А у Вас так бывает?

Впервые столкнувшись с этим явлением, я удивилась. Потом недоумевала. Затем рассердилась. В конце концов, попыталась понять, что происходит.

Я писала рассказ по заказу издательства, с которым сотрудничала не первый год. Как обычно, не слишком выдумывая и наделяя главную героиню отчасти и своими чертами. События развивались по намеченному мной плану, сюжет складывался занимательный. И я уже предвкушала стройное его завершение, как вдруг... Все изменилось, и в какой-то момент я поняла, что пишу не то, что было задумано. Героиня начала действовать независимо от моих намерений. И совершать поступки, мной не предусмотренные. Дописав окончание, вовсе не то, что предполагалось, с ужасом осознала, что боюсь перечитывать рассказ.

И стала лихорадочно вспоминать, что где-то когда-то слышала, как действующие лица романа или повести начинают жить самостоятельной,  отдельной от замыслов автора, жизнью. И что не следует слишком много себя вкладывать в главных героев. Их поступки могут оказаться непредсказуемыми, а судьба автора – в непосредственной зависимости от их результатов.

Я отложила рассказ и занялась домашними делами. Поймав удивленный взгляд мужа, спросила, в чем дело. Оказалось, что несколько раз назвала его другим именем. Оправдание, что так зовут одного из героев моего повествования, только раззадорило его. Выяснение отношений затянулось надолго. При этом  выражение мужниного лица становилось все более отстраненным, будто мой супруг переставал узнавать меня – а с чужим и спорить неинтересно.

Умываясь перед сном, заметила несколько странных желтоватых пятен на лице. Все, надо бросать курить, печень ни к черту, – в очередной раз дала себе установку. И морщинки стали появляться, надо же. Все, с утра бросаю.

Утром проснулась от ломоты во всем теле и с трудом поднялась.
-Во, дела, я что, еще и простужена? Или грипп подхватила? Где? Я же работаю, в основном, дома. С трудом, шаркая по полу, добралась до ванной.

Взглянув в зеркало, увидела почти незнакомое лицо. Вернее, мое, но странно изменившееся. И кого-то оно мне напоминало. Боже! Героиню моего рассказа, поскольку внешность ее была описана мной довольно подробно. Волосы с сединой (а у меня каштановые локоны), тусклые подслеповатые глаза на лице с морщинами (мои – синие и кожа без единой складки). Поникшие плечи, дряблая кожа на шее... Неужели так выгляжу я, 30-ти летняя женщина в глазах окружающих? То-то мой благоверный вчера ушел ночевать в другую комнату. А кстати, где он? В кухне на столе обнаружила записку: «После работы заеду к матери, несколько дней поживу у нее».

Растерянность сменялась ужасом. Я металась по квартире в поисках выхода из безумной ситуации. Ничего не придумав, оделась и вышла на улицу. Навстречу шла знакомая со своим псом. Она прошествовала мимо, даже не кивнув в знак приветствия. И меня не узнала собака, которой в свое время пришлось делать уколы по просьбе хозяйки. Значит и пахнуть я стала иначе.

Я дошла до ближайшего магазина, в котором работала старинная приятельница.
-Что Вам? – скользнула взглядом по моему лицу. Вот это дааа... Пятнадцать лет знакомства коту под хвост. А бывало, и творожку посвежее предложит, и мясца кусочек выберет помягче. А сколько раз в долг занимала... Кстати и теперь должна. Кому отдавать-то будет?

Дойдя до сквера, присела на скамью и стала рассуждать, пытаясь здраво оценить происходящее. В какой момент героиня рассказа вышла из-под контроля? Когда зажила собственной жизнью? Или моей? Взамен отдав свою. В принципе, рассказ получился даже интереснее, чем был задуман мной. В издательстве его наверняка одобрят. Уничтожить? Изменить концовку? А что в таком случае произойдет со мной? Да и жалко – писала несколько дней.

Ко всему прочему, я чувствовала в себе некоторое раздвоение личности. Во мне (где именно, непонятно) существовали две женщины. Та, которую я знала всю жизнь, и другая, пожилая, более опытная, но и более растерянная, беззащитная. Вопросы, мучившие ее, теперь одолевали меня. Там, в рассказе, от безысходности и одиночества она сошла с ума. Хотя я готовила ей совсем другую судьбу.

Так что же предстоит мне?

Ничего не придумав, вернулась домой и с порога кинулась к телефону – звонок услышала еще у двери. Чуть не рухнув в коридоре, схватила трубку. Звонил главный редактор.
-Привет. Как дела с заказом? Ах готово? Когда ждать? Кстати, что у тебя с голосом? Заболела что ли? Нет? Ну приезжай, жду. До 4-х я на месте.

При входе в издательство охранник долго рассматривал мое удостоверение, звонил секретарю и с явной неохотой, наконец, разрешил пройти. Зато главред, будто ничуть не удивленный моим внешним видом, был приветлив и спокоен. Более того, он похоже радовался встрече со мной и моему новому облику.

-Садись, давай рассказ, – обратился ко мне. Он что, знал, что это я? Ах да, охранник звонил. Углубился в чтение, время от времени делая пометки карандашом. Я ерзала на стуле, мучительно соображая, как объяснить ему происходящее со мной.

Объяснять ничего не потребовалось. Главред отложил мое творение и с усмешкой взглянул на меня:
-Ну, наконец-то. Я все удивлялся, почему с тобой так долго ничего не происходит. И терпеливо ждал. Пишешь ты хорошо. Есть собственный стиль, умеешь строить сюжет. Не хватало одного – полного проникновения в суть повествования. Одним словом, проза добротная, но... не шедевр. – Он поднялся, – Поздравляю – ты стала настоящим мастером перевоплощения.

Сказать, что я онемела – ничего не сказать. Я окаменела. И, кажется, перестала дышать. А главред смотрел на меня, улыбался и что-то еще говорил. Похоже, что я и оглохла к тому ж. Ну, да. Моя бабулька в рассказе тоже была глуховата.

Он подошел, похлопал меня по плечу:
-Да не переживай ты так. Не ты первая, не ты последняя.
-А что, у других тоже так бывает? – спросила и вспомнила, что иногда подолгу не встречала в издательстве хорошо известных мне авторов.
-А ты думала, ты одна можешь классно писать? Настоящих талантливых прозаиков не так много, но они есть и в нашем издательстве.

-И что теперь делать мне? Я что, насовсем останусь такой страшной? – зарыдала, не справившись с приступом отчаяния. Восторга от похвалы  главреда я точно не испытывала.
-Если такова расплата за шедевр, лучше брошу эту писанину. Устроюсь корректором... Да хоть подъезды пойду мыть, – и замолчала, прикинув, что слабое зрение и ноющая спина, да и в целом облик пожилой дамы, не позволят мне найти работу с приличной зарплатой. Слезы полились ручьем.

-Где же выход? Вы знаете? – с надеждой обратила зареванное лицо к главреду.
-Конечно, – он помолчал и торжественно провозгласил -- создать следующий шедевр.
-Оп-па-аа... Вы моей смерти хотите?!
-Да нет же. Все зависит от тебя. Слушай. Есть заказ на фантастику. И ты сможешь вернуть себя себе, ну ты понимаешь, через сюжет. Но только при условии, что осилишь очередное перевоплощение. Только смотри, фантазируй в меру, – он захихикал, – не превратись в младенца или космического монстра. -Представляешь, сколько хлопот у меня тогда будет? – и захохотал в полный голос.

*****

Через несколько дней я снова появилась в издательстве. Похорошевшая, цветущая. Со мной здоровались, меня узнавали, интересовались, не съездила ли я в отпуск, в какой фитнес-центр хожу. Очень удивлялись, что я похудела, стала выше ростом и поменяла цвет глаз – где достала такие классные линзы?
Тот, кто догадывался, просто подходил и поздравлял.

Мужу мой новый облик очень понравился.

*****

А у Вас так бывает? Если да, оставьте, пожалуйста, ссылку. Хочется посмотреть, на кого Вы сегодня похожи...



 Июль 2012г.


Фото из Интернета.
Перевоплощение.
Автор не указан.


Рецензии
К сожалению, у меня ничего не получается. Какие уж там перевоплащения. Спасибо, Наталия. Всего Вам доброго. С уважением,

Людмила Алексеева 3   21.02.2018 15:34     Заявить о нарушении
Людмила, благодарю за отклик.
С уважением

Наталья Зотова 2   21.02.2018 21:05   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 42 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.