Галстук

В конце 60-х, в классе 6 или 7, я уже точно не помню, встал вопрос о вступлении в комсомол. Вернее сказать и вопроса никакого не было, всё происходило автоматически. Сначала, ты октябрёнок, потом, пионер. Ну, а если ты пионер, то комсомольцем быть обязан. Зачем? Почему? Это уже не твоё дело. Так положено. Так всегда было и не тебе менять ход истории.

Вот и я, естественно, написал заявление, где старался показать свою приверженность к делу партии и народа, конечно. А комсомол, это первые помощники  Коммунистической Партии Советского Союза, а я, безмерно хочу всей душой быть в первых рядах.Быть или не быть этим помощником, вопросов ни у кого не возникало. 

Я помню хорошо, как Серёга Переверзев хорохорился перед всеми. Показывая нам  свою непричастность к событиям, происходящим в классе, а также, какую личность он может собой представлять, и поэтому в ряды славной организации, он вступать, не намерен, а вы все, как хотите. Но приехал человек из Горкома партии, и всё сразу стало на место. Сергей уже больше не возникал.

«Саня, милый сынок».- говорил мне отец – «В комсомол вступать обязательно. Потом и в партию. Кто не с нами, тот против нас. Это я, в своё время, гордый глупый человек, по неразумности своей, когда выгнали меня из партии, на апелляцию не подал. Хорошо, хоть не посадили, а то и расстрелять могли. Эх, Саша, Саша, если бы я в партии остался – я бы давно министром Морского флота был. А ты знаешь, кто у нас сейчас министр? Да, «кастрюльник» бывший. Он на барже, на Волге кастрюли мыл, а сейчас министр. Ответ сам собой напрашивается, почему так? Потому, что член партии. И ты давай, у тебя вся жизнь впереди».

И я старался. Из кожи лез. Показывал своё непреодолимое желание быть в первых рядах «Строителей коммунизма». На комсомольских собраниях всегда руку тянул. Брался с рвением выполнять разные поручения. В общем, показывал себя. С охотки, даже интересно было.

А в это время была весна! И календарная, наверное, конец апреля, да и жизни тоже. Душу переполняла радость бытия. Ты хорошо понимал, что это только начало того, что люди называют жизнь и то, что ты стоишь только в начале пути. Уже начинали распускаться зелёные листочки, пели птицы, светило всё то же солнце. Ты был преисполнен надежд и мечтаний.

«Дорогие мои, завтра мы едем в райком города Ступино» – говорила наша классная руководительница – «Всем быть в парадной одежде. У мальчиков белые рубашки. Девочки в белых фартучках. Я думаю, о поведении вы хорошо уяснили. Никаких «демонстраций» мне  не устраивать. И, конечно, не забудьте повязать галстуки, вы пока ещё пионеры».

Наступило  «завтра». После поселковой школы, здание с большими,   в два обхвата колоннами, огромными окнами, ковровыми дорожками, показалось мне царским дворцом. В большом зале, куда нас привели, был шикарный паркетный пол, натёртый до блеска мастикой, от чего, первое время, пока не освоились, сильно скользили.

Наконец, мы были построены в шеренгу, подровнялись и были полностью готовы к началу торжественной церемонии. Она не заставила себя ждать. Не понятно, откуда появился молодой человек. Таких, как он, в то время, можно часто было видеть на обложках  комсомольских и партийных журналов. Они были все, как на одно лицо  - подтянуты, выбриты до синевы. Короткая причёска, обязательно с пробором и прилизанные волосы, как будто, намазанные бриолином, выдавали их принадлежность к определённым органам Государства.

« Дорогие ребята»! - немного фамильярно, на мой взгляд, начал он – «Сегодня, в этот незабываемый, торжественный день, разрешите поздравить вас» …,- и пошло и поехало ещё на полчаса.

Мы все старались превратиться в само внимание. Ну, у кого, как получалось. Наконец, речь была завершена, и наступило время непосредственного нашего перехода из пионерского детства в комсомольскую юность.

Каждый подходил к столу, покрытому красной бархатной  скатертью и ему вручался значок ВЛКСМ и комсомольский билет. Потом прозвучало торжественное наставление на путь «молодого строителя коммунизма». И вроде бы, всё. Можно было идти домой. Радостные и счастливые мы высыпали на улицу. Как–то и дышать стало легче, и сразу не поймёшь от свежего воздуха или оттого, что на твоей груди сверкая в лучах весеннего солнца, был прикреплён символ комсомола – значок в виде красного знамени, с изображением профиля Ленина.

«Слушай! Я тут кое-что  придумал» - остановил меня Переверзев, который,как и не отнекивался, но всё же,стал комсомольцем. Да и куда он денется – родители... Они всё равно спокойно жить не дадут - «Пойдём, отойдём в сторону. Ну, хотя бы вон к тем кустикам».

«Чего ты там потерял»? - я заулыбался – «ПИсать хочешь»?

«Ты что сбрендил? У меня тут такая идея появилась! Мы ритуально порвём наши пионерские галстуки».

«Зачем»?

«Ну,как зачем? Просто…. Так ведь интересней».

«Серёга, ну, ты и бред несёшь. Чего тут интересного»? - пытался возражать я -   «Нам за это и по голове могут настукать. Ты подумал об этом? Это всё-таки галстук. Положим дома, и пусть хранится».
 
 «Да, я и смотрю, ты братуха слабак ещё, а в мореходку собрался. Там тебе в первый день физиономию начистят. Мало не покажется. Пошли».

И я пошёл. Делать было нечего или прослывёшь трусом – это совсем плохо. Ещё не доходя до сквера, мы вытащили из карманов галстуки, и порвали их на мелкие кусочки. При этом не испытывая никаких чувств – не восторга, не эйфории. Ничего.Всё было банально и просто.

«Ну, вот и всё, с пионерией покончено. Теперь мы комсомольцы. Теперь мы настоящие помощники старших товарищей по партии». – произнёс Сергей, выкидывая, порванный галстук в урну. К чему присоединился и я.
 
Потом мы довольные, о чём-то безмятежно разговаривая, шли на вокзал, что бы сесть в электричку и уехать домой. Хотелось, как можно быстрее предстать перед родителями в роли комсомольцев. Получить заслуженную похвалу и различные восторги, как в таких случаях  обычно бывает. Но, видно этому не должно было, случиться. Где-то на середине пути. Нас догнала, запыхавшаяся от бега, девушка. Она была из райкома комсомола и вежливо попросила вернуться нас назад. Мотивируя тем, что с нами, а фамилии наши она сразу выяснила, хотят поговорить.
Обратной дорогой, мы шли в «воду опущенные». Я не думаю, что каждый из нас не понимал, почему мы возвращаемся. И чего только не пронеслось в сознании за эти минуты. Наверно, вот так вели пленных немецких солдат по улицам Москвы. Какой позор! И как это могло случиться?...
 
«Как это могло произойти? Что вы этим хотели доказать? Что вами руководило»? – твёрдо, но довольно миролюбиво допытывался у нас Первый секретарь – «Ну, ладно. Тогда, хотя бы скажите. Чья это была идея»?

Мы молчали, как партизаны. Я начал думать нельзя ли всё взять на себя. Сергей, явно увидев моё волнение, поднял вверх руку.

«Моя! Это я придумал. Но в этом не было никакого злого умысла. Мы просто, таким образом, решили попрощаться с пионерским детством и стать взрослыми. В общем, чего тут говорить, я во всём виноват».

После его слов и до того не большой кабинет, в котором мы находились, показался ещё теснее. Секретарь вытер пот со лба. Было видно, как он сразу размяк и внутренне успокоился. Понятно, что никакой политической подоплёки в наших действиях он больше не усматривал. И от этого можно было расслабиться и сменить тон.

«Но вы даёте, братцы!? Снимайте значки и на стол. Верните комсомольские билеты. На размышление и осознание своей грубой ошибки – неделя. Я, думаю, что это вполне достаточно, что бы на первом комсомольском собрании класса, дать правильную оценку своего глупого поступка. А сейчас, можете идти и впредь, прежде, чем что-либо предпринимать, сначала думать надо».

Дорога домой была мучительной. Мысли роем носились в голове. Что же сказать родителям? Как смотреть в глаза классному руководителю, которая,  так долго готовила нас к этому событию. Проигрывая всевозможные варианты, но такого, предвидеть она, конечно, не могла. Но всё прошло более менее спокойно. Родители пожурили, но особой «трагедии» из этого не устраивали. Скорее всего, никто не ожидал такого поступка от меня. Ладно, Переверзев, чего с него брать. Но….
Все были в шоке и поэтому, даже не ругали. Через неделю, на комсомольском собрании, нам вернули и значки, и билеты.

Вот так «бурно» началась моя комсомольская юность. И чего в ней только не было, но это уже другая история. Шли годы, но этот эпизод моей жизни, надолго засел в моей памяти….


Рецензии
Сергей, здравствуйте, и извините за назойливость. Действую не по своей инициативе. Рекомендуют Вас читать редакторы. А я человек дисциплинированный. Рассказ написан хорошо,правдиво,с некоторой иронией взрослого человека с позиций сегодняшнего дня.
Всего хорошего.Желаю писать пока хочется и душа просит поделиться с бумагой и читателями мыслями,вспомнить прошлое.С уважением и симпатией

Анна Куликова-Адонкина   31.08.2018 14:07     Заявить о нарушении
То, что предлагают редакторы, совершенно необязательно читать. У каждого своё мнение, кто, что хочет, то и читает. С теплом и уважением!

Сергей Вельяминов   31.08.2018 18:35   Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.