила быстро войдёт в норму и снова будет красавицей.
                В роддом Милу увезли заранее, она вздыхала и глядела жалобными глазами на мужа и сестру. Те успокаивали Милу, как могли, говорили, что будут  всё время рядом, в больнице, пока Мила не родит. Врач, принимавший Милу, сразу предупредил, что возможно придётся делать кесарево сечение, ребёнок крупный и роды поздние.
               Антон в этом ничего не понимал и только разводил руками, делайте, что считаете нужным. Ляля внимательно выслушала врача и только кивнула головой. Она тоже согласна, что нужно делать так, как лучше.          
                 Решили, что уходить из больницы не будут, вдруг какая помощь понадобится. Крики рожениц, которые иногда доносились откуда-то из коридоров больницы, Антона пугали, он каждый раз вздрагивал, ему казалось, что это кричит Мила.
                Ожидание затягивалось и вдруг Ляля начала плакать. Антон всполошился.
-Ляля, ты чего?
                Девушка всхлипывала, её плечи сотрясались от рыданий.
-Не знаю, я боюсь! За Милу боюсь!
                Кравцов обнял Лялю.
-Всё будет хорошо! Врач сам сказал, что всё будет хорошо.
                Но и в душе Антона поселилась тревога. Только бы жив был сын. И Мила, конечно, тоже. Наконец, в конце коридора показался врач, и сразу направился к Кравцову.
-У Вас сын. Богатырь прямо- 4650.
               Антон вскинул брови.
-А это много?
-Очень много. Нормальный вес в пределах трёх с половиной килограммов.
                 Кравцов обернулся к Ляле.
-Здорово! Молодец, Мила! Кстати, как она?
                   Врач развёл руками.
-Пока спит. Но…будем надеяться, что всё закончится хорошо. Были осложнения. На всякий случай, пока не уходите.
-Что значит, на всякий случай?
-То и значит. Случай, он всяким бывает.
                    Кравцов и Ляля присели на диванчике, они будут сидеть здесь столько, сколько потребуется. Наступила ночь, Ляля положила голову Антону на плечо и задремала. В груди Кравцова растеклось непонятное тепло, он бы сидел так не один час. И даже бы не шевелился. Вышла медицинская сестра.
-Ляля, это кто? Там, ваша Кравцова всё время какую-то лялю зовёт, мы думали, что  роженица  так про ребёнка спрашивает, или куклой бредит. А доктор говорит, чтобы сестру позвали.
                    Ляля вскочила, Антон встал рядом.
-А я? Я-муж.
                     Медсестра махнула рукой.
-И Вы идите. Теперь уже всё равно.
                     Ляля кинулась бежать по коридору, Антон еле успевал за ней. Медсестра бежала следом и кричала, что надо бы надеть халаты. В палате, кроме Милы не было никого. Антона поразили огромные, полные боли, глаза жены. Он встал на колени перед кроватью.
-Любимая, спасибо тебе за сына.
                      Мила чуть шевельнула рукой.
-Ля-ля…не бросай…я…
                       Голова Милы как-то странно дёрнулась, и глаза начали медленно тускнеть, из них уходила жизнь. По  её щеке медленно скатилась слезинка. Громко, в голос заплакала Ляля. Кравцов крутил по сторонам головой, он всё ещё ничего не понимал, потом тронул жену за руку.
-Мила…Ляля…
                      Ляля обняла Кравцова. Тот погладил её по спине, а сам всё не отрывал глаз от лица жены, ему казалось, что Мила  улыбается. Подошла медсестра и прикрыла Миле глаза, а потом натянула  ей на лицо простыню. Кравцов хотел было возмутиться, но Ляля сжала ему  руку-так надо. Они вышли из палаты. Антон сел на кушетку прямо  в коридоре, но вышла медсестра и сказала, что здесь сидеть нельзя.
                      Ляля взяла Антона за руку. Тот доверчиво потянулся за Лялей. Потом всхлипнул.
-Как теперь жить?
                   Ляля подняла глаза на Кравцова.
-Как-то будем жить… нам ещё сына растить надо…


Рецензии
Печально, очень печально.
Жизнь такая штука!!
А где начало?

Дамира Кулумбетова   06.08.2018 08:26     Заявить о нарушении
Удалила. Печально, конечно, но мне не нравится, когда многое из того, что я публикую здесь, копируется и однажды я увидела свой рассказ, но под чужим именем. Вот это точно печалька!

Лина Галиан   06.08.2018 11:40   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.