Время. Философское эссе

Впервые эссе было опубликовано в 2012 году.
 
 
***


Человечество настолько сковано пространственной данностью, что заковало время в категорию исчисления. Мы  видим время, как нечто, что необходимо исчислять. Биологические существа, мы привязали временную категорию к своей биологической cеквенции, то есть к последовательности событий жизни нашего тела. Характер биологического существования, в котором тело стареет (возрастает), провоцирует нас рассматривать время, как прикладное явление.
 
Многовековая нацеленность на исчисление заковывает большинство в кандалы стандартного, бытового, пользовательского восприятия. В сущности большинство людей - идиоты, забывшие о хрупкости мироздания. 

Современный средний идиот хорошо экипирован, и такое обстоятельство творит с ним  насмешку: идиот думает, что владеет ситуацией.


Формальная логика, которой мы пользуемся в исчислении и оценке происходящего, склоняет нас к представлению о том, что мы возникаем из дарованного нам рождения, выходим из тела матери и живем. Взрослея, зрелея, старея. Потом жизнь нашего тела прекращается. Субстанция или энергетика, которая составляла нашу личность и инициальное биологическое свойство, сохраняется для вселения в другое нечто, и это нечто приобретает статус человека, животного, объекта, явления. Это широкий объяснимый процесс, спекуляции по поводу которого отдельные народы довели в своих религиях до абсурда. 

Мы говорим еще и о путешествии во времени. Эта романтическая тема пронизывает собой все человеческое: искусство, религию, кинематограф, литературу, науку. Каждому из нас, ставшему взрослым,  хочется узнать будущее (период возрастания, который предстоит) и побывать в прошлом (периоде возрастания, который уже закончился).

Мы представляем время, как исчисление циклов. Цикл вращения небесных тел, цикл движения космических тел по их орбитам, цикл начал и завершений известных образований в космосе, цикл наблюдений и обработки результатов наблюдений за мирозданием, и другие циклы.

В большинстве случаев мы обязаны воспринимать и принимать время именно таким. Ведь, если мы перестанем понимать время, как хронологический процесс, то в нашей жизни наступит хаос, а значит сама жизнь, какой мы ее сегодня понимаем, лишится смысла.

Времяисчисление было передано человечеству в писании. Первомыслители начертали календари и рассказали о событиях, нередко фантастических, тем самым положив начало счету времени для людей.
Но как отнестись ко времени, которое было до начала его понимания нами? И что такое время, когда мы оставим этот мир? Что такое время, когда нет нас?


Время – это игра. Для большинства эта игра разворачивается пока только поступательно. Но у любого процесса есть и обратное движение. Вопрос лишь в том, относительно чего происходит это движение?
 
Существует предположение, что время – категория не столько физическая и философская, сколько этическая.

Простой пример. Вы сделали что-то. Потом задумались и решили, что сделанное – это нечто плохое. Плохой поступок. И вы мечтаете вернуться в то мгновение и переделать все к лучшему. Виртуальность желания похвальна с точки зрения времени. Именно время позволило вам перепридумать ваши события. Или, например, вам понравилось что-то в прошлом, и вы мечтаете побывать в том прекрасном событии, чтобы вновь насладиться происходившим и максимально продлить его. Событие вашего решения – главное, что делает время. Привязка к событию решения, а не к событию жизни позволяет времени быть для нас и быть вне нас.

Человек обязан высоко ценить свои порывы что-то изменить в прошлом. Это важно для его этики. Мысль настолько же всесильна для прошлого, насколько существенны настоящие события для будущего. Именно пройдя через событие, человек имеет возможность понять его истинное значение и его истинную значимость. И если результат события не радует человека, то он становится одержим  желанием пережить это событие вновь с другим, более положительным результатом. Так доказывается главная для этой части рассуждений характеристика времени: исполнение этики различными средствами.

Именно оценка прошлого человеком становится главным инструментом истории, поскольку в момент событий ни отдельная личность, ни общество не способны дать адекватную характеристику происходящему.
Человечество, пройдя определенный этап развития, оглядывается и начинает улучшать плохое и подтверждать хорошее. История состоит из deja vu.


***

Математически, насколько увеличивается положительный результат времени, в частности, человеческого летоисчисления, настолько по формальной логике должен существовать и его отрицательный результат. Но это не так, и это совершенно невозможно. Ведь нулевое значение времени по человеку наступило в момент, определенный самим человеком. То есть на определенном участке событий Земли, человек поставил ноль и сказал: «Будем считать  отсюда». Является ли эта точка в летоисчислении тем нолем, который стал бы точкой отсчета в обратном направлении? Конечно, нет.

Нельзя и жизнь повернуть вспять, поскольку циклы известных возникновений в нашем понимании – поступательны и расчитаны на возрастание. Возникновение вселенной по-нашему дало начало как пространству, так и времени. Там якобы находится ноль, который дает начало всему. Наше же летоисчисление – всего лишь современный шаг по учету этики возникновений, известных нам и происшедших при нас.

Большой взрыв. Он не мог произойти в вакууме. Вернее сказать, нам просто удобно называть вакуумом то, в чем произошел Большой взрыв. То поле, в котором находилась Точка, ставшая Всем, существовало и существует независимо от капризов, свойственных цивилизациям . А значит наша концепция времени снова терпит крах.

Следовательно, любые утверждения на тему времени – изначально ошибочны и хороши лишь одним: человек вновь и вновь делает попытку охватить пониманием недоступное ему. Это похвально, поскольку Истина и предполагает такие попытки человека.

Если всю событийность известных нам явлений, включая существование Земли и человечества, можно было бы записать на видео и разместить этот мегафильм в таймлайн мощного видеоредактора, то мы смогли бы крутить картинку сущего туда и обратно. Пользуясь виртуальным таймлайном, мы смогли бы созерцать фрагменты эволюции явлений.

Погружая себя в фрагменты событий, мы, предположительно, столкнулись бы с огромным количеством повторяемости в эволюции с тем замечанием, что в каждом новом похожем событии качество несколько менялось бы. Изменение качества явлений при их номинативной повторяемости вероятнее всего и есть смысл влияния прошлого на будущее.

Самое простое и удивительное открытие этого рассуждения в том, что человеческий мозг и есть тот мощный видеоредактор, в котором прокручивается весь таймлайн мироздания. Это объясняет появление снов (фрагментов тех событий, свидетелями которых мы не были). Сон, в котором мы видим конкретные события, с которыми не знакомы, всего лишь трансляция таймлайна эволюции  в рамках одного отдельно взятого мозга. Истина дает определенные факты человеку неслучайно. Но и причина такого обращения с человеческим мозгом нам не известна.

Понятно лишь одно: наша материальная жизнь вульгарно привязана к местному таймлайну с целью выполнения телом определенного задания с максимальными творческими умолчаниями.

Для того, чтобы человек успел понять себя в своем фрагменте и обогатился фрагментами других людей и эпох, Истина дает человеку жизнь, которую подразделяет на явь и сон. В ее рассмотрении явь и сон равнозначны. В нашем – прямо противоположны. Этот парадокс и приводит к возникновению эффекта времени. Время, будто закон,  по-разному судит каждого. И приговор мы исчисляем в цифрах. Почему бы и нет. Почему бы не согласиться, что время избирательно.


Рассматривая дерево издалека, вы не видите, как шевелятся на ветру его листья. Приближаясь, начинаете фиксировать колебания. На расстоянии метра от дерева в деталях видите все движения листвы.

Если отойти от дерева на двадцать километров, то вы уже не будете видеть ни само дерево, ни движение его листвы. Для вас это событие, этот фрагмент будут условно неизвестны. Вы не сможете сказать сколько колебаний в секунду совершил лист. Вы не будете знать о том, что лист есть. Вы не сможете говорить о событиях этого дерева и об их временном соответствии.

Причиной такого станет удаленность от объекта, а не тот факт, что вы, например, закрыли глаза, стоя рядом с деревом. Очень важно понять, что если вы закрыли глаза, находясь рядом, вы намеренно избегаете замечаний о дереве. Но если вы удалены и не можете знать о дереве, то это существенно меняет этическую сторону ваших рассуждений. Вы будете рассуждать о событиях, в которых этот объект не будет упомянут. Следовательно, и временные характеристики объекта не будут названы.

Теперь представьте себе, что вы удалены от Земли на один миллиард световых лет. Вы не можете оценивать события Земли, о которых не имеете представления. Вы и про Землю-то не знаете.

Для того, чтобы  взаимодействовать с Землей, вам нужно достичь ее. Случайно встретив Землю на своем пути, вы станете делать исторические замечания по поводу ее развития.

Это вульгарный пример все же дает толчок к пониманию простых вещей, которые не всегда понятны нам в нашей обыденной земной жизни. Нежелание наблюдать объект есть его игнорирование. Игнорирование есть вариант связи. Это разновидность взаимодействия.
Незнание же об объекте есть отсутствие всякой реакции на него. И это взаимный процесс. Гиперудаленность от Земли, от ее событий позволяет вам не знать ничего о времени Земли и развиваться по другому календарю.


Итак, похоже, что Время – это центр, от которого в разной степени удалены объекты и их события. Мы предлагаем Времени свою местную шкалу и хвастаем перед ним своими достижениями в науке. Только Время может сказать насколько мы смешны в своих расчетах. Нам же дано лишь идти вперед. 


Рецензии