Служебный автобус

Юрий Пахотин

Служебный автобус

— Итак, вы утверждаете, что у вас не было другого выхода.
— Да, утверждаю.

* * *
…А какой, собственно говоря, мог быть другой выход. Всю ночь он бился над планшетами. Только к семи утра  сделал последний из них, наскоро ополоснул лицо ледяной водой, подогрел чай. От напряжения болели глаза, будто песку сыпанули. От кофе и сигарет подташнивало, и завтракать он не стал. На остановке было столько народу, что автобус проскочил ее, даже не притормозив. Но туда втиснулось человек десять, не больше. Он, пассажир, с огромным опытом штурма городского транспорта, несомненно был бы в этой десятке, если бы не картонные листы. Мять их нельзя. Народ все прибывал. Он глянул на часы: совсем расстроился. Сотрудник соседнего отдела, которого директор института попросил доставить демонстрационные планшеты в министерство, будет ждать его до половины девятого. Он знал, что ровно в половине девятого этот сотрудник сядет в экспресс и уедет в аэропорт. На следующем ему не успеть. Да ему, в общем-то, до лампочки, успеет какой-то там Климов к половине девятого или не успеет. У него служебная командировка. Ну, попросили его заодно доставить планшеты. Согласился. Ждал. Не привезли вовремя — и слава Богу. Он тут не причем. А вот ему, Сергею Ивановичу Климову, врежут по первое число. Да хоть бы и не врезали. Всю ночь потел над проклятыми планшетами, и из-за такой ерунды все насмарку? Ну уж, дудки. Он прошел метров сто вверх по улице. Конечно, в это время поймать такси было так же маловероятно, как золотую рыбку. Но мало ли чудес преподносит нам случай. Такси проходили одно за одним, и пассажиры весело смотрели на него, как на шутника. Рядом с ним стояла женщина лет сорока в светло-зеленом макси-плаще, почти закрывающем сапожки, с ярко накрашенными губами, приятная такая женщина, из тех, что умеют побеждать в борьбе с возрастом.
— Вы в центр? — спросил на всякий случай. Вдруг не конкуренты.
— В центр, — сказала она таким тоном, словно он был тысячным человеком, задавшим ей этот вопрос. И отошла подальше от него.
«Боится конкуренции. Вот глупая. Не верит в мужское благородство», — думал он, продолжая почти механически поднимать вверх руку при появлении каждой машины.
А время было неумолимо. Вот вроде бы тормозит «Москвич». Климов рванулся к машине. Показалось. «Москвич» пронесся мимо, задев колесами большую лужу и подняв фонтан воды. Тяжелые грязные капли словно пули автоматной очереди прострочили бок. На светлом плаще Климова расплылись жирные темно-коричневые пятна. В бесполезной, идущей от беспомощности ярости, он судорожно погрозил вслед машине кулаком и про себя выругался грубо и удивился этому. Появился небольшой бело-голубой автобус с надписью «Служебный». Он притормозил возле женщины, открылась передняя дверь. Климов глянул на часы, отметил: «Как раз успею», — и в три прыжка оказался у двери. Женщина уже стояла на верхней ступеньке. Она повернула голову и крикнула: «Автобус служебный!” “Он только наших берет», — снова крикнула она, увидев, что Климов поставил ногу на ступеньки.
— А я чей? — попробовал он пошутить, берясь за поручень и поставив вторую ногу на ступеньку.
— Вася, закрывай! — дала команду женщина.
Вася закрыл, и двери сжали Климова с двух сторон. Он чертыхнулся, раздвинул их и ввалился в салон. Хлопнули за его спиной двери, словно короткий выстрел и тут же взвизгнула женщина: «Хам!» Он, оказывается, наступил на длинный ее плащ. Но автобус тронулся, и это для него было главным.

* * *
— Да, утверждаю, — опять сказал Климов.
— Хорошо. Допустим, можно понять вашу нервозность на остановке. Ночь без сна, страх перед опозданием, но все позади. Вы в автобусе. И с первой же секунды вы ведете себя вызывающе. Вы провоцируете скандал…
— Я?!! Провоцировал?!! Это ложь!!!
…Он первые минуты из кожи вон лез, чтобы как-то разрядить обстановку. Он бросился отчищать плащ, бормоча извинения, но женщина оттолкнула его и брезгливо поморщилась. Автобус был почти пуст. Человек шесть-семь сидели в самом конце салона. Он поставил планшеты на переднее сиденье и сел рядом.
— Уберите эту грязь с сиденья, — потребовала женщина. И, обращаясь к сидящим сослуживцам, проговорила: — Черт-те что творится. Врывается в чужой автобус, плащ весь вывозил мне в грязи, платить за проезд даже не думает, сейчас еще и сиденье все вымажет.
Пакет не был грязным, но Климов его поднял и демонстративно опустил на колени, потом достал из кармана бумажник. Эта ведьма стояла рядом и сверлила его взглядом.
— Отдайте, пожалуйста, водителю, — попросил Климов, подавай ей деньги.
— Вот еще, — фыркнула она. — Встань и отдай. Не переломишься. Принц датский, — на задних сиденьях засмеялись.
— Вы почему так нервничаете? — спросил Климов, все еще пытаясь избежать конфликта. — Нервные клетки не восстанавливаются, — он улыбнулся.
— Ты еще учить меня будешь! — она вплотную приблизилась к нему, ярко-красные губы ее скривились в усмешке. — Влез в наш автобус, так помалкивай, а то вылетишь вмиг.
Автобус тряхнуло. Женщина не успела схватиться за поручень, качнулась, на мгновение навалились на Климова и тут же, оттолкнувшись от него руками, выпрямилась и взявшись одной рукой за поручень, другой попыталась сбросить пакет.
«Как в комедии», — с тоской думал Климов, отталкивая руку, пытающуюся почему-то сбросить пакет. С задних сидений пассажиры пересели поближе, с холодным любопытством поглядывая на взбешенную, шумно дышащую женщину и на Сергея Ивановича, повторяющего одну и ту же фразу: «Что вы делаете? Что вы делаете?»
— Так его, Надюша! — поддержал ее чей-то мужской голос.
Климов крепко прижал планшеты к груди и почти лег на них. Выдохнувшись, женщина отстранилась от него и, с ненавистью глядя на Сергея Ивановича, втыкала в него, словно копья колючие, злые слова.
И Климов, словно это действительно были копья, нервно вздрагивал от каждого слова и чувствовал, как в голове его будто бы вспыхнул крохотный шарик и постепенно рос, разгорался ярче и ярче, и нестерпимо жег и давил на череп, пытаясь вырваться. Мелко тряслись руки. Он уже не воспринимал тех слов, что выкрикивала женщина. Он видел почти у самого своего лица два прожигающих его глаза. Это от них разгорался огненный шар в голове…

* * *
— Это ложь! — вскочив со стула, выкрикнул он.
— Успокойтесь. Сядьте. Вот вода. Выпейте, — Климов взял предложенный стакан. Он пил, зубы выстукивали дробь о край стакана и капли воды стекали по подбородку и падали на колени. Климов не замечал этого. Он поставил стакан на стол. Сел. И сразу как-то обмяк, утих.
— Вы же мужчина. Надо уметь держать себя в руках. А то что получается? Женщину ударили. Драку учинили…
— Я ее не ударил! Нет! Я только оттолкнул ее.

* * *
…Климову показалось, что еще секунда и голова его разлетится на тысячу мелких горящих осколков. Он собрал все силы. Он уговаривал, умолял себя не обращать внимания на кричащий рот. И глаза. Он отвернулся к окну. «Сейчас будет агентство, — подумал с облегчением. — Сейчас я выйду и кончится этот кошмар».
Климов поднялся. Все так же крепко прижимая к себе пакет, подошел к двери. Громко попросил водителя: «Выпустите меня». Водитель начал тормозить.
— Поезжай, Вася. Я из-за этого алкаша не собираюсь опаздывать.
И опять засмеялись пассажиры. И опять тот же голос прогудел одобрительно: «Молодец, Надюша!»
— Остановите!!! — закричал Климов.
Женщина рассмеялась.
— Это тебе не такси. Это автобус. Наш, служебный. Он нас возит. Понял?
Мелькнуло здание агентства. «Уже не успею» — это была последняя осознанная мысль. Климов развернулся. Все смеялись.
; Врежь ему Надюша,! Ишь, распетушился, —крикнул кто-то.
; Она ударила со всей силы по пакету, потом еще раз, и еще.
— Не трогайте, не трогайте! — продолжал кричать Климов. — Я узнаю, кто вы! Я в газету напишу!
Автобус мчался, покачиваясь с боку на бок. Погромыхивало жестяное ведро, лежащее около сиденья.
— Узнаешь? Ой, умора, — сказал еще один пассажир и, поднявшись, пошел к двери. Он отпнул в сторону ведро, попросил:
 — Ну-ка, пусти, Надюша.
Та, будто не слыша, била по пакету, монотонно твердя: «Все сейчас узнаешь… Все…»
Климов бросил под ноги пакет и, задыхаясь, стал колотить в дверь. Женщина обхватила его руками, но он отшвырнул ее так сильно, что она упала. Все повскакивали, бросились к Климову. Кто-то бил его и он бил, ничего не видя, ничего не ощущая. Визжала Надюша. Ругались мужики…

* * *
— Водитель говорит, и все пассажиры подтверждают, что вы учинили драку. Вы нанесли легкие телесные повреждения трем гражданам. И вам придется отвечать за это.
— Они специально все затеяли. Они привезли меня в милицию, чтобы я не узнал место их работы. Мне ничего не доказать, но я не виноват.
— Все можно доказать, — строго сказал дежурный. — Разберемся. А пока подпишите вот здесь, — дежурный показал, где нужно расписаться.
Климов расписался, поднялся со стула и тут же сел — раскаленный шар рвался наружу. Он обхватил голову руками, крепко-крепко сжал ее и что-то шептал…


Рецензии
Тяжелая тема - общественный транспорт. Написано жизненно и интересно.

Сергей Хамов   16.11.2017 12:13     Заявить о нарушении
Спасибо, Сергей! Удачи!

Юрий Пахотин   16.11.2017 19:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 229 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.