Серебряный браслет. окончание

                     За дверью вдруг послышался шум, топот ног. Потом двери резко распахнулись и в помещение ворвались люди в камуфляже. Владимир метнулся к Косте, тот стоял ближе к нему, приставил нож к горлу и громко закричал- Всем стоять! Я ему горло перережу!
                     Выход был перекрыт. Соня громко закричала, Костя обернулся на её крик, Владимир рванул его на себя. А дальше всё было, как в замедленной съёмке- кто-то из ворвавшихся выстрелил, Владимир сделал резкое движение, нога попала на  банановую  кожуру, из горла Кости хлынула кровь. И тишина…
                     А потом… Соня сползла на пол, в углу истерил и визжал Димон. Помещение наполнилось людьми, наверное, штурмовавшие склады, предвидели, что не обойдётся без
 жертв, потому что вбежал врач с чемоданчиком в руках, за ним, еле поспевая, медицинская сестра.
                    Костя лежал  в луже крови, рядом неподвижно расположился Владимир, и было непонятно, чьей крови было больше. Соню привели в чувство, она упала на колени перед Костей и в недоумении смотрела на мёртвого мужа. В кино, она видела, герой умирает медленно, успевает сказать своей любимой женщине о том, как он её любит. Та в ответ обещает, что всё будет хорошо, любимый непременно  будет жить. И ещё, они целуются.
                  Соня скользила коленями по крови и пыталась открыть Косте глаза, его лицо было мертвенно бледным, и он ничего не говорил своей любимой женщине. Соня тоненько, протяжно завыла. Стоя на коленях, раскачивалась, от чего ноги расползались в разные стороны. Её подняли  и повели к выходу. Соня всё время  оглядывалась, ей казалось, что сейчас Костя встанет и пойдёт следом.
                Врач, осматривавший Владимира, поднялся с колен, неопределённо пожал плечами и велел грузить всех. На Димона надели наручники, тот размазывал по лицу слёзы и сопли, при этом кричал, что он не виноват, это всё братка.
                Сознание Соня потеряла уже в машине скорой помощи. Когда очнулась, около кровати сидел Андрей Андреевич, свёкор  гладил Сонину руку. Девушка закрыла глаза, так ей казалось, что рядом с ней Костя.
                  Андрей Андреевич  склонился над невесткой.
-Сонечка, ты спи. Тебе надо отдохнуть. Мы с мамой посидим около тебя. Мы теперь всегда будем рядом…доченька.
               Соня чувствовала, как по лицу текли слёзы, рыдания душили её, жизнь потеряла всякий смысл. Она подумала, что будет совсем  хорошо, если она тоже заболеет, а  потом умрёт. И тАм будет вместе с Костей. Надо только сказать, чтобы похоронили их рядом. И памятник  один на двоих, как будто это их общий дом. И цветы…пусть будет много цветов. И обязательно снимут с руки серебряный браслет. Костя его не любил, Соня обещала любимому, что снимет браслет. Не успела своё обещание выполнить…
                 Мысли в голове теснились в голове, менялись местами, выскакивали, их место занимали другие, как люди, в общественном транспорте в час пик. Соня долго  сортировала эти мысли, эти нужны, эти можно выбросить, эти…И вдруг пронзило- Костя! Она тут лежит,  а Костя, он мёртв! Но она жива, и если будет продолжать лежать тут с закрытыми глазами, то никогда больше не увидит Костю. Он пока не похоронен, и  Соня  ещё может поцеловать  любимое лицо, потрогать его, погладить.
               Девушка с трудом разлепила глаза.
-Андрей Андреевич…папа…где Костя?
                  Свёкор встрепенулся.
-Ты лежи, Сонечка, врач говорит, что тебе нужно отдыхать.
-Где Костя?
-Костя…
-Я знаю, он умер. Вы похоронили его?
-Нет. Завтра похороны.
                 Соня поднялась на кровати.
-Мне надо домой. Я хочу побыть с ним. Я не могу здесь оставаться.
-Хорошо, хорошо. Мы сейчас поедем домой. Сейчас мама придёт, она с врачом разговаривает.
                В палату вошла Вероника Сергеевна, женщина была одета во всё чёрное, лицо осунулось, бесцветные губы шевелились. При виде Сони женщина  попыталась улыбнуться, но вместо улыбки лицо исказила гримаса. Костина мама заплакала, опустилась перед кроватью на колени и обхватила Соню. Теперь плакали обе, громко, в голос. Андрей Андреевич сжал голову руками. Он понимал горе этих женщин, самых близких. Кроме них у него больше не было никого. И он теперь в ответе за них. Уж если не получилось сберечь сына, то хотя бы…
                Костю решили хоронить, следуя русскому обычаю, последнюю ночь покойный проведёт дома, в кругу семьи. И только потом похороны. Крематорий сразу после морга, Гордиевские, даже не обсуждая, отвергли. Для них казалось святотатством сожжение сына.
                Дома Соня долго пыталась снять браслет, ничего не получалось, её мучения увидел Андрей Андреевич, узнал, в чём дело и помог снять ставшее ненужным украшение. Соня подошла к гробу. Лицо Кости было бледным, но  живым. Соне даже показалось, что он спит.
               Девушка  долго вглядывалась в лицо любимого, потом села рядом, так близко, что смогла положить голову ему на грудь. Холодные руки и неподвижное тело не пугали девушку. Соня шептала Косте нежные слова, потом чутко прислушивалась, вдруг он что-то тоже ей скажет. Не сказал…и Соня заплакала.
              Уже под утро, когда все слова, что приходили на ум, были сказаны, и Соня поняла, что сегодня  видит Костю в последний раз, ей показалось, что единственно верным будет решение уйти из жизни вместе с ним. В голову  пришла мысль, совершенно не казавшаяся нелепой- ЭТО  надо сделать сегодня! И тогда их похоронят вместе.
            Девушка прошла на кухню, взяла в руки нож, повертела его в руках. Оглянулась, нет, здесь этого делать нельзя, потом Веронике Сергеевне придётся смывать кровь. Она не слышала, как сзади, тихо подошёл Гордиевский-старший.
-Сонечка, не делай этого.
             Соня обернулась и вздрогнула. Потом положила нож и кинулась на шею свёкру.
-Я не хочу жить! Я не хочу жить! Что мне делать без Кости?
              Гордиевский погладил Соню по голове.
-Я тебя  понимаю. И для меня свет померк. И Вероника…она тоже не хочет жить. А мне что  теперь с вами делать? Рядом с Костей похоронить? Жить надо, Сонечка, жить. Иначе смерть Кости потеряет всякий смысл. Ты иди, приляг, отдохни немного. Мама около Кости посидит.
              Соня согласно кивнула головой, Андрей Андреевич увёл её в спальню. Соня прилегла и комната поплыла. Сколько спала, Соня не помнит, она вскочила с кровати и бегом в комнату, где был Костя. У гроба сидели родственники, в квартире было много народу, люди шли и шли, освобождая место другим, и  все приносили цветы. Их уже было такое количество, что  цветы начали выносить обратно.
             Соня теперь  не плакала, в  душе поселилось какое-то спокойствие, ей уступили место и она села у гроба. Гладила мужа по голове, но уже молча. Улыбка мужа была такой родной, что Соня подумала, что никогда в её жизни не будет такого человека. Никакого не будет.  Никто не сможет Костю заменить. Но она будет жить. В память о любимом. Девушка посмотрела на Костю,  и ей показалось, что муж одобрительно кивнул ей.
              Потом были долгие допросы, Костиным делом занимались серьёзно. Под следствие попали многие. Боровко слёзно умолял бывшего друга простить его, говорил, что не думал, что всё будет так серьёзно. Безо всякого давления, как с трёшки сдачу, сдал главного заказчика. Это был их общий знакомый, с которым  когда-то вместе строили планы о совместном бизнесе. Потом их пути разошлись. Гордиевский не был удивлён, Андрей Андреевич  примерно так и предполагал и даже делился своими догадками с Костей. И Боровко  Гордиевский не простил. Как можно простить смерть единственного сына?
               В городе теперь новый прокурор, прежнего убрали, учитывая заслуги и почти пенсионный возраст, к уголовной ответственности привлекать не стали. Позора прокурору  Карманцеву теперь хватит до конца его дней. Это стало понятно, когда на  юбилей никто не пришёл его поздравить, а в ресторан, где отмечали это событие,  и было приглашено огромное количество гостей,  явились только пара родственников.
               Брат Владимира рассказал о похищении Кости, говорил, что не знал, зачем всё это делается. В камере парень, желая показаться крутым, рассказал о ночном происшествии с Костей. Когда понял, что зря это сделал, потому что никто ему не поверил, было поздно. В камере Димона опустили. Не выдержав издевательств, парень повесился. Или повесили?  Но кто будет разбираться в таких подробностях.
               Сам Владимир умер в больнице, хотя ранение было не смертельным. Он успел дать показания, вину свою признал,  когда ему  стало ясно, что никто  не поможет, выложил  следователю всё. А потом что-то случилось, проблемы с сердцем, или совесть замучила, но Владимира утром нашли мёртвым.
               А жизнь продолжалась. Дверь в кабинет приоткрылась и  в проём просунулась голова Ирины Масловой.
-Софья Павловна, можно?
                      Соня подняла голову.
-Входи, Ирина.
-Софья Павловна, можно я пойду домой пораньше?  Из детского сада позвонили, там воду отключили, велели детей пораньше забрать.
-Хорошо. Иди, Ирина.
-Спасибо, Софья Павловна.
                    Девушка вышла. Соня подошла к окну, улыбнулась своим мыслям. Ей никуда не надо торопиться. Если что, Костю из детсада заберёт Вероника Сергеевна. Она постоянно кружит  около детского сада, издалека наблюдая за внуком. Дали бы ей волю, бабушка  сидела  бы  рядом с ним сутками. Как хорошо, что есть Костя!
                    Соня узнала, что  беременна  месяца через полтора после похорон мужа. Перед этим видела Костю во сне, тот тАк любил её  той ночью, что Соне казалось, что это было на самом деле. Костя сказал, что теперь у них будет ребёнок. И Соня поверила мужу. А ребёнок уже жил в ней! Те сладкие ночи в заточении, на том складе…они не прошли даром. И Соня благодарна Богу за такой подарок.
                  Когда Соня сказала Гордиевским  о своей беременности, те вначале не поверили, но потом…Гордиевский-старший сразу сказал, что теперь ни за что Соню от себя не отпустит. И даже если ребёнок не от Кости… На эти слова Соня хотела было обидеться, но потом заверила родственников, что у неё не было другого мужчины. Ребёнок родился здоровым. И Соня абсолютно здорова.  Она уверена, что здоров был Костя. Зря муж не согласился сдавать анализы. Возможно, тогда всё было бы по-другому.
                Зато теперь есть маленький Костя. В  этом году он идёт в школу. Соня, вместе с сыном, живёт  у Гордиевских, которые во внуке души не чают. Мальчик-копия своего папы. И это тоже подарок Бога. Соня теперь часто ходит в церковь, чтобы сказать слова благодарности за это чудо. Мальчик знает, что его папа погиб, как герой. Костик  вместе с мамой ходит на кладбище и там они разговаривают с папой.
               Маленький Костя говорит, что он тоже, когда вырастет, станет прокурором. А дедушка говорит, что нельзя комбинат оставлять без присмотра. Кому-то надо будет продолжать дело деда. Мальчик в растерянности, и что теперь делать?  Соня утешает сына, что впереди ещё довольно много времени,  он ещё успеет определиться. Самое главное то, что он -Константин Гордиевский.
                


Рецензии
Сначала к Косте отношение было,мягко говоря, тьфу! Прокурор, да ещё не той ориентации... Оказывается, и такое бывает... Но женщина, как показывает жизнь, может всё, ну разве что не смогла у смерти отобрать... Зато у героини все равно есть он, Костя Гордиевский...

Альмира   23.06.2013 09:49     Заявить о нарушении
Да, вот такая получилась история.

Лина Галиан   23.06.2013 08:39   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.