Религиозное рвение

                     "... Только потом изволили меня потребовать и строго
                     сказали мне : " Что у вас там за дрязги ? Стыдно , молодой
                     человек ; мало ли что под хмельком случится ; старик , видишь
                     старый , в отцы тебе годится . Он тебе сто рублев на мировую
                     дает. Доволен ли ?
                     - Доволен , мол , говорю я , ваше высокоблагословение.

                     " Ну, а доволен так хайло то держи, нечего в колокола то звонить
                     - все же ему за семьдесят лет, а не то смотри , самого в бараний
                     бараний рог сверну.

                     И этот пьяный вор, уличенный лабазником, снова явился
                     священнодействовать при том же старосте, который так утвердительно
                     говорил мне, что поп украл " шкатунку ", с тем же дьячком на
                     клиросе , у которого паки и паки в кармане замеряли скудельное
                     время часы, и ... при тех же крестьянах !" 
                                                                      А. И. Герцен.


                     Раннее солнце стучалось в окно своими лучами , но в темной спальне, казалось , никого не было . Солнечный луч скользил по циферблату часов , перескакивал на столик , целовал скомканные подушки , полузадушеные шелковыми наволочками , перепрыгивал на стулья и кресла , видимо желая отдохнуть на их мягкой поверхности , но так и не мог решить , где же лучше задержаться . Огромная кровать , основательная и непоколебимая , словно мастодонт , царила в комнате , и чувствовалось , что она намерена здесь стоять вечно , и что никакие бури : житейские , политические или иные , ей не страшны.

                     Лучи скользили по изысканным подставкам , вазам , цветам и , наконец , забравшись повыше , осветили несколько лиц , темных и суровых , с большими вопрошающими глазами . Среди них была и женщина с ребенком , их вечная спутница , в обрамлении серебра и драгоценных камней. Луч рассеял ватную темноту  , приобнял ее и   приблизил , да так , что стало видно ее , написанное с отступлением от всех канонов , лицо . Видимо, мастер  больше думал о своих чувствах к некой незнакомке , чем о своем послушническом долге . Богородица была юной , только что родившей Марией , и смотрела на младенца с такой любовью и нежностью , словно это случилось не две тысячи лет назад , а позавчера . Казалось , она сейчас подымет голову и скажет: " Ах.., какой шалун ", а потом засмеется от переполняющего ее счастья .  Надобно заметить , что она очень оживляла компанию , окружающих ее серьезно настроенных и решительных мужчин .

                     Меж тем тишина комнаты стала пронзаться звуками и неким подобием музыки - кто - то явно похрапывал , сопел и , даже пробовал хлюпать носом . Наконец , этот кто - то забормотал , зашевелился и , даже полумрак не смог скрыть движение большой полной фигуры .
                     - Господи , помилуй мя ,- пробормотала фигура  и повернулась на другой бок , лицом к солнечным лучам .
                     Лицо , по всем признакам , было женским , очень круглым и оплывшим . Больше о нем ничего путного сказать было нельзя - густые пряди каштановых волос закрывали линию носа , восхитительные , несомненно , глаза и , несомненно , кроваво - красный чувственный рот. После этого маневра , который , полная достоинства и превосходства , широкая двуспальная кровать и не заметила , фигура , теперь уже женская продолжила сопеть , хлюпать носом и бормотать нечто несусветное .

                     Наверху еще некоторое время терпели это чувственное безобразие, но , затем , видимо убедившись в полном бесчувствии к ним , метнули вниз молнию . Солнечный блик , отразившись от иконостаса , упал на настенное зеркало , и потом , напоследок , по - видимому , туда , куда надо... Вторая , не менее жизнелюбивая фигура , тоже , как оказывается , лежала тут же , на этой же непобедимо флегматичной кровати, и взметнулась словно от труб второго пришествия .

                     - О , черт - пробормотала вторая фигура , крепко зажмурившись и прижав ладонь к лицу , - солнца нет - плохо , и солнца много ... тоже плохо . Фигура застыла , на кровати , явно пережевывая неприятное пробуждение...
                     Меж тем, наверху , были явно довольны ...  И осуждать их за это нельзя : Пожарники и спортсмены , артисты и силовые жонглеры поработав , вернувшись с дневных ристалищ , посидев в мягких креслах , ложатся спать ... А там , наверху ?! Там никогда не спят ... И мало того , вынуждены слушать всякие непотребные звуки и чувствовать всякие непотребные запахи ! И так каждую ночь ! Тут , знаете , и у самого терпеливого терпение лопнет !

                     От движения второй фигуры , первая хлюпнула еще пару раз носом , что - то прошептала и затихла ...  Вторая фигура , оказавшаяся , на поверку мужчиной , еще более пришла в себя , и повернулась к иконостасу :
                     - Прости меня , господи , прости неразумное чадо свое .
                     Мужчина широко и размашисто перекрестился , и даже как - то умудрился наклонить голову , которая плавно переходила в плечи .
                     Словно в ответ , первая фигура пробормотала что - то и не спеша вернувшись в прежнюю позицию, завела свои прежние рулады , словно старая  прокурившая все легкие , шарманка.
 
                     Наверху , даже не успели обидеться .
                     Мощная волосатая рука протянулась к блаженно - растаявшей во сне сельфиде , и , довольно - таки грубо , встряхнула ее за плечо.
                     - Серафима , ну ты  даешь ! Хватит храпеть , ... матушка !
                     Серафима  дернула плечом и ничего не ответила , правда и выводить рулады перестала .
                     Повернувшись , отец Викентий Прохоров, болезненно поморщился , но черта всуе поминать не стал. На часах , старинного серебра , было всего пять часов утра. И не то , чтобы отец Викентий не высыпался . Нет . Работа у него была не пыльная , ходил он на нее , как всякий служащий в свой офис , крыша над головой , платят регулярно.., и что еще человеку , а тем более священнику , надо ?

                     Впрочем , об этой , суетной стороне жизни , отец Викентий думал мало или думал всегда , потому что , ему , с его Серафимой ,вечно не хватало . Не хватало почестей , наград , связей , места повыше .., в общем , широкая и полная грудь отца Викентия вечно теснилась неувядающим чувством карьерного роста и неистребимым желанием прибарахлиться .
                     И , если по началу , бывший десантник еще как - то смущенно ежился от какой - то неустроенности в области груди  и частенько просил прощения у бога , благо он был рядом , то потом как - то свыкся со своим положением и старался лишь прикрыть свой блудный рот , ежели взгляд его падал на божницу . А надо сказать , что икон и фресок в алтаре , да и вообще в церкви , много . Так что , иной раз , было похоже на то , что отец Викентий вспомнит свое пионерское прошлое и быстро вскинет руку в приветствии , а потом ... приходит осознание  кто он , и лицо его болезненно поморщится , рот раскрывшийся для бодрого приветствия  быстро запечатывается ладонью .
                     Надо сказать , что при этом ,суровые лики мужчин висевших вокруг становились еще темнее и суровее , видимо они подозревали , и не без основания , что их слуга  еще не утратил нежности и теплоты к своему счастливому детству , а то и , не дай бог , к красному галстуку .
                     И только Мария  смотрела на него  с любовью и лаской , видимо, только на секунду подняв взгляд от младенца , и как бы говорила : " Не тревожьте ребенка ." При этом Викентий Прохоров всегда ощущал , что его шевелюру  гладит чья - то мягкая женская рука , и всегда терялся в догадках , к кому относятся слова богородицы ?

                     Лучи играли и баловались , отражались от многочисленных сверкающих поверхностей , метались по спальной и положительно не давали заснуть не вовремя проснувшемуся страдальцу . Впрочем , как мы знаем , вины его в том не было . Он пострадал , как это и полагается , за чужие вины .
                     А выспаться было необходимо . Отец Викентий служил не где - нибуть , а в храме христа спасителя , который находится тоже не где - нибуть , а в Москве.

                     Ах, Москва, Москва..?! Этот чудный столичный мегаполис полный голубей, какающих где- попало и как попало , закаканных этими же голубями памятников , полный бродячих собак , и злыми , как эти же собаки иногородними и , наконец , москвичами .
                     Ах, москвичи , москвичи , москвичи .. - музыка , танцы , интриги и ... басни ... Вы наблюдали когда - нибудь , как важно шествуют москвичи , особенно , по своим делам ?! Даже в той беговой скороговорке , в той чечетке , что слышится в их деловом , сумашедшем беге , опять же " по делам ", так и видна солидная бобровая шуба , большая английская сигара и оттопыренная нижняя губа, из которой цедится некая идиоматическая московская фраза : " Куда , ты прешь , деревенщина ( лимита, иногородний).

                     Москва - вечный город , со своим вечным хамьем , и осознанием своего мнимого превосходства . С другой стороны , ежели даже вам попался добрый сердобольный москвич или восхитительная москвичка , то как они смогут вам ответить нечто вразумительное , если вы сами отбиваете степ , спеша успеть по своим деревенским делам ?!  " БИзинес " , "... дела, дела ..." или " мне нет дела до ваших дел " . С другой стороны , если москвич , соблюдая старые добрые традиции , просто гуляет ... ( Да, дичь , конечно , но бывает все, особенно в Москве ...) И вот просто гуляя , отдавшись так сказать , попутному теплому ветерку , москвич ( не авто ) разнежась и размечтавшись , фланирует по дивным , слегка обшарпанным московским авеню , и вдруг , на него налетает деловой ураган , с порывами ветра , то бишь вы , и сразу будируете его вопросами..?!

                     Отец Викентий  сидел на широчайшей кровати , почти в самом сердце Москвы , потом вновь ложился , но сон не шел к нему не то что в голову , но и в руку. Он с завистью смотрел , на свою добрую половинку - жену . Нельзя сказать , что она и в ус не дула. Нет так сказать было невозможно . Серафима и дула , и храпела на все ноты и тембры, и изволяла хлюпать носом  ... Наконец , совсем рассердившись , муж подскочил , на что флегматичная кровать , просто хмыкнула про себя и иронически усмехнулась , и стал одеваться . Уличный шум , суета обычно успокаивали церковного служащего и , он спустился вниз.

                     Во дворе патера сразу обдало свежим воздухом , мирное голубиное бормотание бальзамом легло на душу , солнышко веяло теплым своим опахалом и ему страшно захотелось закурить. Бывший десантник даже хлопнул себя по рясе , но на груди , в заветном кармане , не было сигарет , да и заветный карман остался в далеком прошлом. Отцу Викентию , бывшему Сергею Витальевичу Прохорову , пришлось многое забыть , о многом " мирском " сожалеть , но он упорно карабкался вверх по карьерной лестнице . Никогда , даже с самого кошмарного похмелья , ему не могло привидеться такое его будущее , тем более на трезвую голову. В детстве он мечтал быть офицером , космонавтом , геологом , моряком .., в общем нечто деятельное и небезопасное . Хотя как сказать, как посмотреть ?! Профессия священника , лица духовного звания , тоже занятие - весьма деятельное и небезопасное .
                     Лицо духовное , как и жена Цезаря , должно быть вне подозрений.
                     - Мать вашу, - ругнулся  про себя отец Викентий , тут же осенил себя крестным знамением , и подумал :
                     - Эх, закурить бы сейчас !

                     Так , в этом лирическом настроении , рясовладелец  и поднялся к себе на бельэтаж . В этом же лирическом настроении , ведомый , по - видимому , своеобразными вихревыми токами , отец Викентий плавно подлетел к огромному холодильнику " Розенлеф " , и не успел опомнится , как принялся заедать раннее пробуждение , смутно ворочащуюся , словно туча в темноте , Серафиму , волнение перед предстоящей ответственной службой , ну и .., вообще , духовные потребности ...

                     Надо сказать , что десантником Прохоров стал давно и им же и умрет , потому что риск , решительность , твердость духа и священнику нужны , да еще поболее , чем некоторым родам войск .
                     Тут надо сразу сказать , что далеко не все десантники ими же и умирают . Надо сказать , что многие из них уходят почетными пехотинцами , водителями кобылы , подводниками , и даже пассажирами марсохода ...

                     Иной раз женщины в храме скользили по огромному брюху протоиерея задумчивыми глазами , и что - то решали в уме , видимо какую -то задачу . Задача эта была , наверное тригонометрической , потому что , глаза некоторых девушек изумленно  округлялись , в отличие от более привычных дам бальзаковского возраста . Те глумливо улыбались , потупляли , на секунду глаза , и , как бы , приводя одежду в порядок , вновь подымали свои бесстыжие глаза. Казалось , что их толстые , заплывшие жиром руки  нащупывают что - то и не как не могут почувствовать . Попадались и более упорные экземпляры женской наружности , которые не сводили глаз с проповедника , и в их упорном взгляде читалось воспетое Ильфом и Петровым мычание :
                     - Живут же люди!

                     Да, у отца Викентия была слабость - он любил поесть . Пища сказалась на нем нетрадиционным способом : ноги его остались ногами боксера и самбиста , мышцами спины он мог посоперничать с Ли Ханнеем , а вот фасадная часть его расплылась и расширилась . Как вы сами понимаете, этот тестообразный фасад никак не сказался на его характере , целеустремленности и способности держать себя в ежовых рукавицах . Поэтому, настоящий десантник - это человек целеустремленный . Прыгнул с парашютом - цель земля , стал десантником - стремись к дембелю , стал священником - будь патриархом !

                    Да, Виталий Сергеевич Прохоров стремился стать патриархом . Разумеется , он об этом даже жене не говорил , и даже с собой наедине , самому себе не признавался . Но мысль , господа присяжные заседатели , имел , и стыдно даже сказать , лелеял .

                    Пока я пишу эти строки , уже бывший Виталий Сергеевич , теперь протоиерей храма христа спасителя отец Викентий Прохоров , полюбовавшись со всех сторон на последний кусочек пирожного , аккуратно отправил его в рот , облизал со своих белоснежных пальцев остатки крема , и уже хотел расцеловать их , в экзальтации чувств , но вспомнил , что где -то что - то подобное слышал по телевизору и не стал амикошонствовать .
                    Живот отца протоиерея урчал , как холодильник " Розенлеф " , потому что был полон , как и этот неописуемо прекрасный агрегат.
                    - Ах, холодильник , машина набитая пищей , - блаженно думал будущий епископ , - ты столь же прекрасен , как и та субстанция , которой ты набит . Душа моя млеет , посредством вкусовых ощущений , которые ты мне подарил , живот мой , преисполнен блаженством и сытостью , и во всем теле такая нега...

                    Как это случается , перед важными и очень нужными событиями, отец Викентий откинул голову на спинку кресла , привалился к углу , мягкому и теплому и ... заснул ... Не нужно осуждать его , так случается со всеми : например , адмирал Нельсон чуть не проспал битву при Трафальгаре , Николай Александрович Романов проспал трон , бабка Лукерья проспала пасхальное тесто ... Конечно адмирала после страшного похмелья от выдержаного ржаного виски , разбудили залпы .., а вот Николая 2 и бабку Лукерью залпы разбудить не смогли...

                    Будущий епископ блаженно спал и видел чудной и , даже , неподобающий сон : жезлоносец преосвященного Христофора , Сергей , мальчик 9 -10 лет , поворачивался во время службы и подмигивал бывшему десантнику . Сам Прохоров , был во время великой службы в десантной форме , что ни его , ни всех окружающих , вроде бы , и не удивляло . Потом мальчик стал качать головой , указывать на что - то движением головы и плеч , и , наконец , .., о боже , он подошел и со всего размаха ударил отца протоиерея жезлом .

                    Викентий Прохоров взлетел из кресла , подобно ракете : он уже понимал , почему видел столь дурной и странный сон , и почему его ударили - он опаздывал , и опаздывал на всю оставшуюся жизнь...
                    Эту службу пропустить , как - то смазать , испортить - было абсолютно недопустимо . Нельзя проспать Трафальгар: сегодня храм собирались посетить президент и премьер , и их супруги , и ... еще море нужных для будущей жизни людей . Вы просто должны быть там , и никак иначе , должно быть так и никак иначе . Понимаете , должен быть порядок и этот порядок должен быть порядочным .
                    Порядочность и благообразие , господа присяжные заседатели , просто обязаны присутствовать в таких присутственных местах , как храм христа спасителя . Это вам не кельды - бельды , не нарды , понимаешь ли , не шахматы , где в процессе игры можно снять фигуру или пешку , и зрители будут кричать только браво .

                    Так думал немолодой повеса "... летя в пыли на почтовых... " : полы рясы развевались , подрясник бешено хохотал, терясь об огромное брюхо протоиерея , кроссовки отбивали дробь ...
                    Дорогой зритель , на худой конец читатель , картина , конечно , невероятная , только еще более невероятно , когда главный священник , опаздывает на службу , на которую он опоздать не может . Просто не может . Не может , и все...
                    Патер жил невдалеке  от центра благолепия и благочиния , на той же Волхонке . И казалось бы , что такое пара километров , как препятствие для надлежащего вознесения молитв , и потом возможного вознесения в сане и чине ?!

                    Только проклятые спецслужбы понатыкали везде свои " препятствия " , так что отцу Викентию пришлось бросить автомашину у первого же поста , и дальше бежать фривольным полугалопом .
                    Дорогие москвичи и дешевые гости столицы , не нужно смеяться над этим , над  этим фривольным полугалопом . Мало ли куда может спешить человек ?  Может у него рожает теща и он спешит ее первым поздравить с этим , а может она умерла у него и он , опять же спешит , к ближайшему переговорному пункту радостно сообщить об этом всему ближайшему конклаву , а может московская теща гонится за ним и он , опять же , спешит, а может он бежит под женино крыло спасаясь от тещиной болонки ..?!
                    И вот , мимо закаканных голубями памятников , вдоль набережной , протянутой над мутной , химически стерильной Москва - рекой , загаженной госкапитализмом и вездесущей частной инициативой, бежал поп .

                    А что прикажете делать ?! В Москве , то и дело , что - нибудь перегораживают , опутывают красочными лентами , строят цепи солдат внутренней службы , выгоняют бронетранспортеры , серо - буро - малиновые береты : и все это только для того , чтобы пара человек добралась до нужного им места .
                    При чем спецсолдат , спецтехники должно быть вдвое больше : если раньше Леонид Ильич , будучи волосатым  ездил один , а перед ним лысый Хрущев тоже скучал в одиночку, то ныне благодаря ноу - хау , лысый Бэтмен делит трон с волосатым Робином . Видимо это должно гарантировать им политическое и экономическое бессмертие . И то сказать , до чего только не додумывается мысль человеческая , в попытке сыскать хлеб насущный .
                    А оббегать все это безобразие обязаны все остальные : дорогие москвичи и дешевые гости столицы , затюканные своими тещами зятья , бегающие между стальными цепями солдат , словно еще не загнанные кролики , влюбленные парочки , и наконец , всякие проспавшие свою службу протоиереи...

                    Думал ли так отец Викентий или не так , неизвестно . Наверное , он все - таки думал о другом , когда на подгибающихся ногах , подбежал к служебному входу ... Храм , рос на глазах , пока будущий епископ преодолевал пространство и время . Его золотые купола нестерпимо сияли на солнце , стены белели той особенной белизной , какую трудно вообразить человеку не жившему никогда на рублево - успенском шоссе , кресты полыхали жаром... И трудно себе вообразить , что во всем этом великолепии , человека может интересовать ничем непримечательный служебный вход.

                   А надо сказать , что когда спешишь , случаются всякие несуразности ,и они случаются даже с лицами духовного звания.
                   - Куда , ты прешь.., куда ты прешь .., бодлива мать ?!
                   Мощная рука говорившего перегородила дорогу скачущему , по ступеням лестницы ,  как шарик от пинг - понга , бородатому протоиерею .
                   - Что значит , куда ??!! - возмутился бородатый мученик , - я протоиерей Викентий Прохоров !!
                   - Неужели ?! - иронически осведомилась госбезопасность , - вот смотри , у меня на груди есть бумажка , что я ГБ , хотя я и так знаю кто я . А где у тебя подобная , твое преподобие ?!
                   И госбезопасность недружелюбно сдвинулась вокруг пыхтящего , словно паравоз ФД мученика... Вот отсюда , казалось бы и начинаются  все муки мученические всех мучеников.., но на этот раз все обошлось .., хотя заветного пластикового прямоугольника на большом животе священника не наблюдалось .
                   Просто из притвора высунулась большая канареечная группа , и пришельцу была выписана индульгенция самой солидной конторы в нашем государстве , солидной , по - крайней мере , для тех кто незнаком с государственной кухней ...

                   Бывают в жизни каждого человека особые минуты . Минуты , которые тянутся , словно густая страшная патока , когда от субъекта , как от объекта  ничего не зависит . И остается  только ждать .., ждать.., ждать.., плавясь под токами высокого напряжения ...

                   Отец протоиерей облачился очень быстро , слов нет , можно было даже сказать , что будущий епископ очень быстро , и несколько судоржно оделся , то бишь никакой божественной субстанции в его жестах , и невнятном упругом шепоте не было . Наоборот , в этом было нечто мирское и обыденное...
                  
                   Служба началась , как и всегда , вовремя . Все шахматные фигуры были на месте : Ферзь и король , были в партере , в первом ряду , окруженные офицерами , или иначе сказать , слонами , рядом суетились ладьи и кони , или иначе говоря , лошади , другие слоны и лошади , а то и ладьи , медленно кружили по амвону , совершая то таинство , которое атеисту непонятно .
                   В чем таинство ?! - ломает голову атеист . Он прикидывает и так , и эдак , и никак не может понять , в чем оно , это таинство ? Может таинство в том , что отец Викентий , из -за катастрофической нехватки времени на промокший от пота подрясник напялил стихарь , потом одел фелонь , на запястья с трудом натянул поручи , на пышущую жаром голову митру , и словно еще было мало , епитрахиль на шею , а по бокам набедренник и палицу ?! А может таинство в том , что с амвона читаются молитвы на церковно - славянском языке , и чтобы понять что читается , надо шесть лет оттрубить в духовной академии ?!

                   Пыхая духовным  жаром , и , увы , также физическим , протоиерей выплыл на амвон , совершенно вовремя , являя собой само совершенство православного духа и , увы , плоти . При чем тут плоть ? А при том , что правы были Ильф и Петров : " ... Нельзя жить душой на небе , телом на земле..."
                   Дух наш воспаряет над земной суетой , а тело возвращает нас на круги своя : в суете земной отец Викентий совсем забыл , что утром надел теплые треники , с начесом . Он не терпел , когда снизу поддувало морозным воздухом .
                   Потом он захотел покушать.., потом заснул.., а потом начался кошмар . До того ль , голубчик было  в сладких  муравах у нас ..?!

                   А нужно сказать , что церковное одеяние составлялось и придумывалось с большим умом . Отцы серафимы , пилигримы и швейные монахи даром хлеб не ели и время не теряли .  Хорошо то , что ризы широкие , а снизу поддувает славно , и очень хорошо , что засмотревшись на хорошенькую прихожанку , вы на амвоне можете чувствовать  себя совершенно свободно .
                   И .., о чем говорить ?!

                   ... Подрясник был совершенно мокрым от пота , над трениками словно прошел тропический ливень , и на все это было одето множество риз . Отец Викентий напоминал хорошо промаринованный кочан капусты , вынужденный шевелить листьями и ластами . Дрожали не только ноги , но и все тело , как листья в тропическом лесу под дождем . Было очень жарко и сыро .
                   Это ведь , не как в коттедже . Там если жарко в доме , то в подвале сухо .
                   От жары и влаги пышное тело будущего епископа все покрылось прыщиками , которые жутко чесались . Чесалось у священника все его большое многострадальное тело : чесалась голова , шея , спина , брюхо , ноги .., и особенно , мизинец левой ноги . Ей - ей , бывшему десантнику казалось , что он все бы отдал за то , чтобы почесать проклятый мизинец .
                   Но так ему только казалось . Внешне Викентий Прохоров , выглядел вполне в духе православия , благочиния и благолепия ...
                   Меж тем раздражение причиняло ему невероятные страдания . Там где пот , высыхая, соприкасался с раздраженной кожей , прыщики начинали гореть маленькими злобными огоньками . Протоиерей почти не следил за службой , благо сегодня его делами занимался тот , кого он , в свое время , надеялся сменить на посту .
                  
                   - Слушай , а как тебе новая резина , которую ты купил ? Хорошо держит ..?! - услышал , вдруг , протоиерей .
                   - Да , ничего . Я доволен - ответил кто - то на вопрос ...
                   Скосив глаза , Прохоров смутно различил фигуры отца келаря и алтарника Матвея в темном проеме ... Наверное, будущий епископ позавидовал . Следующее , что он увидел , было строгое лицо бога . Там , в своей спальне , бог был строгий , суровый .., но все же ... свой.., домашний ...
                   А тут большие глаза бога , словно копьем пронзили - протоиерей застыл , ничего не видя и не слыша .
                   - Господи , ты все видишь . Да, я грешен , меня суетность одолевает , но за что так ? Что я такого сделал ? Ведь я не хуже других .., за что же столь жестоко наказываешь , господи ?
                   Женился я не по совести , да ? Поста хочу высокого , чина не по мне ? Так , ты  сам  и видишь , и знаешь , что паства моя того же желает . Господи , ты ведь всегда был на стороне сильного ! Так за  что же меня наказываешь ? За то , что недостаточно силен еще , невысоко взлетел ?
                   Так ведь я всегда готов терпеть и ждать .., ведь потому и жив , потому и здесь сейчас . Не будь у меня терпения разве я бы отслужил свое , разве бы отвоевал ? Ведь пули они для всех одинаковы , однако со своими я разминулся , и большей частью потому что терпел , а те , с другой стороны , чуть - чуть поторопились ...
                   Губы отца Викентия шевелились и молящимся казалось , что отец протоиерей подпевает певчим , тянущим гимн во славу божию . Бледное лицо его , огромные темные глаза , величие и благолепность фигуры , столь чудно совпадали с величием момента , что какая - то старушка , не выдержав , прошептала своей соседке:
                   - Истинно великомученик , батюшка , истинно...
                   И благодатные слезы потекли по ее морщинистому лицу , словно слезы самого христа ... Протоиерей вздрогнул и очнулся , ему казалось , что прошли века , пока он разговаривал с богом , и что он сорвал всю службу ...
                   Меж тем , служба длилась своим чередом .
                   Прохоров еще раз посмотрел наверх и увидел печальный , все понимающий божественный взгляд и понял , что прощен , в данный момент , что будет еще не раз наказан , и опять же прощен ...
                   - Жизнь , твоя Прохоров , лишь череда наказаний и прощений , и хотя воля моя ясна, да только ты в суете своей и сам не понимаешь , где же ты наказан и где прощение. Вот и ропщешь , бегаешь , словно мышь , среди суетных мыслей своих , забывая , что такое правда , как она выглядит . И мир твой становится все страннее , все абстрактнее , и иной раз , такие фантасмагорические и ужасные картины видны там , что и мое многострадальное сердце содрогается .
                   И опять , Прохоров ощутил как по волосам прошлась нежная теплая и ласковая женская ладонь . И отец протоиерей тоже присоединился к хору :
                   - Богородице помолимся ..!

                   А жизнь наша лишь чреда наказаний и прощений , и как понять , где прощение и где наказание..? Ведь у каждого из стоящих у амвона своя правда , и она почти никогда не совпадает с волей божьей и его правдой , - так думал не старый еще повеса , летя в поту на своих двоих над амвоном ...
                   Впрочем , ему это так только казалось . Отец Викентий довольно прочно стоял на своих двоих на амвоне храма христа спасителя , и свидетелями тому были тысячи прихожан . Все части тела буквально кричали духовному отцу нашему :
                   - Помой нас , варвар ! Помой , помой , иначе мы тебя ..!!!
                
                   - Ради чего все это ? Ради чего это я все терплю ? Неужели только ради патриаршего престола ? - бледная струйка пота , текла по полному , тронутому легкой желтизной отца протоиерея.
                   Оставим , пока , нашего десантника в муках его . Он настоящий десантник , он вынесет , он терпеливый . В конце концов , у каждого духовного отца бывает кризис средней духовности , когда он приближается к определенным летам и аксиомам . В , конце концов , приходится выезжать на профессионализме , когда душа и тело проповедника никак не хотят встречаться друг с другом , особенно , с утра , и особенно , темным зимним январским утром .

                   ... Служба шла своим чередом и к отцу Викентию стали возвращаться какие - то новые чувства , которым Прохоров очень обрадовался . Анемия чувств проходила и уже это было хорошо ... Отец протоиерей с благодарностью глянул на иконостас , но лики бога были холодны и величественны , как Гималаи , и столь же холодны , как их снежные вершины . Как известно , чем ближе к вершине , тем больше перспективы и простора , и тем холодней и бесприютней , душе.
                   Прохоров почувствовал легкий озноб в области крестца - верный признак серьезных неприятностей .
                   - Где..?! В чем ..?! Блинн!!! - зрачки глаз отца Викентия стремились встретиться с божьими глазами , но лик бога был подобен гемме...
                   А потом.., пришло прозрение.
                   Вспомнилось утро , матушка Серафима , иронически хмыкающая кровать ,
и ... холодильник " Розенлеф ". Он вырос, словно , одинокая розовая гора посреди африканской равнины , словно Килиманджаро посреди Восточно - африканской платформы...
                  
                   Больше всего отец протоиерей гневался не на Ильфа и Петрова , не на затянутость службы , не на президента и премьера , ну и тем более не на бога . Больше всего он злился на матушку Серафиму : она должна была повесить на привычное место тонкие шелковые кальсоны , она должна была всячески обеспечить тишину и покой в спальной , это она должна была в часах включить функцию будильника ...
                   Все вкусности : копчености и пряности , масла и жиры , овощи и фрукты , пройдя ускоренную обработку , во время варварского пробега , торопились выйти наружу .  Они настойчиво стучались в стенки толстой прямой кишки , желая скорее выйти в свет и устроить бал , и это было хуже всякого пота и жара .
                   Как известно , во время этого процесса , когда очень хочется , но нельзя , время , с циничной ухмылкой , растягивается словно тугая резина , а пространство заливается густым желатином ...

                   Конечно , отец Викентий был вынужден , несмотря на все свое упорство , несколько раз замарать свои треники с начесом .., но рано или поздно , все заканчивается . Конечно тело показало свою силу , но победить дух будущего епископа не смогло.

                   Спустя несколько лет:


                   Протоиерей Прохоров простил всех , включая патриарха и бога . Не простил он только матушку Серафиму . Дважды он обращался за разводом к благочинному митрополиту , и дважды тот ему отказал .
                   И даже это пошло Викентию Прохорову на пользу : он раньше , чем задумывал, принял малую схиму , получил чин архимандрита , и поговаривают , что вскоре станет епископом , а там ..?! А там , кто знает ?! Пути господни , неисповедимы .

                   Серафима и отец Викентий спят все на той же иронически - неподвижной кровати , среди все тех же побрякушек , и блестящих цацек , которых только больше стало . В левом , дальнем углу , все та же компания из строгих серьезных мужчин... Все казалось бы , как прежде .
                   Только вот , в углу , в иконостасе , Мария , словно старше стала. Может икона потемнела , может оклад , да только богородице менее сорока лет никак не дашь. Иной раз взглянет , словно рублем одарит , иной раз головой качнет ... Вроде меньше в ней счастья стало , а участия больше , и печальной уверенности в том , что счастие , без горя невозможно ...
                   - Эх, грехи наши тяжкие , - вздохнет отец архимандрит и погладит свою пепельную бороду , и снова , как и всегда , ощутит , что гладит его по шевелюре , добрая женская рука. Только , вроде бы она жестче стала , словно на ней мозолей прибавилось... Отец Викентий сильно похудел , чертами лица стал похож на древние византийские иконы . Когда он выходит благославлять народ , в праздничных ризах , с великолепной благообразной бородой , взглядом и ликом, напоминая лучшие  православные иконы , народ валом валит под его благославляющий перст . 


                  


Рецензии