Не стоит цепляться за жизнь, освободи жилплощадь

-    Аня, я не могу без тебя жить…

…Банальные, казалось бы, слова из бездарной оперетки. А Анино сердце забилось после них  значительно быстрее. Ну, какая же женщина, спрашивается, после таких слов осталась бы равнодушной? Даже пусть она трижды сухарь. Особенно если эти слова в твой адрес. Даже если их произносит не самый лучший представитель мужского  племени и то захватывает дух. А уж если это делает Сергей из рок-группы «Гималаи», что играет на танцполе в городском саду, то уже глаза сами закрываются, потому что начинает приятно кружиться голова, а внутри сладко поют райские птицы…

…Сергей живёт в городе Тольятти. Это в тридцати километрах отсюда. Ближайший автобус на четырнадцать десять.
 
-   Эх, не успеть – подумала Аня.

А следующий будет аж в семнадцать ноль, ноль. Серёжа так долго ждать не сможет. К этому времени он спокойно найдёт другую укротительницу его бушующих страстей. Чего-чего, а подобных дурочек в местных окрестностях хватает с избытком. Сергей-то парень, ох какой, видный.
 
Опять получится, как в прошлый раз. Лучше и не вспоминать. Сергей обидится, перестанет звонить. А ещё хуже если Ленка к нему приедет. Она нигде не работает, дурында. Ей только свистни. Сразу побежит, аж подмётки засверкают. Ни стыда ни совести у человека.
 
Аня сдвинула брови. Стала думать. Как же ей успеть на четырнадцать десять?

Получалось, что никак не успеть. И всему виной дедушка Паша из семнадцатого дома. Пенсионер хренов.
 
Он прогревает ультрафиолетовой лампой глубокий порез, полученный три дня назад во время рыбалки на Волге. Лучше б башку себе порезал да и утонул бы. Не велика потеря для человечества.
 
Ане двадцать пять лет. Год назад она закончила медицинский институт. В настоящее время работает в городской поликлинике. Заместитель заведующей физиотерапевтического процедурного кабинета.

Как назло, заведующая, Вера Игоревна, ушла домой. Наташа, медсестра, в отпуске. Аня одна отдувается. О, как же несправедливо устроен мир.

Миловидная доктор метнула гневный взгляд на зажмурившегося пенсионера, мирно лежащего на кушетке под зелёными лучами направленными на коленку правой ноги.
 
Аня вообразила, как откручивает стойку лампы от стола и изо всех сил лупит этого старого придурка по голове. Так чтобы осколки врезались в эту дряблую кожу. Тогда можно вызвать санитаров из травмы, а самой успеть на автобус. И через каких-то полчаса увидеть шальные глаза музыканта…

…Сеанс должен закончиться через двадцать минут. Потом, пациент ещё будет одевать свои брюки. Как вчера с третьей попытки попадёт ногой в штанину. Это ещё сколько времени пройдёт. Надо брать инициативу в свои руки.

-   Дядя Паша, давайте сегодня по укороченной программе отстреляемся. А завтра наоборот, подержу вас подольше. А то мне сегодня надо по личным делам с работы пораньше уйти.
 
-  Нет уж Анечка – проскрипел горе-рыбак – пусть процедура длится столько сколько положено. Это ведь организм, а не шарманка. Сегодня не догреем, а завтра перегреем.   
-  Ой дядь Паша, много вы в медицине понимаете. Хватит с вас на сегодня – и тут же раздался щелчок тумблер. Лампа плавно погасла.

-   Да ты что Аня? – возмутился дядя Паша – я тебе в деды гожусь. А ну включи, прибор обратно. Ты вот до моих лет доживи. Да поработай с моё.
 
-   Ой, ой, ой, поработай с моё – передразнила страдальца доктор – и где это вы, дядя Паша, пуп свой надрывали, всю вашу-то жизнь. Я-то знаю где. На заводе АвтоВАЗ. Вот где. Нашли чем гордиться. Вот кирдычили свои эти вёдра с гайками и лохам втирали, как будто это автомобили. Всё хватит вам  прогреваний. Домой идите. Завтра погреетесь.
 
Дядя Паша хотел гневно ответить на столь дерзкие речи. Даже рот открыл. Но сказать ничего не сказал. От возмущения все слова из мозга разбежались, словно куры от игривой кошки.  Только ртом подвигал, как рыба, да и встал с кушетки. Начал молча одеваться, всем своим видом показывая как глубоко он обиделся. Надеялся, что у девчонки совесть проснётся…

…Как бы не так…

…Дядя Паша оделся и пошёл домой, хмуро оглядывая стены «храма здоровья». Он и до выхода не успел дойти, как его обогнала обидчица. Помахала издевательски ручкой и скрылась за массивной дверью…
    
…Полчаса спустя, дядю Пашу можно было увидеть в магазине «продукты», в вино-водочном отделе. Взяв две бутылки «беленькой», несчастный старик направился домой.

По дороге он отчаянно пытался найти аргументы, чтобы объяснить хотя бы самому себе, насколько неправа эта пигалица. Аргументы находились, но выстраиваться в правильную логическую цепочку никак не желали. Вместо этого аргументы создавали какую-то непонятную фигуру, от которой веяло опасностью.

Перед глазами то и дело возникали картинки сорокалетней давности. Выпускник московского автодорожного института Пашка Волков, презрев столичные разносолы, хоть он и коренной москвич, приехал в эти места на голый волжский берег, чтобы создать отечественный автомобиль самой наивысшей пробы…

…Тут же в памяти всплыла картинка номер два. Это был день, когда Паша окончательно понял – никакой мало-мальски приличный автомобиль мы никогда не построим.

Во вторую смену на прессе, который штампует капоты, что-то случилось с гидравликой. Под прессом образовалась  внушительная лужа масла. А где же находится течь никто понять не может. Надо останавливать пресс, снимать щитки осматривать гидрошланги. Искать какой из них дырявый. Начальник цеха уже ушёл домой. У него рабочий день до пяти. Ну, позвонили ему, чтобы он дал санкцию. Вместо санкции начальник обложил всех трёхэтажным матом. Сказал, что без него никаких решений не принимать и что он, самое позднее через час лично приедет и покарает виновных.
   
Это был самый первый год существования завода. В то время там работало много итальянцев. Ведь это по их технологиям велось всё производство. Джузеппе, шебутной наладчик говорит через переводчика, зачем ждать начальника, мол я примерно знаю где течёт. Всё равно такие капоты ставить на машину нельзя. Тут же продемонстрировал правоту своих слов. Взял из штабеля самый верхний капот.  На первый взгляд капот как капот. Да только когда Джузеппе его смонтировал на машину, оказалось что моторный отсек, таким капотом не закроешь. Края жестянки не входят в пазы. Левый край капота до паза не дотягивает, а правый, наоборот перехлёстывает.
 
Но останавливать пресс всё-таки не рискнули. Он продолжал штамповать кривые детали. Все с напряжением ждали появление грозного руководителя. Паша был уверен, что начальник цеха потому и стал начальником, что умел знатно ругаться и глаза пучить. Подчинённых в дрожь вводил…
 
…Через десять минут мастер участка Вася закричал «Эврика хлопцы».
 
-    Глядите я научился этот капот закрывать. Когда его захлопываешь надо придавливать на левую сторону.
 
Паша попробовал. Не получилось.
 
-  Да не так – нетерпеливо объяснял ему Вася – вот надо не тупо налево давить. А вот таким движением, как будто восьмёрку рисуешь.

Паша попытался «нарисовать восьмёрку». На этот раз получилось. Джузеппе заругался на итальянском языке. Паша только взглянул в ответ. Вот кто-то заплатит за это целых пять тысяч рублей (это средняя зарплата за три с половиной года) а капот-то и не закрывается? Откуда счастливцу знать про «восьмёрку»? Ну да ничего. Русский мужик сметлив.

Начальник пришёл, Васю похвалил. Целый месяц потом выпускали авто с кривыми капотами, до тех пор пока завод не остановили на плановую профилактику. Только тогда пресс и починили…

…Картина номер три. Конец восьмидесятых. Перестройка, гласность, новое мышление. Страна с гордым именем Советский Союз доживает последние крохи жизни. К директору завода, Владимиру Васильевичу, приехала из Москвы очень красивая женщина. Корреспондент газеты «Аргументы и Факты». Среди прочих вопросов она задала ему и такой:

-   А почему вы директор автозавода «ВАЗ» сами ездите на Мерседесе?

Паша даже поёжился. Если бы у него такое спросили он бы не знал куда от стыда деваться. Натянул бы пиджак на голову, как это однажды сделал какой-то педофил, когда его на суде телевидение снимало, и убежал бы от таких вопросов куда глаза глядят.
А Владимир Васильевич ничего. Губами почмокал и начал ответ изрекать. Мол глупости это, кто на чём ездит…

…Ну как же глупости? Неужели, для директора по спецзаказу машину вручную бы не собрали? И чтоб не хуже чем Мерседес. Да собрали бы конечно. Просто Владимир Васильевич отечественные автомобили на дух не переносит. И почему его только после такого интервью в шею с завода не погнали? Загадка…

…Тем временем дядя Паша до дому доковылял, несмотря на больную ногу. Это ж надо. Крючок от удочки за корягу зацепился, полез доставать и на арматурину ногой наткнулся. Это строители коттеджей обнаглели. Лень им до свалки мусор отвозить. Они отъедут на три километра и прямо в Волгу всё сбрасывают. Мерзавцы. Ведь там самые рыбные места…

…Жены Нины, дома нет. Она к старшему сыну Вите в Самару поехала проведать. К вечеру будет. Ну, это и хорошо, а то бы начала пилить за водку…

…Вот и первые сто грамм. Хорошо пошли…

…Как же так получилось, что талантливый инженер Павел Николаевич Волков, запятнал своё имя выпуская этих жестяных уродцев. То что Паша талантлив он знал совершенно точно. И не потому что его хвалили итальянцы, от них, кстати, похвалы не так-то легко дождаться. Просто достаточно посмотреть на то что Паша сделал своими руками. Да хотя бы свой автомобиль. «Копейка». Не машина – ласточка. Каждую деталь Паша довёл до ума, как это прописано в технологических картах. К примеру, положено этот болт затянуть на три с половиной оборота. Паша затянет на три с половиной. Не больше не меньше. А вон тот винт надо докрутить на две целые, три десятых оборота. Паша точно так и поступит. В итоге машина разгоняется до сотни за восемь секунд. А на второй передаче может развивать скорость до девяноста километров в час.
   
 Так почему же неплохой инженер делал плохую работу?
 
Ответ на этот вопрос Паша найти не смог. А что у нас в стране вообще производилось хорошего? Между прочим, на фоне остальной продукции Лада просто конфетка. Нет есть, конечно, вещи которые в этой стране получались отлично. Оружие, чтобы убивать людей. Водка, чтобы не понимать всю скверность жизни. Ещё с большим энтузиазмом начали строить космические корабли. Наверное в глубине души лелеяли мечту свалить с этой планеты, предположим, на Марс и начать там жизнь с чистого листа. От себя однако не скроешься. Даже на Марсе.
 
Ещё соточка. Тёплая волна пошла вниз к желудку. Однако желанного облегчения не принесла. На душе оставалось по-прежнему муторно. Паша вышел на балкон покурить. Внизу, во дворе, сосед Славик из сорок седьмой квартиры парковал свой Джип. На заднем стекле надпись. «Спасибо деду за победу».

-  Дурак ты Слава – подумал дядя Паша. - Какому деду ты говоришь спасибо? Твой дед мне отлично известен. Дебошир и пьяница. Он и не воевал вовсе. С немцами воевал твой прадед. А дед профукал плоды его победы. Так что не стоит деда благодарить. Благодарить надо прадеда.

Словно в подтверждение последней мысли судьба преподнесла дяде Паше очередное удивление. Его взгляд наткнулся на надпись «Бесславные ублюдки».

-   Боже! Это же про нас – подумал он – Про поколение родившиеся после войны в этой стране. Всё-таки есть на свете Бог. И он сейчас подсунул мне эти слова.

Паша мотнул головой. Не мерещится ли ему? Нет. Вот журнал. Вот надпись «Бесславные ублюдки». Паша внимательно всмотрелся. Вверху глянцевой страницы было написано «Обзор видеофильмов». Ах, так это название фильма. Вот. «Бесславные ублюдки», Режиссёр Квентин Тарантино.

Как чудовищно верно подмечено. И ведь правда гордиться нечем. Американцам, Японцам, Корейцам (южным), Французам, есть чем гордиться. Даже финнам. Вон создали сотовые телефоны Нокия.

А мы только водку жрём. У жены Нины родственники на Кубани. Станица Динская. Отец комбайнёр В застойные годы ему дали медаль за рекордный урожай зерна. Девятнадцать центнеров с гектара. А в Европе собирают по девяносто центнеров и никто им медали не даёт. Деньгами расплачиваются.

А вот и Нина легка на помине.
 
-   Паша ты что водку пьёшь? – прямо с порога спросила супруга дрожащим голосом – Ты же обещал…
 
       Ну Паша ей и рассказал всё от начала и до конца. Нина ему стала гладить голову как маленькому и утешать. Зато вот мы детей родили. Двух мальчиков и девочку. А они нам внуков подарили.

-    Ну, неужели тебе не жалко лет потраченных тобою в школе учительницей? Спросил жену муж.

Нина пожала плечами:

-   А чего мне жалеть? Я детей учила. Мне за это не стыдно.

Паша аж, вскочил:

-  Да чему ты детей учила? А? Тому что Бога нет? То что Леонид Ильич Брежнев автор «Целины» гениальный писатель? Эх, эх. Да любой эсесовец в сто раз гуманнее чем советские учителя. Сколько вы душ позагубили. Откуда по-твоему столько уродов в нашей стране?

Через несколько секунд Нина уже давилась слезами:

-  Я… Я… Я… их не только этому учила. Я их учила, что дважды два четыре. Что жи, ши пишутся через и…   Ииии – сорвалась она на крик.

Паша прошёл на кухню. Налил водки выпил. Сел. Закурил. Сказал сам себе:

-   И ведь всё закономерно. Как следствие у нас развалилась страна. Трое мужичков собрались в беловежской пуще и распустили страну. А другого и не могло быть. Если за машиной перестать ухаживать она не будет ездить. Если к стране относиться так как относимся мы она развалится…

Больше Паша ничего не говорил. Он уже знал что ему надо делать…

***

…Супругов Волковых обнаружили два дня спустя. Их сын Виктор приехал из Самары. Труп отца висел в ванной на верёвке привязанной к трубе отопления. А мать лежала на диване. Она умерла мгновенно от точного удара отвёрткой в печень…

…Аня стала заведующей физиотерапевтического кабинета, потому что Вера Игоревна ушла на пенсию. Скоро у Ани свадьба. Но не с Сергеем. Какой из музыканта супруг? Смех один. Аня выходит замуж за бизнесмена. Потому что ей нужна в жизни опора. Надёжная…    


Рецензии
Жестоко, но правдиво...

Светлана Красавцева   19.05.2018 21:36     Заявить о нарушении
Сердечно признателен Вам за отзыв.

Василий Владимиров   20.05.2018 13:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 42 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.